«Мы за мир. Разумеется. Но не за похабный. За правильный». Сурковщина возвращается

В российской современной политической культуре присутствует достаточно уникальное явление — сурковщина. Понятие связано с именем Владислава Суркова, который запомнился активной работой по переформатированию публичной политики в 2000-х и попытками создания полноценной идеологии правящего режима.

Поделиться:

С 2013 года Сурков курировал Управление Администрации президента РФ по социально-экономическому сотрудничеству с государствами СНГ, Республикой Абхазия и Республикой Южная Осетия, с 2014 года — «украинское направление», 18 февраля 2020 года российский президент освободил Суркова от должности своего помощника. Был период видимой опалы, но, судя по всему, сурковщина осталась востребованной.

В последние дни о самом идеологе и его «творчестве» заговорили с новой силой. 15 февраля на портале «Актуальные комментарии» появилась программная статья Суркова под названием «Туманное будущее похабного мира», оперативно подхваченная российскими СМИ.

Об «искусстве заголовка» в российских СМИ

О «прикладной и контактной» геополитике

Геополитике в российских медиа уделяется усиленное внимание, что находит отражение в ежегодных и промежуточных докладах Валдайского клуба, в дискуссиях на площадках ВШЭ, фонда имени Горчакова, Россотрудничества и, конечно, в выступлениях первых лиц государства. Начиная с «мюнхенской» речи Путина 2008 года, с периодичностью в два-три года появляются концептуальные статьи. К таким можно отнести и статью Суркова. Его тезис о вероятности проявлений в будущем «контактной геополитики» появился вовремя и был активно внедрён в информационное поле.

ТАСС информирует, что экс-помощник президента РФ «ожидает многочисленных проявлений “прикладной геополитики”». Агентство отмечает, что условиями таких проявлений являются последствия Брестского мира 1918 года.  Задавая себе риторический вопрос «и что дальше?», Владислав Сурков уверенно отвечает: «точно не тишина». А «не тишина» по-сурковски — это «много геополитики. Практической и прикладной. И даже, возможно, контактной». Ведь, как он утверждает, России в границах «похабного» мира  «тесно и скучно, и неловко… и немыслимо оставаться».

Со своей стороны «Коммерсант» определяет главное для себя в статье Суркова через заголовок, утверждая, что «России тесно в современных западных границах». Ресурс уточняет, что, по мнению автора, «современная Россия», конечно, «выступает за мир», но при этом она «не может находиться в границах, установленных в 1918 году».

О «похабном» и «оскорбительном» мире

Сурков привычно не подбирает политкорректных выражений и манипулятивно определяет мирный договор, подписанный в Брест-Литовске 3 марта 1918 года как «похабный» и «оскорбительный».

ТАСС подчёркивает, что, по мнению Суркова, в результате мирного договора западная граница России «откатилась далеко на восток, задвинув страну в пределы допетровских, можно даже сказать, доромановских времён». Экс-чиновник упоминает о том, что «советская власть вернула утраченные земли», но «распад России» не прекратился, а «Великий могучий Советский Союз оказался на поверку не крепостью, а чем-то вроде чернобыльского саркофага, внутри которого продолжались реакции деления, разложения и отчуждения».  По итогу, как утверждает Сурков, западная граница современной России «почти буквально совпадает с той линией ограничения, на которую в 1918 году малодушно согласились большевики после предъявления германского ультиматума». Он делает вывод, что сегодня РФ «вновь оттеснена обратно в границы “похабного мира”».  А причиной этого является некая «фатальная уязвимость», которая «была встроена в систему».

При этом «Коммерсант», цитируя Суркова, утверждает, что «оскорбительным» мирный договор для России делает отказ «от огромных, прежде принадлежавших ей территорий Прибалтики, Белоруссии, Украины».

О «больших» территориальных потерях России своей аудитории рассказывает и Интерфакс.

Беларусь «превращена в сплошную военную базу». Военные игры в российском информационном поле

О «мнемологическом» пространстве

В своей статье Сурков утверждает, что «контроль пространства — основа выживания» и напоминает о влиянии на поведение народов «психологического ландшафта, окружающей их мифической среды, рельефа коллективной исторической памяти».  На основе этого он утверждает, что «мнемологическое пространство всякой амбициозной нации», одной из которых Сурков без сомнения считает россиян, «крайне неоднородно и контрастно».  А формируется это пространство «победами и поражениями», следовательно, состоит «из возвышенностей и низменностей, вершин и провалов». По мнению Суркова, для народа важен и позитивный, и негативный опыт, который «накапливаясь…  связывается в единый комплекс, воздействующий на коллективное сознание и поведение». Экс-чиновник утверждает, что «не меньше триумфов мотивируют людей унижения и травмы», поэтому «вспоминать о плохом придётся».

В статье Сурков сформулировал тезис, который можно считать девизом современной России — «мы за мир. Разумеется. Но не за похабный. За правильный». Возникает вопрос: какой же мир, по мнению господина Суркова, для России «правильный»?

Фото на главной и для соцсетей eadaily.com

Читайте также:

«Отечество одно, а государства два». Основные нарративы в интервью Соловьёва

«Они понимают, что бесперспективно с нами воевать, прежде всего с Россией». Как интервью для «Соловьёв Live»  разошлось по российским СМИ

Хорошо
Смешно
Грустно
Злюсь
Кошмар
Поделиться:

Смотрите также

Беларусские пропагандисты убеждают, что Лукашенко в 2020-м якобы сохранил страну. В это время их российские коллеги представляют Беларусь как часть России – федеративную республику. Теперь Киев заинтересовался вопросом беларусской легитимной власти.

Аналитика и обзоры

Мнения

Мониторинг СМИ

Тренды

Всячина

Видео

Тесты