Аналитика и обзоры Мнения Мониторинг СМИ Тренды Всячина Видео Тесты Тэги

Россия не начинает войн? Разбираем стереотипы с Антоном Сайфуллаевым

Наверняка вы слышали расхожую эту фразу “Россия не начинает войны, она их заканчивает”. Media IQ пробует разобраться, так ли это на самом деле.

Поделиться:

Антон Сайфуллаев – доктор гуманитарных наук, преподаватель Варшавского университета, специалист по постколониальной теории и культурной антропологии постсоветского пространства Восточной Европы.

30 лет на территории бывшего СССР не прекращаются войны. И вторжение России в Украину просто продолжает эту цепочку конфликтов. Почему же поколения, которые выросли на постулате “лишь бы не было войны”, постоянно между собой воюют?

Войны и вооруженные конфликты – естественное явление для постколониального и постимперского пространства. Антиколониальные войны, этнические конфликты, гражданские войны  сопровождали распад каждой империи.

Советский Союз – это последняя мировая империя, которая распалась в прошлом столетии. Даже не распалась, а скорее деградировала сверху. При этом советско-российский империализм не закончился в 1991 году а наоборот, стал более агрессивным.

В итоге почти сразу после распада СССР на его бывших границах начались войны разной степени тяжести. Гражданские и гибридные, локальные, этнополитические и замороженные конфликты. Многие из них растянулись на долгие годы.

Уже в 1991-м и 1992-м годах начались гражданские войны в Таджикистане, Грузии, Молдавии. Один только таджикский конфликт 1992–97-х годов унес от 100 до 150 тысяч жизней. С конца 80-годов нарастала напряженность и в Карабахе. Впоследствии она переросла в одно из самых затяжных и кровавых противостояний на постсоветском пространстве.

Какова же роль Российской Федерации во всех этих событиях? Прямо или косвенно она участвовала в каждом вооруженном конфликте: от Приднестровья в 1992 году до Украины в 2022.

Особняком стоят две чеченские войны, из которых Россия не вышла победителем. В первой – проиграла, во второй – договорилась. По сути, первая чеченская война – это единственный вплоть до 2022 года пример антиколониальной борьбы: прямого столкновения – угнетающего и угнетенного.

Для России эти войны открыли ящик Пандоры: терроризм, огромное количество гражданских жертв, приход Путина к власти, ориентализм и нетерпимость. Итог для Чечни – существование в формате жестокого авторитарного государства в государстве.

Чеченская травма, как и афганская, никак не проработалась в публичной сфере. Чеченский вопрос был урегулирован лишь формально. По сути он открыл новый этап конфликтов с участием России.

2007: начало Холодной войны? 

10 февраля 2007 года Путин произнес знаменитую мюнхенскую речь на конференции по безопасности. Он рассказал про однополярный мир и право России отстаивать свои интересы. Некоторые аналитики уже тогда посчитали это началом новой Холодной войны.

А уже через год, в 2008-м, случилась российско-грузинская война. Это была первая открытая конфронтация России после распада СССР.

Война против небольшого государства с нереформированной армией стала для России успешной. Она заложила основу того геополитического мировоззрения российских элит, которое сейчас проявляется самым ужасным способом.

В результате российского вторжения в Грузию появились квазигосударственные формы – Абхазия и Южная Осетия. Раньше похожий сценарии был реализован в Приднестровье.

Через шесть лет после войны в Грузии Россия присоединила Крым. Начался новый этап реакционного империализма – война в Донбассе. Российский успех 2008 года повторился, но с гораздо большим символическим значением. Как и в прошлый раз, «победу» принесла атака на ослабленное внутренними конфликтами государство и недееспособную армию.

В отличии от «замороженных» конфликтов в Приднестровье или Абхазии, где присутствовали российские миротворцы, война в Донбассе – это новый вид конфликта, гибридная война. Вплоть до 2022 года российские власти не признавали своего участия в ней. Война делалась чужими руками и превратилась в затяжной деструктивный и истощающий конфликт. Цель – дестабилизировать Украину, создать на ее территории черную дыру, которая не позволит полностью вырваться из зоны влияния старой метрополии. Кроме того, гибридная война – это еще мощная идеологическая обработка аудитории, информационные атаки, бесконечная пропаганда.

Три варианта окончания войны 

Война в Украине 2022 года – логичное завершение очередного цикла российского империализма. Украина вошла в запоздалую фазу антиколониальной борьбы и сейчас без преувеличения стоит вопрос о существовании украинского общества как такового. Во многом от успеха Украины в войне зависит будущее всего постсоветского пространства.

Вариантов три. Первый. Победа РФ – это продолжение имперско-советского реакционизма российских элит, новые войны и дальнейшее «собирание земель». Второй вариант – мирный договор. Увы, он означает, что через 10-15 лет война продолжится. Наконец, третий сценарий – полная победа Украины. Только она затормозит имперские амбиции России, а значит, и постсоветские страны получат возможность развиваться.

А что будет с самой Россией? Надежды на внутренние изменения мизерны и даже они не гарантируют, что ее внешняя политика изменится.

Единственный шанс – декоммунизация и деимпериализация властей, элит и культуры. Новый формат государственности – развитый федерализм и полная смена идейной парадигмы. Демократизация всего общества. Как мы понимаем – это абсолютная фантастика в обозримом будущем.

Подпишитесь на рассылку MediaIQ

Разоблачения фейков, аналитика, интервью и многое другое — раз в неделю в вашем почтовом ящике
Подписываясь на рассылку, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности
Хорошо
Смешно
Грустно
Злюсь
Кошмар
Поделиться:

Смотрите также

Польша стала пристанищем для многих беларусов, спасающихся от репрессий, и бегущих от войны украинцев. А ещё – главной мишенью для беларусских пропагандистов. Чтобы дискредитировать Польшу, они манипулировали историей и использовали миграционный кризис на границе Беларуси и ЕС.

Аналитика и обзоры

Мнения

Мониторинг СМИ

Тренды

Всячина

Видео

Тесты