«Люди работают и ждут перемен». Делигитимация беларусской власти в российских СМИ

Российские государственные телеканалы ожидаемо уделяют много внимания ситуации в Беларуси. Они планомерно работают над формированием у россиян восприятия беларусской власти как нелегитимной и неэффективной. Этот нарратив активно внедряется в российское информационное поле не последние три месяца, а как минимум полгода.

Поделиться:

Российские СМИ продолжают продвигать беларусскую информационную повестку по нескольким ключевым направлениям:

  • слабость и неэффективность беларусской власти и неспособность выйти из кризиса без российской поддержки;
  • страны Запада и Украина как дестабилизирующий фактор в развитии беларусского кризиса, а Россия как стабилизирующий;
  • радикализация протестов.

Во второй половине октября в российских государственных телеканалах появляется новый нарратив: особая роль беларусского народа и транзит власти.

«Атомная энергетика объединяет так, что уже не разъединить» Проект БелАЭС в российских СМИ

По следам одного сюжета

На телеканале «Россия 1» появился очень любопытный сюжет «План оппозиции наткнулся на белорусский менталитет». Сюжет не только и не столько про менталитет, он – реакция на забастовку, с одной стороны, и формирование отношения у россиян к особой роли беларусского народа, с другой.

Зрителю рассказывают, что «забастовка заглохла, а двигатели экономики – нет». После начала забастовки, по уверению «России 1»,  «большинство заводчан спешили на работу, мотивируя своё отношение к стачкам одним, но веским аргументом: нужно семьи кормить». Российского зрителя уверенно убеждают, что такая ситуация – это последствия особенностей беларусского менталитета. Из того, что  «белорусы практичны, трудолюбивы и очень честны», «Россия 1» делает неожиданный вывод: «призывы, например, остановить работу общественного транспорта или не платить коммуналку вызывают у них, как минимум, недоумение». А дальше формулируется очень важный тезис: «план, который оппозиция назвала “экономическим бойкотом”, игнорирует главное – народный менталитет».

Для усиления эффекта и подтверждения тезиса даётся ссылка на условных «местных жителей», которые говорят, что «белорусский человек очень законопослушный, просто это генетически».

Не упускается из внимания и появившаяся в Беларуси тенденция не приобретать товары некоторых производителей. Российскому зрителю объясняют, что и это оказывается нереально, ведь «белорусы по праву гордятся своими товарами, они для них – часть национальной идентичности». И опять, чтобы исключить у зрителя любые сомнения, присутствует ссылка на «сказала одна из белорусок», что «они просто сами не понимают, к чему призывают! Люди произвели, люди хотят это продать и дать людям зарплату, как можно игнорировать». Почти в каждом сюжете, посвящённом Беларуси, упоминается Украина, и этот не исключение, поэтому продолжение цитаты «я вообще покупаю только белорусскую продукцию, ни разу не купила шоколад “Рошен”» абсолютно ожидаемо.

Контрасты и сравнения

И, конечно, это не единственное упоминание Украины с контрастами и сравнениями. «Россия 1» даёт эмоциональную зарисовку жизни украинцев и беларусов в сельской местности. Впечатляющая подводка с использованием манипулятивной семантики заставляет сопереживать жителям, ведь «украинская Добрянка и белорусская Поддобрянка – деревни-близнецы, в 90-е безжалостно разделённые госграницей, которая прошла по огороду, а у калитки теперь пункт пропуска». Разделение очень условное, и «раньше здесь ходили совершенно свободно, просто предъявляя документы». А дальше снова манипулятивная семантика, с помощью которой зритель оказывается эмоционально «втянут» в сюжет: «но уже больше полугода назад Украина приостановила работу своего пункта упрощенного пропуска, и разделёнными оказались деревни, соседи и семьи. На две страны жили в каждом доме, пока не вмешались политика и пандемия». Продолжается сюжет манипулятивной историей семьи с обязательным рефреном про майдан, госпереворот и напоминанием о мифе, что «тарифы на газ на Украине неподъёмные».

Зритель знакомится с героиней Натальей, у которой «муж – украинец, работает в России и после госпереворота 2014 года сменил гражданство на белорусское», а «за шлагбаумом в украинской Добрянке осталась свекровь-пенсионер, которой нужна помощь», и обязательные «украинские друзья», которые предупреждают, что «копировать майданные перемены – это вредить себе же».

И сама Наталья убеждает российского зрителя, что «майдан – это не пример, меняется у людей мнение, потому что тяжелее стало жить на Украине, намного тяжелее» и озвучивает ещё один миф: «на данный момент самое главное – медицина, лечение у нас же всё бесплатное, там платное, и даже тест сделать очень дорого, и люди очень возмущаются и сожалеют». Знакомит сюжет и с сыном Натальи, студентом Алексеем, у которого «школьный аттестат украинский, но вуз там даже не рассматривал, поступил в ветеринарную академию в Витебске». У него тоже друзья-украинцы, которые «говорят, не делайте, как мы. После этих митингов в Украине ещё хуже стало, чем было», а сам Алексей «отношению к протестам уже научился на ошибках соседей» и рассказывает российскому зрителю, что «глупо всё это, как по мне, бесполезно».

В сюжете ещё одна личная история трёх сестер и ещё одна манипуляция на эмоциях.

Две сестры «Анна и Александра живут в приграничной белорусской деревне», а старшая Ольга – в Украине, выросли все трое в украинской Добрянке. И сестёр «возмущают те, кто называют себя новыми партизанами и устраивают в столице шумные шествия».  Александра рассказывает: «партизаны голодные воевали за идею. А сейчас они сытые, пойдут помитингуют, придут, а дома еда. Они выспятся целый день, а вечером снова идут камни разбирать. Это разве правильно? Я понимаю, что-то вас не устраивает, но вы делайте это по-другому». И в этой истории без украинского триггера не обошлось, беларусские сёстры «не могут даже навестить сестру, внуков, отчий дом и могилы родителей… но сердце болит не только из-за пандемии: видят, что стало с родной деревней, – запустение и безработица». Сюжет развивается заявлением, что «поиск работы – одна из причин, почему украинцы переезжают», но это не единственная причина, ведь «многие, конечно, бегут от войны: по данным республиканского представительства ООН, с начала конфликта на юго-востоке Украины границу с Белоруссией пересекли более 160 тысяч человек». Конечно, не уточняется, сколько из них в Беларуси осталось, а тем более, сколько беларусов за последних три месяца переехали в Украину.

Присутствует для контраста история и с позитивным эмоциональным наполнением. Украинская семья из Винницкой области «перебралась как раз в поисках лучшей доли». Зритель получает подтверждение очередного мифа: «дом предоставил колхоз, где Игорь устроился ветеринаром, с заработком не хуже, чем когда-то в украинской клинике, Наталья – секретарём. С сельчанами сразу нашли общий язык». И Наталья рассказывает об идиллической жизни в беларусской деревне: «они понимают ответственность: с утра трактора идут в поля и работают. Они знают, что надо работать, сеять, пахать, хлеб собирать и кормить. Никаких забастовок не было. Ни одного дня, ни одной минуты здесь не было забастовок».

Протесты в Минске и ожидание перемен

И на контрасте Минск, где «снова протесты, марш из центра города сместился к восточной окраине». Зрителя подталкивают к выводу, что все беларусы ответственно работают и только ничтожная часть нарушает закон, и   поэтому в «ГУВД подтвердили, что задержали некоторых активистов, точное количество пока не сообщается, а также что силовики произвели несколько предупредительных выстрелов в воздух».

В сюжете присутствуют неоднократные упоминания недовольства беларусов сложившейся ситуацией и действиями власти, но «люди работают и ждут перемен, желая видеть в перспективе образ будущего своей страны. Понятно, что он связан с новой Конституцией. Но что будет в ней, пока не совсем ясно. Перемены, однако, должны случиться уже в самом начале нового года – в январе-феврале – когда соберётся Всебелорусское народное собрание. Очевидно, что предложения к нему должны быть вынесены заранее на широкое обсуждение».

Соловьёв о мелочности беларусской власти…

Своеобразным продолжением являются два сюжета на канале «СоловьёвLIVE», в которых сам Соловьёв рассуждает о беларусской власти.

31 октября Соловьёв реагирует на заявление Лукашенко об оппозиционерах, которые «начали клепать правительства в изгнании, гранты ж будут давать под организации…». Соловьёв рассуждает: «ну красиво говорит, молодец, и бежать никуда не собирается… Удивительный он человек… у него какая-то своя реальность…». Очень показательна его рефлексия на высказывание Лукашенко «пленных не брать»: «он о чём, то есть он будет расстреливать на улицах, что ли? То есть пленных не брать   это сейчас о чём было?.. Это значит, он объявляет войну, военное положение… не брать пленных, а что? Что должно произойти с людьми? И ладно я понимал бы, если там диверсанты действовали на территориино всё равно должен быть суд, а когда идет формулировка “пленных не брать”, это всё к чему?».

Соловьёв демонстрирует зрителю возмущение тем, что Лукашенко активно не действует в направлении интеграции Беларуси с Россией. Он рассуждает: «я когда слушаю Лукашенко, у меня ощущение, что он реально так ничего и не понял, ему показалось, что стало полегче, что Россия… не стала ничего делать против него… и он дико расслабился, опять пошла речь о многовекторности… то есть уже чего-то я не слышу про союзное государство…  о том, что старший брат… я не вижу ответа на вопрос “А чей Крым?”, я не вижу признания Абхазии, Осетии… всё пошло по-прежнему, всё у него хорошо…». Много внимания Соловьёв уделяет условиям содержания в ЦИПах и называет умышленное ухудшение условий «мелочностью власти». Он комментирует: «мелочность власти всегда работает против власти… Мелочность садистская… а бацька не понимает, что гораздо больше против него настраивает не то, что люди оказались в местах заключения там, временного содержания, нет, вот эта мелочность, эта жестокость неоправданная, эти избиения…».

Ну и, конечно, Соловьёв не может не упомянуть Украину и якобы радикализацию беларусских протестов. Зритель узнает, что «на границе задержали украинских анархистов, которые прошли обучение и были готовы к террористической деятельности», и о «мерзавцах, которые сейчас устраивают железнодорожную рельсовую войну… они диверсанты».

И о беларусском народе

А сюжет от 13 ноября посвящён рассуждениям об особых качествах и роли беларусского народа.

Соловьёв демонстративно возмущается отсутствием последствий: «я что-то не увидел, хоть одно расследование Лукашенко провел по поводу избиения людей в местах содержания временно удерживаемых лиц… хоть одного осудили? Или что, все себе краской побои нарисовали?» Не забывает он и оппозицию упомянуть: «мне совсем не нравятся Тихановские и все прочие…». Соловьёв высказывается о беларусском народе: «а что, жестокость, которую проявляли и к задержанным в том числе, вы думаете, белорусский народ забудет?». И пространно рассуждает, что «белорусский народ это же наш народ, мы же с ними де факто, ну, понятно, белорусский язык, ну, прочее, но мы братья». И снова возвращается к претензиям к Лукашенко: «я не вижу пока никакого движения от Лукашенко в сторону России, Крым чей?… Где посаженные за издевательства над нашими 33-мя бойцами…». Зритель узнаёт об ожиданиях Соловьёва: «какие интеграционные процессы запущены?… Конституционное собрание? Кто обсуждает? Где этот народ, почему ничего не видно, не слышно? Всего 10 миллионов белорусов… и что, ничего не меняется? Типа рассосалось? Я не думаю, что так всё просто… а где прорусская партия? Проинтеграционная?».

Заканчивается сюжет заявлением о российской идеологии и её экспансивности: «национальные интересы Российской Федерации должны опираться на чётко понятную идеологию России, и эта идеология должна и может быть только имперской, расширительной, ну, это обозначает действовать в интересах российского государства…». Соловьёв делает вывод для своего зрителя: «Россия только сейчас постепенно начинает возвращать то, что потеряла в 91-м».

Партийное строительство

В эфире программы «Воскресный вечер с Владимиром Соловьёвым» на телеканале «Россия 1» кинорежиссер и общественный деятель Карен Шахназаров высказал мнение, что «Александр Лукашенко не сможет стабилизировать обстановку в Белоруссии. Складывается такое ощущение, что мы её потеряем». Он уверяет, что «вся политика Лукашенко направлена на то, чтобы удержать ситуацию, как она есть сейчас, он не даёт возможности развиваться политическому процессу и, соответственно, проявиться пророссийским силам, которые есть в стране» и делает неожиданное заключение: «поэтому сейчас в Белоруссии наблюдается радикализация общества».

Следуя логике Шахназарова, для избегания радикализации и для стабилизации ситуации в Беларуси необходимо «отпустить всех политических заключенных, дать возможность белорусам создавать партии и провести выборы». И зритель делает вывод, что эти партии просто не могут не быть пророссийскими.

Выводы

Российские СМИ привычно воздействуют на своего зрителя, используя различные методы и приемы манипуляции: контрасты, ложь, обращение к эмоциям, отсутствие ссылок на источники, выдернутые из контекста цитаты, риторические вопросы, бездоказательные выводы, повторы.

Ключевыми тезисами российских государственных СМИ в описании данной фазы беларусских протестов являются:

  • беларусская власть не выполняет своих функций – она пытается удержать контроль вместо восстановления дееспособности государства в полном масштабе;
  • одна из предпосылок кризиса – неразвитость политической системы, в которой в полной мере не представлены мнения граждан. В том числе пророссийски настроенных;
  • беларусский народ не приемлет «революций», но без изменения политической системы кризис в отношениях с властью будет углубляться;
  • в Беларуси необходима быстрая конституционная реформа и создание реальной партийной системы (с преобладанием пророссийских партий).

На основе этих тезисов выстраивается основной нарратив – беларусской власти с трудом и только с помощью России удаётся контролировать ситуацию. Соответственно, без политических реформ в выгодном для РФ ключе беларусский кризис будет углубляться.

Отдельно стоит отметить, что, говоря о конституционной реформе, российские государственные СМИ всё больше времени отводят её направлениям (партийная система) и срокам. Если ещё две недели назад об изменениях в Конституцию говорилось как о близкой перспективе, без акцентирования формата, то сейчас настойчиво подчёркивается тема партийного строительства и называется срок одного из этапов реформы – начало 2021 года. Если такая динамика сохранится, можно будет делать выводы о контурах российского политического давления на власти Беларуси. Учитывая желание официального Минска тянуть время, РФ посредством своих медиа-ресурсов начинает операцию давления, в том числе и через информационное пространство.

Как российские СМИ разделяют беларусов по религиозным и национальным признакам

Хорошо
Смешно
Грустно
Злюсь
Кошмар
Поделиться:

Смотрите также

Американские промежуточные выборы дали беларусским пропагандистам повод для домыслов, что республиканцы потеснят демократов и оставят Украину без поддержки США.

Аналитика и обзоры

Мнения

Мониторинг СМИ

Тренды

Всячина

Видео

Тесты