Аналитика и обзоры Мнения Мониторинг СМИ Тренды Всячина Видео Тесты Тэги
facebook Lviv Media Forum nizkiz Азаренок балючыя пытанні беларусские СМИ Би-2 Борис Надеждин будущее Владимир Путин ВНС война в Украине выборы в КС выборы в России гендер деконструкция диаспора дискриминация доносы закон Израиль инфографика Иран история манипуляции как не поддаться пропаганде Киберпартизаны кино Китай КНДР конспект конспирология Координационный Совет лгбт мова нарушение стандартов независимые медиа Новая Боровая образование политзаключенные Польша права человека приемы пропаганды прогнозы прокремлёвские нарративы пропаганда манипуляции пропаганда о чиновниках протесты в Грузии региональные сми рекламный рынок российские СМИ СБ Сидорская союзное государство спорт стандарты стандарты журналистики СТВ США Такер Карлсон твиты телеканалы теория пропаганды тесты Томаш Шмыдт уязвимые группы фашисты фейки ценности Чернобыль Что почитать электоральная кампания 2024

Да, вопросы поднимаются, но истина не ищется. Как обсуждаются современные гендерные роли в ток-шоу «Да! Но…» на СТВ

В ток-шоу канала СТВ «Да! Но…», обращённом к молодёжной аудитории, поднимаются проблемы социальных ролей современных женщин и мужчин. Гендерная тематика используется в ней для трансляции нарративов государственной пропаганды о необходимости «защиты традиционных ценностей» в противовес «ценностям Запада», а также для демонстрации лояльности участников и гостей передачи.

Поделиться:

Ток-шоу «Да! Но…», ведут которое известные пропагандисты Григорий Азарёнок и Евгений Пустовой, выходит на телеканале СТВ с мая 2023 года. Особенность ток-шоу в том, что оно выпускается совместно с «молодёжным парламентом», созданным при Национальном собрании Беларуси.

Его название интерпретируется как: «Объясним все “Да” и ответим на все “Но”». В настоящее время на ютьюб-канале шоу 26 выпусков, среднее количество просмотров которых менее 2,5 тысяч. Количество просмотров отдельных видео колеблется от 1,4 тысячи (на темы, связанные с единым днём голосования, или людьми, проявляющими жесткость в отношении домашних животных) – до «хита» канала «Беларусь под угрозой: чем отвечать врагам из Польши» с 7,6 тысячами просмотров.

Скриншот: СТВ

Азарёнок и Пустовой ведут шоу по очереди. Принципиальной разницы между их тематическими приоритетами нет. Ведущие берутся за любые темы: от внешней политики – до «зелёной экономики» (Григорий Азарёнок), и от необходимости школьной формы – до недопустимости «переписывания истории» (Евгений Пустовой). Media IQ уже обратил внимание на некорректное поведение обоих ведущих, а также на другие особенности новой передачи: выбор политизированных тем, наличие разных точек зрения по второстепенным вопросам и подбор спикеров с однополярным мнением по основным, созвучным с тезисами госпропаганды.

В «Да! Но…» нередко обсуждаются «гендерные» темы. Каким образом?

В связи с интересами целевой аудитории в ток-шоу активно обсуждаются темы, связанные с гендерными ролями современных беларусов и беларусок: «Какой должна быть армия Беларуси? Распределение после вуза: за и против» (2,9 тыс. просмотров), «Нужно ли высшее образование? Почему молодёжь не заводит детей» (2,6 тыс.), «Аборты должны быть под запретом? Половое воспитание: за и против» (2 тыс. просмотров), «Красота по-беларусски. Кто и что задаёт тенденции прекрасного» (2 тыс.), «“Мужчина в декрете – это подвиг!” Как совместить карьеру и родительство?» (1,3 тыс). Большинство провёл Евгений Пустовой – похоже, это его специализация.

Независимые беларусские медиа отмечали, что гендерная тематика освещается в этих выпусках некорректно, однобоко, с опорой на стереотипы. Так, издание «Зеркало» опубликовало материал с комментариями гражданской и политической активистки Юлии Мицкевич «“Нравятся стройные девушки”. Что не так с ток-шоу на СТВ, в котором мужчины обсуждали стандарты женской красоты». «Наша ніва» периодически делает отчёты о выпусках «Да! Но…», представляя наиболее яркие цитаты выступающих, а также отмечая, что некоторые из находящихся в студии гостей не соглашались с продвигаемыми нарративами и отстаивали иную точку зрения.

Авторка этого текста в специализированной передаче Gender_gap на Euroradio также комментировала основные «гендерные», а точнее, «антигендерные» – основанные на отрицании необходимости равных прав и возможностей женщин и мужчин – нарративы ток-шоу.

Гендер, подчинённый идеологии

Собственно гендерная тематика – не основная даже в тематических выпусках шоу. Она служит, с одной стороны, повышению интереса зрителей к программе, с другой – через, казалось бы, «общую», неполитизированную тему позволяет продвигать государственные идеологемы.

Сегодня тематика гендерных ролей беларусов и беларусок – одна из центральных в государственной идеологии. Объясняя дистанцирование от Европы в том числе через ценностное противостояние «наших традиционных славянских ценностей» «их извращённым европейским подходам», беларусский режим, отказавшись от информационного суверенитета, активно продвигает идеи «русского мира», включающие патриархальные нормы и полоролевой подход вместо гендерного. В соответствии с этим подходом, беларусские госСМИ пропагандируют «главное предназначение женщины» как необходимость раньше и чаще рожать, маркируют стремление реализоваться в профессии, обеспечить финансовую подушку безопасности, сделать карьеру как индивидуализм и эгоизм, а желание сначала получить высшее образование, а потом подумать о детях критикуют и обесценивают, представляя возможность совмещения учёбы и родительских обязанностей как нечто легко выполнимое, для чего достаточно придерживаться элементарных правил планирования времени.

Всё вышеперечисленное есть и в ток-шоу «Да! Но…». Выпуск от 22 ноября, посвящённый отцам, ушедшим в декрет, и, шире, проблеме совмещения профессиональных и родительских обязанностей, является квинтэссенцией подобных нарративов.

Скриншот: СТВ

Ведущий Евгений Пустовой начинает и заканчивает передачу, противопоставляя «западные ценности» «нашим».

Начинается передача со слов: «Успех, деньги, карьера – этот западный подход к построению общества ни к чему хорошему не приводит, достаточно посмотреть на демографическую ситуацию в благополучных странах Запада». А вот беларусские власти, продолжает Пустовой, «комплексно подходят к стимулированию женщин рожать детей» – но не приводит доказательств комплексного подхода, как, впрочем, и аргументов в пользу плачевности демографической ситуации в упомянутых странах.

Тема Запада и западных ценностей как того, на что ориентироваться ни в коем случае не нужно, завершает передачу: ведущий делает вывод о том, что мужской «декрет» мешает современным мужчинам выполнять свою главную социальную функцию – быть воинами («А мы должны оставаться воинами!»), так как делает их слишком мягкими, добрыми и понимающими. Здесь ярко прослеживается тенденция на нарастающую милитаризацию общества, на пропаганду идей о том, что Беларусь вместе с братской Россией находится в кольце врагов, которые только и мечтают, что расчленить её, поэтому долг беларусов, прежде всего мужчин – с оружием в руках отстаивать независимость и суверенитет родины.

В самом сюжете тема Запада и западных ценностей практически не звучит, так как в отношении включения мужчин в реализацию заботы о детях многие европейские страны могли бы послужить примером для Беларуси. Такие примеры ведущему не нужны, он лишь высмеивает появившееся в Швеции обозначение отцов, вовлечённых в уход за своими маленькими детьми, как «латте-пап», противопоставляя «латте-папам» «беларусского Батьку», который «никогда не может уйти в декрет, потому что нас всех, и наш традиционный уклад, и нашу экономическую модель надо провести по тонкому льду».

Папа в декрете – это действительно подвиг? Или отклонение от нормы? – «Да! Но…» использует приём ложной дилеммы

К студии подключались два папы, Евгений и Виктор, которые находятся в отпуске по уходу за ребенком. Евгений делает это уже второй раз, Виктор воспитывает двойню. Оба отца характеризовали своё вовлечение в уход за детьми позитивно. Отмечали, что проводить время с малышами вызывает много положительных эмоций, это вызов и интересный опыт, благодаря чему улучшились супружеские отношения, они стали лучше понимать женщин, испытывают большую признательность собственным матерям. Главный вывод из слов обоих отцов таков: благодаря «декрету» мужчины становятся лучше.

Ведущий задавал обоим провокационные и «беременные» вопросы, и тем приходилось оправдываться. Так, Пустовой интересовался финансовым положением семей и подводил к выводу о том, что в действиях мужчин превалирует «рациональное» финансовое объяснение. Расспрашивал, как восприняли уход в декрет их знакомые и сослуживцы, не было ли насмешек. То, что таких насмешек не было («шутили по-доброму, по-дружески», «коллектив поддержал»), очевидно удивляло ведущего. Были и «беременные» вопросы, особенно в отношении второго папы, слесаря Могилёвгаза. Первоначально он вынужден был согласиться со словами Пустового о том, что папа в декрете – это подвиг, и начал рассуждения о «матери-природе, запрограммировавшей женщину на уход за детьми», но уже через несколько секунд спокойно объяснял, что так как жена учится в магистратуре, решение о том, что пойдёт в декрет он, было принято совместно: «Я могу помочь ей в этом деле, пойти в декрет и посмотреть за малышами».

В противовес мнению отцов, имеющим опыт «декрета», присутствующие в студии мужчины, особенно члены «молодѣжного парламента», обесценивали этот опыт и отзывались о такой практике негативно. Так, член «молодёжного парламента» Павел Латкович, печально известный своим предложением применять смертную казнь за «искажение фактов» в одном из предыдущих выпусков ток-шоу, посвящённом проблемам внедрения госидеологии в области исторической памяти в вузах, высказался в том смысле, что его «любимые женщины» – жена и тёща – не поймут, если он выразит желание пойти в «декрет». Латкович заявил, что «не надо забирать от женщины ту роль, которая ей дана природой». В декрет, по его мнению, мужчина может уйти только под влиянием обстоятельств, например, болезни жены. Но это не должно быть такой тенденцией, как в Европе: «Для чего это делается? Чтобы мужчина потерял свою роль. Для того, чтобы мужик “обабился” и через лет 20-30 надел юбку».

Таким образом, опыт реальных отцов не стал для ведущего и его гостей более значимым, чем теоретические рассуждения людей, не имеющих такого опыта, не привлекающих в качестве аргументации данные исследований, а основывающихся исключительно на собственных представлениях и стереотипах.

А судьи кто?

В студии отсутствовали люди, которых можно было бы обозначить в качестве экспертов – представителей специализированных общественных организаций, исследователей в области педагогики, психологии, социологии, гендера, специалистов в области семейной политики, знакомых с международным опытом в этой области и т. д. В передаче в принципе не звучали научные доказательства: никто из выступающих не оперировал данными статистики, не ссылался на исследования, не приводил факты из зарубежного опыта.

Тем не менее ведущий два раза обращался к гостям студии, называя их экспертами.

Первый раз он сделал это в отношении молодой женщины, обозначенной в титрах как «Екатерина Левдорович, член молодёжного парламента» [на сайте молодёжного парламента сведений о ней мы не нашли – прим. Media IQ], обозначив её как «эксперта по этнографии Беларуси». Никаких доказательств того, что она действительно является специалисткой в области этнографии, предоставлено не было.

Ей был задан вопрос о том, «насколько для нас, беларусов, была сначала семья, потом работа, или удавалось всё совмещать сразу»? Она, естественно, отвечала, что «такого веяния, как латте-папа, он не характерен, и у нас в культуре такого не было никогда», что наш обычный семейный уклад – когда главой семьи является отец, он управляет семьёй, а женщина остаётся дома и создаёт домашний очаг.

В качестве второго «эксперта», к которому апеллировал ведущий, был врач-травматолог-ортопед Слуцкой центральной районной больницы. Он должен быть ответить на вопрос «Насколько женщине важно реализовать себя как матери?» и говорил о том, что «это очень важно» (не являясь ни женщиной, ни матерью, ни акушером-гинекологом), подчёркивая, что «в первые полгода должна идти всё-таки мать» – хотя вопрос сроков в принципе не рассматривался.

Стиль коммуникации и «антифеминитивы»

Следует отметить, что ведущий вёл себя некорректно, и это касается не только манипуляций со статусом эксперта. Пустовой перебивал выступающих, делал неуместные замечания, если слова выступающего не нравились, искажал их посыл или менял тему, повышал голос, и в итоге навязывал собственное мнение.

Удивительно было не то, что в передаче не использовались феминитивы. Удивило использование «антифеминитивов», когда закреплённая в словарях и на практике языковая норма женского рода заменялась существительным мужского рода. Так, выступающие в студии студентки каждый раз маркировались в титрах как «Алина, студент…» / «Ольга, студент…», хотя слово «студентка» в отношении обучающейся женского пола не только является общеупотребительным, но и закреплено в качестве официального.

Выводы

Гендерная проблематика в ток-шоу «Да! Но…» служит для целей внедрения в общественное мнение нарративов госпропаганды и демонстрации лояльности участников передачи. Наиболее соответствующие пропагандистским нарративам мнения на протяжении всего выпуска транслировали представительницы и представители «молодёжного парламента». Часть из них, преимущественно мужчины, провозглашали откровенно дремучие стереотипы о женских и мужских социальных ролях, часть – преимущественно женщины – стремились совместить желание воспользоваться благами гендерного равенства с необходимостью не противоречить основным постулатам государственной идеологии. В результате некоторые месседжи можно было интерпретировать в любую сторону. Тогда ситуацию «исправлял» ведущий, возвращая «дискуссию» в нужное русло.

Тем не менее в передаче принимали участие и те, кто придерживается более современных подходов к гендерным ролям. Это отцы в декрете, а также некоторые участники_цы и гости_ьи передачи, которые не соглашались с полоролевым подходом и прямо говорили о том, что это не более чем стереотипы.

Поэтому даже такая передача способна мотивировать молодых женщин и мужчин задуматься о современных гендерных ролях и увидеть, в частности, что современные беларусские мужчины готовы больше вовлекаться в отцовство и семейные обязанности, а современные молодые женщины хотят получать образование и профессионально реализовываться, одобряя и высоко оценивая ответственных отцов.

Хорошо 3
Смешно
Грустно
Злюсь
Кошмар
Поделиться:

Смотрите также

Польша стала пристанищем для многих беларусов, спасающихся от репрессий, и бегущих от войны украинцев. А ещё – главной мишенью для беларусских пропагандистов. Чтобы дискредитировать Польшу, они манипулировали историей и использовали миграционный кризис на границе Беларуси и ЕС.

Аналитика и обзоры

Мнения

Мониторинг СМИ

Тренды

Всячина

Видео

Тесты