Взаимоотношения Беларуси и России в оценках общественного мнения беларусов. Часть 3. Мотивации геополитического выбора

Media IQ продолжает публикацию серии статей по мотивам материалов Генадзя Коршунова в книге «Политика России в отношении Беларуси после 2020 года: на переломном этапе?» В фокусе внимания этой статьи – уникальный взгляд беларусских граждан на их страну и мир, попытка объяснения их геополитического выбора.

Поделиться:

Широких общественных дискуссий о том или ином выборе во внешней политике в Беларуси нет уже долгие годы. Поэтому геополитические мотивации – как проевропейские, так и пророссийские –  во многом являются стихийными и скорее рефлекторными, нежели рациональными.

Пророссийский взгляд: выбора нет, есть предопределённость 

Среди мотиваций выбора восточного геополитического вектора зачастую доминирует мысль, что и выбора-то как такового нет. Потому что союз с Российской Федерацией просто предзадан – и исторически, и географически. Плюс к этому люди привычно ссылаются на идеологический стереотип о существовании исконно-посконного «славянского братства», без которого выживание в противостоянии с «коварным» Западом невозможно. Показательно, что в таких рассуждениях «славянство» трактуется только как «братство русского, украинского и беларусского народов», оставляя за бортом всех прочих славян – и южных, и западных. Получается, что «славянское братство» является не столько этническим или историческим образованием, сколько политическо-религиозной (православной) общностью. Иными словами, это не более чем продолжение логики «русского мира»: противоборство высокодуховного православного мира славянства с дэкадентским католико-протестантским и англо-саксонским Западом.

Мысль об историко-географической предопределённости пророссийского геополитического вектора поддерживается её – России – образом «великой державы». И без неё, дескать, наш «клочок земли», наша «маленькая» Беларусь ничего не стоит и ни на что не способна. Данный тезис, разделяемый частью беларусского общества, является результатом целенаправленного идеологического воздействия, поддерживаемого Александром Лукашенко с самого начала его вхождения в высшие эшелоны власти. И это при том, что каждому беларусу со школы известно, что размер территории нашей страны составляет 208 тыс. кв. км. – это 13-е место среди 44 континентальных стран Европы, а масштаб вполне сопоставим с той же Румынией или Великобританией.

Парадоксально, но самоуничижительная логика нашего «клочка земли» вполне уживается с романтико-инфантильной верой в то, что с «могучей» Российской Федерацией Республика Беларусь может строить равноправные и партнёрские отношения. Эта вера питается в том числе и соображениями о том, что на текущий момент между нашими государствами существуют налаженные связи (в основном экономического характера): ресурсы, технологии, производства, рынок и т. д.

Ну и, конечно, «советский ресентимент». Как оказалось, для части беларусского населения воспоминания об СССР до сих пор ещё имеют существенное положительное значение. Впрочем, доля такого населения является далеко не определяющей.

Проевропейский взгляд: рациональный выбор и антиколониализм

Выбор западного, проевропейского вектора геополитической динамики, если сравнивать его с пророссийским, выглядит более свободным, осознанным и рационализированным. В его аргументациях преобладают утверждения ценностного характера, в частности той системы ценностей, которые традиционно определяются как «европейские» или «демократические». Стоит отметить, что для сторонников выбора Европы характерны рассуждения не об отвлечённо-абстрактном ценностно-историческом единстве с Европой. Наоборот, люди обычно говорят о совершенно конкретных вещах, принципиальное значение которых стало очевидно после событий 2020 года: «демократия», «антиавторитаризм», «сменяемость власти», «свобода», «права человека», «верховенство закона» и проч.

Второй аргументационный блок выбора Европы – это логика противопоставления Запада России и выбор первого по причине недоверия к последней. Здесь же проявляется и определённое желание кэнселинга России, стремления вовсе исключить её из жизненного пространства Беларуси. И тогда действительно Европа, как органичная часть западной цивилизации, выступает как экзистенциальный противовес России. И проевропейский вектор оценивается не только в русле ценностных ориентаций, но и как гарант сохранения настоящего суверенитета Беларуси (что, по мнению этой части общества, совершенно невозможно в условиях союза с Россией).

Третий блок причин выбирать Запад, а не Россию – это желание видеть свою страну в мире перспектив и развития, с которым ассоциируется именно Запад, а не Восток. Важно, что развитие в данном случае трактуется максимально широко – и как экономическое, и как гражданское, и как политическое, и как технологическое. Все общественное развитие вообще, и индивидуальное в частности. Это своеобразное продолжение линии различения Европы и России: «европейское развитие против российской стагнации».

Безусловно, в мотивации проевропейского выбора есть и прагматический экономический момент. Однако в нацеленном на Европу варианте фокус приходится не на ресурсы или зависимости от них (как в варианте с Россией), а на взаимосвязи демократических ценностей, высокого уровня развития и возможностей развиваться и зарабатывать. То есть речь о выборе скорее определённого образа жизни и такого типа государства, который будет этот образ жизни защищать.

За нейтральностью прячется страх перед Россией

Самый неоднозначный вариант – мотивации нейтралитета. Для многих экспертов эта позиция выглядит как, мягко говоря, романтическое пожелание, далёкое от реальности. Однако для многих сторонников этой позиции такой вариант выбора выглядит как результат наиболее долгих и нелёгких размышлений. Так, в частности, почти половина симпатизантов геополитического нейтралитета аргументируют свою позицию прежде всего соображениями военной безопасности Беларуси. Смысл их рассуждений прозрачен и прост: смена внешнеполитического вектора (то есть выбор Европы, а не России) чреват тем, что Российская Федерация не сможет этого простить и военным путём лишит Беларусь государственного суверенитета. То есть просто начнёт войну как в случае с Украиной.

Источник: Опрос городского населения Беларуси методом CAWI проведён Chatham House с 4 по 21 августа 2022 года.

Вторая часть сторонников нейтралитета делится примерно поровну. Одни выступают за геополитический нейтралитет из чисто прагматических соображений, в рамках которых географическое положение Беларуси между Востоком и Западом рассматривается как возможность получать экономические и политические дивиденды. Другие склонны выбирать равноудалённый и от Востока, и от Запада формат просто по факту недоверия каждому полюсу геополитического выбора: и Востоку, и Западу.

В итоге весь спектр мотиваций того или иного геополитического выбора модельно резюмируется следующим образом: ориентация на Россию консервативна и диктуется традицией, выбор Европы является перспективным и ценностно окрашенным, а «геополитическая нейтральность» является результатом недоверия геополитическим партнёрам (особенно восточному).

Новый виток беларусской идентичности: между нейтралитетом и геополитическим выбором

Если смотреть на ситуацию в динамике, то можно констатировать, что после развала СССР Россия постепенно теряла симпатии среди беларусов, а Евросоюз, к сожалению, не мог их «перехватить». В рамках геополитического выбора всё более популярной становилась идея геополитической нейтральности и собственной субъектности.

Именно установкой на свою субъектность и стремлением к независимости (равно как и недоверием к основным геополитическим центрам) объясняется геополитическая нейтральность беларусских протестов. Устойчивость идеи нейтралитета демонстрирует тот факт, что критического изменения в геополитических оценках беларусов не произошло даже после того, как именно с помощью России режиму Лукашенко удалось подавить уличные протесты в Беларуси.

Вместе с тем к беларусам постепенно приходит осознание того, что нейтральность в современном геополитическом пространстве они не могут себе позволить. После 2020 года отмечается медленный, но устойчивый тренд на снижение желаемого уровня нейтральности – параллельно с ростом популярности как восточного, так и западного векторов гипотетической внешнеполитической интеграции.

Начало нового этапа российско-украинской войны внесло определённые коррективы в оценки беларусами беларусско-российских отношений. С одной стороны, условно положительное отношение к России стабилизировалось на неком плато, с другой – отмечается постепенное уменьшение, «плавление» поддержки России как агрессора в российско-украинской войне. Кроме того, наблюдается определённое снижение недоверия по отношению к странам Запада, которое возникло в середине 2010-х годов.

Очевидно, дальнейшая динамика геополитических предпочтений беларусов будет зависеть от исхода войны в Украине и степени активности её поддержки со стороны стран Запада.

Хорошо 2
Смешно
Грустно
Злюсь
Кошмар
Поделиться:

Смотрите также

Польша стала пристанищем для многих беларусов, спасающихся от репрессий, и бегущих от войны украинцев. А ещё – главной мишенью для беларусских пропагандистов. Чтобы дискредитировать Польшу, они манипулировали историей и использовали миграционный кризис на границе Беларуси и ЕС.

Аналитика и обзоры

Мнения

Мониторинг СМИ

Тренды

Всячина

Видео

Тесты