«Славянское братство»: деконструкция мифа имперской пропаганды

Беларусская госпропаганда апеллирует к «славянскому братству», обосновывая справедливость позиции России и Беларуси в конфликте с Украиной и Западом. Но если приглядеться, то «славянское братство» – странное, внутренне противоречивое выражение. Это симулякр – то есть означающее без означаемого.

Поделиться:

«Мы видим, как на наших глазах кардинально меняется мироустройство. Запад пытается утопить в крови славянское братство и удержать свое доминирование всеми способами. Укрепляется военная инфраструктура, возле границ Союзного государства сосредоточиваются войска НАТО», – заявил 20 мая министр обороны Беларуси Виктор Хренин.

Под «славянским братством», судя по этому и предыдущим подобным высказываниям, подразумевается беларусско-российская интеграция с претензией на включение в неё Украины – концепция триединого русского народа. Но дело не просто в подмене понятий. Подтягиваются дополнительные смыслы. Выражение апеллирует к славянству как общности, скреплённой родственными связями. Следовательно, война между Россией и Украиной – братоубийственная, архетипически особо греховная (как убийство Авеля Каином). Неслучайно выбраны слова «утопить в крови»: ведь это «братская кровь».

Певицы, актрисы и телеведущие сёстры Груздевы на праздничном концерте, посвященном Дню защитников отечества в 2023 году в Минске. Фото: БЕЛТА

Беларусские певицы, актрисы и телеведущие сёстры Груздевы на праздничном концерте, посвященном Дню защитников отечества в 2023 году в Минске. Фото: БЕЛТА

При этом вина за грех возлагается на поддерживающий Украину и «оккупированный англосаксами» Запад как третью сторону, а не на вторгнувшуюся на украинскую территорию и захватившую её Россию – это смещение акцента с действительного инициатора агрессии и нарушителя границ на заступника пострадавшей стороны.

«Запад пытается утопить в крови славянское братство» – это мощный миф, архетипически заряженный нарратив. Но при этом он составлен из симулякров, склеенных манипуляциями. Один из симулякров – «коллективный Запад» – мы в Media IQ уже подробно разбирали. О том, кто на самом деле агрессор, мы тоже писали, цитируя развенчание мифа про «где вы были 8 лет». А в данном тексте займёмся деконструкцией понятия «славянское братство», к которому также есть немало вопросов.

Откуда взялась идея славянского братства? И зачем?

Идея объединения всех славян на основе этнической, культурной и языковой общности зародилась ещё в Средние века, но развилась в XIX веке в ходе становления современных европейских – в том числе славянских – наций, а также как ответная реакция на пангерманизм.

Развивая идею, в Российской империи, конечно же, не сомневались в том, кто должен взять на себя роль интегратора. Вот что писал, например, Фёдор Достоевский:

«Выгода России, именно, коли надо, пойти даже и на явную невыгоду, на явную жертву, лишь бы не нарушить справедливости. Не может Россия изменить великой идее, завещанной ей рядом веков. Эта идея есть всеединение славян. В этом всё будущее русского назначения», – считал писатель.

При этом, «нечего нам скрывать от самих себя, что нас, русских, очень даже многие из славян вовсе и не любят, считают нас чуть не варварами», отмечал Достоевский. Но стоял на своём:

«Поймут когда-нибудь народы славянские всю правду русского бескорыстия. Огромность и могущество русского единения не будут уже смущать и пугать их, а, напротив, привлекут их неотразимо».

В XIX веке, во времена расцвета панславизма, Российская империя под эгидой славянского братства поддерживала, например, Болгарию и Сербию в противостоянии с Турцией, а Чехию – с Австро-Венгрией. Но при этом отношения с ближайшими «братьями» складывались похуже. Например, Московия и впоследствии Российская империя веками воевала с Великим княжеством Литовским и Речью Посполитой, которые в итоге захватила – а после захвата подавляла в том же XIX веке национальные восстания.

В XX веке тоже не всё было гладко: и советско-польская война 1919-1921 гг., и начало Второй мировой с нападением СССР на Польшу в 1939 году, и конфликт с Югославией в 1956 году, и подавление Пражской весны в 1968-м…

Впрочем, некоторые не видели противоречия в конфликтах между братьями. «Оставьте: это спор славян между собою, домашний, старый спор, уж взвешенный судьбою…» – писал русский поэт Александр Пушкин о восстании 1830-1831 на присоединённой к России территории бывшей Речи Посполитой, призывая европейцев не лезть в славянские разборки.

Современные высказывания про славянское братство в беларусских медиа принадлежат дискурсу российской пропаганды. А в этом понимании, как видно и по высказываниям русских классиков, и по современной риторике насчёт нападения на Украину, славянское братство – это не союз равных, а подчинение всех славян России.

С чего бы принадлежность к славянам – это вообще аргумент для политического объединения?

Славяне – это группа народов, этнолингвистическая общность. Славянские народы действительно в некоторой мере объединены древней историей, прошлым, происхождением. Но даже в панславянском XIX веке уже было заметно, что с древних времён наши народы прожили свои истории очень по-разному.

Тем более неясно, почему в современном глобализованном мире общее историческое происхождение должно быть обязательным основанием для политической интеграции. С древних времён племена трансформировались в народы, а потом и в нации, накопив различия в ходе развития. Общее происхождение может быть сопутствующим благоприятным фактором современной интеграции, конечно. Но не единственным и не главным, не стержневым.

Тут важнее говорить о факторах схожести современных культур, экономик, общественных моделей, государственного устройства. А не древнем происхождении и похожих языках.

Апелляция же к кровному родству – ещё более неуместное основание для политической интеграции. От кровного родства славянских народов сегодня осталось, пожалуй, не так уж и много. Миграция и смешение народов всегда существовали, но в нашей современности с небывалым развитием транспорта и коммуникаций эти процессы идут ещё интенсивнее.

Минск. Лидеры СНГ в белорусских вышиванках. Из книги экс-президента К. Бакиева. «Боль, любовь и надежда: мой Кыргызстан»

Лидеры СНГ в беларусских вышиванках на саммите в Силичах (Беларусь) 23 июня 2006 г. Фото из книги экс-президента К. Бакиева. «Боль, любовь и надежда: мой Кыргызстан»

Сегодня национальность – это вопрос не генов и крови, а самоидентификации. Когда в Беларуси проходит перепись населения, человек сам выбирает, кем себя называть: никто не требует от него генетический паспорт и не спрашивает национальность родителей. Например, во время переписи 2010 года 66 жителей Беларуси назвали себя литвинами, то есть отнесли себя к ВКЛ.

И если уж обращаться к истории, то славяне постоянно воевали между собой – начиная от межплеменных конфликтов и заканчивая сегодняшней российско-украинской войной. А если говорить о братстве, то нередко именно кровные средневековые братья-князья боролись между собой за власть.

Повторим: современные государства и нации имеют куда более важные для интеграции критерии, чем древнее прошлое или схожесть языков.

Иначе почему бы не вспомнить, например, о финно-угорском братстве? Тогда для гармоничного развития и приятного геополитического самочувствия Венгрии следует объединиться с Финляндией и Эстонией, а также отнять у России Карелию, Удмуртию и ещё парочку регионов.

Наконец, не мешало бы поинтересоваться желанием народов интегрироваться – это важнее притянутой за уши «исторической миссии».

От «славянского братства» веет «истинным арийством»

Впрочем, в XX веке был политический режим, для которого вопросы чистоты крови были первостепенны: это нацистский режим в Германии. Нападая на соседние страны и захватывая их, Адольф Гитлер хотел объединить всю немецкую нацию в одном государстве, тогда как прочие нации истреблялись. Обращаясь к идее славянского братства для обоснования захвата Украины, российский режим в чём-то уподобляется тому самому своему архетипическому врагу, на противопоставлении с идеями которого строит антиукраинскую пропаганду.

Кстати, о врагах. Российская пропаганда – а вслед за ней и беларусская – видит врагов в англосаксах (опять же, заметим, определяя врагов по национальному признаку). Но это ещё более нелепо, чем апеллировать к славянскому братству. Англы и саксы – это древние племена, вроде кривичей и радимичей, которые ещё в Средневековье слились в англичан. А сегодняшние западные страны – и вовсе многонациональны и мультикультуральны. Напомним, что нынешний премьер-министр Великобритании Риши Сунак имеет пенджабское происхождение и индуистское вероисповедание. А недавний президент США Барак Обама – афроамериканец. Если англосаксы сегодня и существуют, то дела у них явно идут не очень.

«Англосаксы оказались в мировой, можно сказать, изоляции. И ищут союзников». Рисунок Олега Карповича для колонки Андрея Муковозчика на sb.by

Рисунок Олега Карповича для колонки Андрея Муковозчика «Англосаксы оказались в мировой, можно сказать, изоляции. И ищут союзников» на sb.by

В троянском коне «славянского братства» прячется «русский мир»

Говоря о славянском братстве сегодня, российская и беларусская госпропаганда подразумевает не равноправный союз разных наций, а переход «малороссов» и «белорусов» под крыло «великороссов» и последующую их ассимиляцию, отказ от «искусственных» национальных языков в пользу русского. То есть на самом деле речь не о «славянском братстве», а о пресловутом триедином русском народе и «русском мире». Это подмена понятий.

Особенно красиво звучат слова про славянское братство в то время, когда треть населения России – не славяне. А буряты с чеченцами воюют за «русский мир» и «славянское братство» в Украине.

К тому же пропаганда сегодня почему-то забывает южных и западных славян. Тогда уж точнее говорить «восточнославянское братство». Но то ли слово слишком длинное, то ли напоминает о том, что другие «братья» предпочли не ОДКБ и ЕАЭС, а НАТО и Евросоюз. И как раз в ту же сторону, на Запад, смотрит Украина.

Подпишитесь на нас в Twitter – только самое актуальное

Складывается впечатление, что подобно тому, как Россия экспроприировала слово «русский», так она пытается застолбить за собой и монополию на славянскость. Но если обратиться к древней истории, что так любят делать в России, то столицей Руси был Киев, а не Москва. По такой логике, может, это Украина должна взять на себя геополитическую миссию объединить славян и русские земли в составе ЕС и НАТО да утихомирить московских раскольников?

Кстати, русскость Московии  ставили под сомнение, например, в средневековом Могилёве.

«Несмотря на тот факт, что нами обработан весь массив могилёвских магистратских книг за вторую половину XVI-XVII веков, ни одного случая определения в этих источниках населения Московского государства с “Русью” со стороны могилёвских мещан нами не выявлено. Наоборот, эти два понятия в актовых книгах последовательно разводятся и противопоставляются. Устойчиво определяя себя “русинами”, “рускими”, “Русью”, как и свой язык, книги и произведения искусства, в отношении к соседям с востока, могилёвские мещане последовательно использовали термины “Москва”, “москвичи”, “москали”, “москавитины”, а их язык, книги и вещи называют “московскими”», – писал в 2018 году беларусский историк и парламентарий Игорь Марзалюк.

Сама концепция «триединого русского народа» появилась в XVIII веке, когда Россия нуждалась в идеологическом обосновании расширения империи: мол, не завоёвывает, а возвращает исторически своё, объяснил в интервью Media IQ историк Александр Фридман. Этот же приём использует и сегодняшняя российская пропаганда, оправдывая очередной виток имперского роста.

«Славянское братство» скреплено союзом НАТО: большинство славянских стран – в альянсе

Ну хорошо, допустим, славянское братство – это всё же реальное явление. Тогда вопрос: где больше славянского братства: в ОДКБ, в котором состоят две страны с титульными славянскими нациями, или в НАТО, в котором таковых восемь?

Славяне живут не только в Беларуси, России и Украине, о чём будто забывают пропагандисты. Есть ещё Польша, Чехия, Словакия, Болгария, Босния и Герцеговина, Северная Македония, Сербия, Хорватия, Словения, Черногория – во всех этих странах большинство населения составляет одноимённый названию государства славянский народ. Кстати, некоторые из них православные, у некоторых кирилличная письменность.

При этом восемь из тринадцати славянских стран состоят в НАТО. Так что если судить по количеству, то славянское братство скорее скрепляется союзническими отношениями в НАТО, чем в ОДКБ, в котором состоят только две условно славянские страны – Россия и Беларусь (желающие стать одним Союзным государством). Условно славянские – потому что Россия, напомним, является федерацией. И из 146 млн жителей России – лишь около 106,7 млн являются славянами (105,6 млн русских и ещё около 1,1 млн украинцев, беларусов и прочих славян). Да и во всех других вышеупомянутых странах живут не только славяне.

Если суммировать славянское население государств, то в ОДКБ значительно больше славян (106,7 млн), чем в странах НАТО (65,3 млн). Но если бы не входящая ни в один из блоков Украина (46,4 млн) вступила в НАТО, чью поддержку получает для защиты от российской агрессии, то славян в странах альянса и в странах ОДКБ стало бы примерно поровну (даже на 5 млн больше славян в НАТО: 106,7 млн против 111,7 млн).

Так что с точки зрения арифметики, со славянским братством, как любят приговаривать российские пропагандисты, всё не так однозначно.

Если, конечно, не верить всерьёз в то, что славянские народы (некоторые из которых до распада СССР входили в Организацию Варшавского договора) были порабощены Западом и загнаны в НАТО насилием и обманом… Впрочем, про то, как насилием загонять в союзничество, могли бы лучше рассказать советские военные, которые подавляли Пражскую весну в 1968 году. А может быть, и современная Россия, которая одной из причин нападения на Украину называет стремление последней вступить в НАТО.

Вывод: понятие «славянское братство» некорректно, но используется для политических задач

В XIX веке Россия использовала идею «славянского братства» для обоснования подчинения всех славян. Сегодня аппетиты поумерились до Беларуси и Украины.

Как мы показали выше, «славянское братство» – это означающее без означаемого. Не существует явления, которое действительно соответствует этому выражению, это симулякр. Но пропаганда использует его для манипулирования людьми как ширму для обоснования политики. Подавая «славянское братство» как повод для политической интеграции, пропаганда создаёт псевдологическую связь. Наделяя его первостепенной важностью как благоприятный фактор – смещает акцент. Называя так беларусско-российскую интеграцию – подменяет понятия. Исключая из «славянского братства» ориентированные на Запад славянские народы – подтасовывает факты.

Древняя история, генетика и современная идентичность – разные вещи, они не связаны между собой непосредственно. Мир сложен. Пропаганда упрощает, чтобы раскалывать. Настраивать «своих» против «чужих», чей вражеский образ тоже сконструирован через упрощение.

Хорошо 7
Смешно
Грустно
Злюсь
Кошмар
Поделиться:

Смотрите также

Польша стала пристанищем для многих беларусов, спасающихся от репрессий, и бегущих от войны украинцев. А ещё – главной мишенью для беларусских пропагандистов. Чтобы дискредитировать Польшу, они манипулировали историей и использовали миграционный кризис на границе Беларуси и ЕС.

Аналитика и обзоры

Мнения

Мониторинг СМИ

Тренды

Всячина

Видео

Тесты