«Беглых» – на колени, «вагнеровцам» – хлеб-соль. Не все мятежники одинаково полезны

Не до законов уже не иногда, а постоянно. Двойные стандарты пропаганды в отношении «вагнеровцев» и протестующих. 

Поделиться:

Мятеж – так государственная пропаганда Беларуси называет протесты 2020 года против фальсификации выборов и насилия по отношению к инакомыслящим. Опасаясь политических репрессий, десятки тысяч людей покинули страну. В начале 2023 года Александр Лукашенко позвал «беглых», как их называет та же госпропаганда, домой. Для рассмотрения заявок желающих вернуться была создана специальная комиссия, для которой «беглые» должны унизиться и «сотворить достойный плод покаяния».

Мятеж – этим же словом госмедиа называют и недавний поход ЧВК «Вагнера» во главе с Евгением Пригожиным на Москву. Как сообщают беларусские госСМИ, после вмешательства Лукашенко во внутрироссийский конфликт, «вагнеровцам» предложили «уйти в Беларусь».

Но не все мятежи одинаково полезны. Хотя обе категории «мятежников» ждут в Беларуси,  условия им выставлены весьма разные.

«Беглые» вынуждены пройти через спецкомиссию и, если комиссия так решит, публично покаяться, а также понести юридическую ответственность.

О каких-то условиях прибытия в Беларусь для «вагнеровцев» ничего публично не известно. Но «вагнеровцам» точно не нужно унижаться и сидеть в заключении. Более того: хотя в Беларуси есть уголовная статья за наёмничество, «вагнеровцев» с беларусским гражданством не привлекают к ответственности, они и раньше спокойно приезжали в Беларусь на побывку.

Боец российской группы наемников «Вагнер» проводит тренировку беларусских солдат на полигоне недалеко от города Осиповичи, Беларусь, 14 июля 2023 г. Кадр из видео «ВоенТВ» Министерства обороны Беларуси / REUTERS

Почему для вооруженных наёмников, захвативших за время похода на Москву пару городов и убивших людей, условия лояльнее, чем для мирных протестующих, ставших босиком на лавочки? Разбираем возможные причины – и как они выглядят с точки зрения беларусской государственной пропаганды.

«Вагнеровцы» меньше угрожали действующей власти?

Участники протестов 2020 года в Беларуси прямо требовали ухода Лукашенко и проведения новых честных выборов.

«Вагнеровцы» декларировали, что не создавали угрозу власти Владимира Путина. И тем более не угрожали Александру Лукашенко.

С другой стороны, белгоспропаганда утверждает, что, вмешавшись в переговоры с Пригожиным, Лукашенко спас Россию от смуты, которая перекинулась бы и на Беларусь. Смутой или Смутным временем называют политический кризис в истории России на стыке 16-17 веков – когда власть несколько раз насильственно сменялась. То есть с точки зрения беларусских госСМИ, угроза для власти была: непосредственная – для российской власти и опосредованная – для беларусской.

«Вагнеровцы» физически сильнее и опаснее?

«С помощью доброго слова и пистолета вы можете добиться гораздо большего, чем одним только добрым словом» – эта приписываемая гангстеру Аль Капоне цитата хорошо описывает разницу восприятия властями «вагнеровцев» и беларусских протестующих.

Как мы ранее писали на Media IQ, общественный раскол в Беларуси проходит по линии отношения к насилию. Власти и их сторонники считают силой способность реализовывать волю с помощью насилия, оно является для них понятной ценностью и аргументом (равно как для бойцов частной военной компании Пригожина) – и именно с такой силой они считаются.

Участники протестов же считают более важным принцип кооперации, договорённости – и в абсолютном большинстве отказались от насильственной смены режима. Поэтому, с точки зрения беларусских властей, интересы и требования мирных протестующих можно не брать в расчёт.

При этом госпропаганда всё выворачивает наоборот. Дискредитирует протест как «экстремистский», приписывая участникам насильственные методы. А власти выставляет не только гуманными к «оступившимся» протестующим (через «покаянную» комиссию), не только демократически ведущими диалог с населением (через встречи с чиновниками и Всебеларусское народное собрание) – но и сторонниками мира в войне с Украиной. Хотя именно беларусские власти ответственны за допущение военной агрессии в отношении Украины с территории Беларуси.

«Вагнеровцы» – не граждане Беларуси?

Бежавшие от репрессий участники протестов – граждане Беларуси. А вот большинство «вагнеровцев» – скорее всего нет, они иностранцы. То есть в Беларусь их приглашают не как домой, а как на нейтральную территорию – на «релокацию», как сказали в подкасте «Минского диалога». Как в Польшу приглашают на релокацию беларусских айтишников, так в Беларусь приглашают на релокацию российских наёмников.

Но, во-первых, среди наёмников ЧВК «Вагнер» беларусы точно есть, хоть их и не большинство. При этом этих граждан в Беларуси не привлекают к ответственности за наёмничество. Не до законов уже не иногда, а постоянно.

Во-вторых, если вспомнить продвигаемую и восхваляемую в госСМИ концепцию Союзного государства, то члены российской ЧВК не такие уж и иностранцы. А Беларусь – не такая уж нейтральная территория.

Пригожин – друг Лукашенко?

Эту банальную версию событий хорошо описал аналитик Сергей Чалый в обзоре Беларусского расследовательского центра. Снова приходим к крылатому выражению от гаранта беларусского суверенитета: «иногда не до законов», когда по закону должен отвечать твой старый приятель.

О дружеской связи Лукашенко и Пригожина госпропаганда ничего напрямую не сообщает. Сам Лукашенко говорит, что «я его просто видел при организации тех или иных мероприятий, Путин же с ним знаком значительно больше».

А вот среди лидеров протестного движения у Лукашенко, кажется, друзей не осталось. Только бывшие соратники, вроде «беглых» экс-главы ПВТ Валерия Цепкало или экс-министра культуры Павла Латушко, заочно осуждённых на двузначные сроки заключения.

«Вагнеровцев» будут использовать для Беларуси?

Похоже, и политбеженцы, и наёмники для чего-то нужны беларусскому государству.

На фоне недавнего антирекорда в истории независимой Беларуси по числу работающего населения на фоне эмиграции 200-500 тысяч человек (по разным оценкам), можно предположить, что государству нужна рабочая сила – от налогоплательщиков до работников в колониях. Что характерно, «жесточайшая» риторика постепенно смягчается. В январе 2022 Лукашенко угрожал: «Кайтесь и становитесь на колени, дальше будет хуже». В январе 2023 речь пошла о христианском прощении и индивидуальном подходе – тогда и анонсировали комиссию по возвращению. В июле 2023 в интервью АТН свежий возвращенец довольно отметил, что «уже даже на коленях ползти не надо»: со слов молодого человека, его никак не наказали за участие в протестах.

А вот «вагнеровцы» – многофункциональны. Насчёт их использования аналитики выдвинули множество версий: для обучения и усиления армии, для запугивания соседей, для провокаций на западных границах…

Если обратиться к первоисточникам, то Минобороны Беларуси заявило, что Вооружённые силы страны обменяются опытом с ЧВК «Вагнер».

А Лукашенко заявил, что «вагнеровцы» «воюют по всему миру, отстаивая демократию или независимость тех или иных стран, где Франция или Соединённые Штаты хотели бы поставить кого-то на колени; поэтому загубить такое подразделение, я считаю, было бы неправильно».

В этой цитате воспроизводятся трендовые нарративы госпропаганды, давно фиксируемые мониторингом Media IQ: мол, Запад только прикрывается ценностями, а на самом деле он – антидемократичный неоколониальный гегемон. А вот в Беларуси – настоящая демократия, с «народным вече» в виде ВНС и встречами чиновников с гражданами. То есть ЧВК «Вагнер» могут использовать в Беларуси для «отстаивания» такой «настоящей демократии».

Мятеж «вагнеровцев» – конфликт среди своих, а протестующие – «агенты» вражеского Запада?

Цитата выше про «отстаивание демократии и независимости» иллюстрирует ещё один тезис: «вагнеровцы» и политбеженцы находятся для беларусских властей по разную сторону от разделительной линии «свой-чужой». Мятеж «вагнеровцев» – конфликт среди своих, внутренняя разборка. А вот участники протестов – не свои, а «предатели» и «агенты» вражеского Запада (что, конечно же, является манипуляцией – ложной дилеммой). «Агенты» того самого Запада, который для «всех наших» является общим врагом, против которого нужно организовать «народное единство». Кстати, пресловутое «народное единство» в Беларуси так и понимается: не как диалог и интеграция разных мнений и позиций – а как выбор одной стороны, «за наших».

Поэтому то, что можно простить своим, не стоит прощать выбирающим сторону чужаков.

Вот почему по отношению к «вагнеровцам» риторика Лукашенко примирительная, он предостерегает от жёстких мер: «Слушайте, ну есть кого мочить, особенно знаете где. Есть кого сажать там, где это нужно».

Резюме

Власти не объясняют прямо двойные стандарты: почему к мятежникам – «беглым» и «вагнеровцам» – такое разное отношение, и почему для них такие разные условия прибытия в Беларусь.

Если анализировать нарративы госпропаганды, можно косвенно предположить главную причину: в отличие от участников протестов, наёмники – «свои», ведь они прежде всего против общего врага – «коллективного Запада». Ещё одна причина – «вагнеровцы» могут помочь в «отстаивании демократии» в беларусском её прочтении.

Остальные из вышеперечисленных причин являются догадками, которые вступают в противоречие с пропагандистским дискурсом.

Хорошо 8
Смешно
Грустно 2
Злюсь
Кошмар
Поделиться:

Смотрите также

Польша стала пристанищем для многих беларусов, спасающихся от репрессий, и бегущих от войны украинцев. А ещё – главной мишенью для беларусских пропагандистов. Чтобы дискредитировать Польшу, они манипулировали историей и использовали миграционный кризис на границе Беларуси и ЕС.

Аналитика и обзоры

Мнения

Мониторинг СМИ

Тренды

Всячина

Видео

Тесты