Аналитика и обзоры Мнения Мониторинг СМИ Тренды Всячина Видео Тесты Тэги
facebook nizkiz Азаренок балючыя пытанні беларусские СМИ Би-2 Борис Надеждин будущее Владимир Путин ВНС война в Украине выборы в России гендер деконструкция диаспора дискриминация доносы закон Израиль инфографика Иран история манипуляции как не поддаться пропаганде Киберпартизаны кино Китай конспект конспирология Координационный Совет лгбт мова нарушение стандартов независимые медиа Новая Боровая политзаключенные Польша права человека приемы пропаганды прогнозы прокремлёвские нарративы пропаганда манипуляции пропаганда о чиновниках протесты в Грузии региональные сми рекламный рынок российские СМИ СБ Сидорская союзное государство спорт стандарты стандарты журналистики СТВ США Такер Карлсон твиты телеканалы теория пропаганды тесты Томаш Шмыдт уязвимые группы фашисты фейки ценности Чернобыль Что почитать электоральная кампания 2024

Женщины в заголовках: невидимые, неумелые, но привлекающие внимание

Беларусские медиа продолжают использовать гендерно-некорректные заголовки. Такие заголовки делают женщин и их вклад невидимыми; принижают и унижают женщин; привлекают внимание к материалу, эксплуатируя женских персонажей и женские качества.

Поделиться:

Продолжаем разговор о заголовках, которые делают текст гендерно-некорректным (см. Роль заголовка в гендерно-корректной журналистике). Мы базируемся на исследовании Media IQ, проведённом в феврале–апреле 2023 г. с целью изучения гендерной корректности беларусских СМИ.

Проблема гендерно-некорректных материалов остро ощущается в беларусских медиа. Среди героев и экспертов преобладают мужчины, в материалах активно конструируются гендерные стереотипы, почти не употребляются феминитивы.

Нередко гендерная некорректность возникает уже на уровне заголовка. Причём возможны случаи, когда сам текст не конструирует мифы и стереотипы и вполне профессионально раскрывает гендерно-чувствительную тему. Так бывает, когда в материале основная информация подаётся от первого лица, однако для заголовка, выполняющего функцию привлечения внимания, намеренно выбирается цитата, которая не оставит аудиторию равнодушной.

Вырванная из контекста, эта цитата не передаёт того смысла, который приобретает в тексте, а, наоборот, интерпретируется с опорой на стереотипы.

Скриншот zerkalo.io

Обычно так озаглавливают материалы, рассказывающие о том, как беларуски смогли реализовать себя в новой, «неженской», профессии: «Муж был категорически против». Как мама двоих детей из Барановичей стала дальнобойщицей или «Умела только рожать и кормить». Беларуска освоила новую профессию после семи лет декрета – и заработала на квартиры в Дубае.

По тому же принципу построен заголовок вполне корректного материала о небинарном беларусе: «Я – гомосексуальный человек, всю жизнь любил женщин». Беларус из Гданьска – про небинарность, радужные флаги на протестах 2020 года и прайды».

Существуют и другие проблемы с заголовками: женщины не фигурируют в них вовсе, хотя выступают героинями материала; заголовки способствуют формированию отрицательного отношения к героиням; заголовки манипулируют вниманием аудитории, вызывая интерес к материалу с помощью женских образов.

Рассмотрим несколько кейсов.

«Невидимые женщины»

Кейс «Денег даже на питание не хватает». Три истории беларусов с маленьким доходом

Скриншот zerkalo.io

Независимый ресурс обратился к важной социальной проблеме людей, живущих за чертой бедности. Согласно официальной статистике, таких в Беларуси 361 тысяча или почти 4 % населения. Медиа поговорило с теми, чей официальный доход не превышает размера бюджета прожиточного минимума, и представил их истории. Частично эти истории идут от первого лица, частично – в пересказе журналистов.

В материале три истории, две – женские, одна – мужская. Одна женщина работает, другая – пенсионерка, мужчина получает пособие по уходу за родственницей с инвалидностью. Истории схожи тем, что все трое испытывают большие сложности, по мере сил экономят, но не видят выхода, по крайней мере, в ближайшей перспективе. Объединяет героев ещё и то, что они не имеют иждивенцев.

Итак, хотя в материале рассказывается о двух женщинах и одном мужчине, в их отношении употребляется слово мужского рода – «беларусы». Такой подход, вероятно, закреплён в редакционной политике ресурса, так как встречается постоянно: в текстах, в которых идёт речь и о женщинах, и о мужчинах, в заголовках фигурируют формы мужского рода (например, здесь и здесь).

Такой подход делает женщин невидимыми, «растворяет» их в мужских языковых конструкциях. Уже это делает материал гендерно-некорректным, однако нужно учесть специфику поднятой проблемы: именно женщины в Беларуси, как и в мире в целом, составляют основную массу бедных. Особенно это касается женщин с детьми, в том числе одиноких матерей, разведённых и не получающих алименты (или получающих символические алименты), а также женщин, ухаживающих за детьми-инвалидами и не имеющих возможности работать.

Поэтому материал о людях, живущих за чертой бедности, – это материал прежде всего о женщинах, который должен по определению использовать грамматические конструкции женского рода.

Иначе, «пряча» женскую бедность, СМИ способствуют тому, что эта проблема не осознаётся обществом, и феминизм и гендерное равенство воспринимаются массовым сознанием как нечто непонятное и враждебное, как то, что можно обсудить «когда будут решены более актуальные вопросы», а не как стремление к социальной справедливости и борьбе с бедностью.

Женщины – никудышные матери. И плохие водители

Кейс Двухлетняя девочка едва не выпала с балкона многоэтажки в Светлогорске. Её мама в это время лежала на полу в «неадекватном состоянии»

Инфоподом публикации независимого ресурса стало сообщение БелТА, сделанное на основе информации, предоставленной официальным представителем Гомельского управления МЧС. Заметим, что информация БелТА имела нейтральный заголовок, содержащий в себе только первую часть заголовка независимого медиа.

В заметке рассказывается о том, что в открытом окне второго этажа жилого дома очевидцы заметили ребенка и, чтобы предотвратить несчастный случай, обратились в службу спасения. Прибывшие представители МЧС поднялись на балкон и предотвратили возможное падение девочки. В квартире находилась женщина, которая «лежала на полу в зале в неадекватном состоянии. Информация о состоянии женщины уточняется».

Формулировка «неадекватное состояние» может выражать разные смыслы, например, физическое или ментальное заболевание и др. Вынесение же этой информации в заголовок способствует расшифровке «неадекватного состояния» как «алкогольного или наркотического опьянения», что в контексте заметки не только формирует отрицательное отношение к матери девочки, но и демонизирует её как безответственную личность, пренебрегшую своими прямыми обязанностями по уходу за ребенком, что чуть не привело к трагедии.

По правилам новостной журналистики необходимо предоставить слово всем участникам случившегося. Понятно, что женщина, «находившаяся в неадекватном состоянии», не имела возможности объясниться, выразить собственный взгляд на произошедшее.

Представление о случившемся аудитория формирует на основе медийной информации. Насколько эта заметка объективно описывает ситуацию? И даже если всё так, какое впечатление создаётся публикацией на ресурсе: мать под действием наркотиков или алкоголя забыла о ребенке, что чуть не привело к трагедии? Насколько в этой ситуации есть вина только этой женщины? Где был в это время отец девочки, который – в соответствии с Конституцией Республики Беларусь – несёт равную с матерью ответственность за жизнь и здоровье своего ребенка? Честно трудился вне дома? А есть ли он вообще? И нахождение молодой матери в «неадекватном состоянии» – это проблема только данной семьи или всего общества?

Если мы не знаем ответов на эти вопросы, стоит ли формулировать тему таким образом, выбирая кликабельный заголовок?

В конце текста ресурс традиционно предлагает оценить статью с помощью эмодзи: «нравится», «смешно», «стыд» и др. Этот текст вызвал 97 % отрицательных эмоций, среди которых 44 % – «стыд», 29 % – «грустно» и 23 % – «возмутительно». Кстати, уточнения о том, в каком состоянии находилась женщина и что стало с этой семьёй дальше, не последовало.

Кейс Пенсионерка на BMW повредила пять автомобилей в Минске

Скриншот reform.by

Один из устойчивых гендерных стереотипов – что женщины являются плохими водителями. Хотя статистика показывает, что женщины нарушают правила дорожного движения значительно реже, чем мужчины, стереотип сохраняет свою живучесть. Один из факторов, который его подпитывает, – медийная информация об авариях и происшествиях.

В заметке независимого ресурса рассказывается о 65-летней водительнице, которая во время движения утратила управление и врезалась в припаркованные автомобили. Никто не пострадал. По словам женщины, она потеряла за рулём сознание.

Ситуация не представляет общественной опасности, не стала чем-то из ряда вон выходящим и может быть описана как стандартное происшествие в современном, насыщенном автомобилями городе. Нужно ли выносить в заголовок информацию о том, что водитель – женщина в годах? Чтоб к сексизму прибавить эйджизм и направить мысль аудитории на то, что пожилым людям, особенно женщинам, не следует управлять автомобилем? Кстати, то, что эта водительница – пенсионерка, как обозначено в заголовке, не обязательно соответствует действительности. Да, она достигла пенсионного возраста, но вполне может продолжать работать, тогда как ставить знак тождества между зрелым возрастом и пенсией некорректно.

Подобные заголовки закрепляют стереотипы, лишая людей в возрасте, прежде всего женщин, уверенности в том, что они справятся с вождением автомобиля, использованием компьютера и другими современными функциями. В результате лишь увеличится число пассивных граждан и возрастет разрыв между поколениями.

Точно ли гендер – определяющий фактор?

Кейс «Женщина или мужчина – всё равно». Глава МВД рассказал, кого будут призывать в «народное ополчение»

Руководитель МВД Беларуси Иван Кубраков в интервью агентству Sputnik Беларусь (принадлежит МИА «Россия сегодня») коснулся многих тем: концепции национальной безопасности, событий 2020 года, технического вооружения, интернет-разведки и др.

Независимое медиа обратило внимание на информацию о народном ополчении в Беларуси и сделало на её основе заметку, акцентировав внимание на том, что призывать туда будут и мужчин, и женщин.

В публикации «Зеркала» рассказывается, как будет создаваться народное ополчение, какой правовой базой оно регулируется, какая мотивация должна двигать призывниками. В числе прочего фигурирует цитата Кубракова о том, что «Если говорить, мужчина это или женщина, то это всё равно. Женщины, кстати, более боевые иногда бывают, чем мужчины».

Эта информация вынесена в заголовок. Так как сама идея народного ополчения является весьма спорной и, вероятно, малоэффективной, чтобы подчеркнуть эту точку зрения, не выражая ее прямо (например, через подбор аргументов или мнение эксперта), ресурс использует ссылку на то, что призывать туда можно и женщин. Упоминание женщин призвано доказать нерациональность идеи и оценить проект как неэффективный.

Результатом становится закрепление разделения гендерных ролей на защитников-мужчин и женщин, неспособных себя защитить и потому нуждающихся в защите.

Кейс «В основном – мужчины, но есть и женщины». Следователь «нарисовал» социальный портрет обвиняемого в сексуальном насилии над детьми

В основе материала независимого ресурса – информация, озвученная начальником отдела Следственного комитета Юрием Варавко во время ток-шоу «По существу» канала СТВ. Эксперт акцентирует «маску нормальности», под которой скрываются преступники: те, кого в быту называют педофилами, т. е. лица с расстройством сексуального предпочтения, согласно Международному классификатору болезней, составляют лишь малую часть (за последние 6 лет 75 человек из 2 200) тех, кто совершал такие преступления. Эксперт отмечает, что сексуальное насилие над детьми нередко осуществляется в состоянии алкогольного опьянения, а также потому, что ребенок, в отличие от взрослого человека, «очень легко доступен. Мы должны понимать, учить этому ребенка. Конечно, мужчине, чем найти взрослую женщину и выполнить соответствующие ритуалы, чтобы вступить в половую связь, проще найти ребенка рядом».

Ведущая, подхватывая слово «мужчина», интересуется, участвуют ли в таких преступлениях женщины. Эксперт говорит, что «Большинство преступлений данного вида совершается именно мужчинами. … Конечно, есть и факты среди женщин. Но по травматизму для ребёнка преступления мужчин более травматичны».

Таким образом, фокус делался на том, что преступления против половой неприкосновенности детей в большинстве случае совершают те, кто находится рядом с ребенком, и в своей повседневной жизни ничем не отличается от других людей. К детям их влечёт не страсть, а легкодоступность.

В материале независимого медиа акценты расставлены иначе. Информация о «маске нормальности» присутствует, но в меньшем объёме, тогда как сведения о том, что женщины тоже участвуют в таких преступлениях, сохранены полностью и вынесены в заголовок. Вероятно, это сделано потому, что журналисты склонны подчёркивать необычное, выбивающее из привычного русла, и информация о том, что женщины участвуют в сексуальном насилии над детьми, могла быть расценена именно таким образом. Однако мы уже обращали внимание на недостатки такого подхода: они, во-первых, основаны на стереотипах, во-вторых, противоречат интересам аудитории медиа.

Пока верстался номер: Борисовчанин зарезал друга на маминой кухне. Вот на что пошла женщина, чтобы скрыть преступление сына. Ещё один пример того, как медиа меняет фокус общественного внимания с совершившего преступление на женщину рядом (в данном случае – мать, которая пытается спасти сына от наказания). Безусловно, её поступок будет иметь правовые последствия. Но не она совершила убийство, тогда как массив подобных публикаций – а они отнюдь не единичны – формирует в отношении женщин определённое общественное мнение.

Таким образом, журналисты и редакторы продолжают практику гендерно-некорректных заголовков. Женщины в них либо не фигурируют вовсе, хотя являются героинями материала, либо, наоборот, привлекают внимание, не являясь центром повествования, либо заголовок – ещё до знакомства с материалом – формирует к ним предвзятое отношение.

Фото на главной: Alexey Hulsov, Pixabay

Хорошо 5
Смешно
Грустно
Злюсь
Кошмар
Поделиться:

Смотрите также

Польша стала пристанищем для многих беларусов, спасающихся от репрессий, и бегущих от войны украинцев. А ещё – главной мишенью для беларусских пропагандистов. Чтобы дискредитировать Польшу, они манипулировали историей и использовали миграционный кризис на границе Беларуси и ЕС.

Аналитика и обзоры

Мнения

Мониторинг СМИ

Тренды

Всячина

Видео

Тесты