Обесценить, упростить, подменить и обосновать ложные утверждения. Как госпропаганда формирует общественное мнение: «ИКАО неуклюже обвиняет Минск»

Совет Международной организации гражданской авиации (ИКАО) 19 июля опубликовал отчёт о вынужденной посадке авиалайнера Ryanair в Минске, на борту которого находился Роман Протасевич и его подруга Софья Сапега.

Поделиться:

Кратко

  • Часть первая: отвергай
  • Часть вторая: фабрикуй и конструируй
  • Часть третья: придание эмоциональной окраски
  • Часть четвертая: фрейминг и дегуманизация
  • Часть пятая: установление псевдологической связи

Ответственность за случившееся ИКАО возлагает на власти Беларуси, но официальный Минск не согласен с этим и с самого начала старается снять с себя ответственность, прибегая ко лжи и манипуляциям. ГосСМИ смещают акценты и подменяют понятия, нарушая стандарты журналистики.

С 20 по 23 июля в «СБ. Беларусь сегодня» вышла серия публикаций, посвящённая отчёту ИКАО, на примере которых можно проследить механизмы манипуляций общественным мнением: от обоснования ответов официальных лиц — до представления «обоснованной» версии событий.

На чём базируются «доказательства» госСМИ? Разбираемся с Media IQ в методах и приёмах.

Часть первая: отвергай

Скриншот icao.int

Отрицание фактов. Этот метод позволяет строить «доказательства» на отрицании фактов, выдвигая свои версии произошедшего. Первый тезис пропаганды: «Никакого захвата самолёта не было».

«Отчёт, напомню, был подготовлен ещё в январе этого года, и говорилось в нём главное: никакого захвата воздушного судна не было. Что не устроило Запад, и “расследователям” было поручено “восполнить пробелы”».

Устанавливается псевдологическая связь между промежуточным отчётом ИКАО с отрицанием захвата авиалайнера — и тем, что такой отчёт не устроил Запад. Людмила Гладкая переключает внимание публики с факта захвата самолёта на отсутствие записи переговоров между пилотами и Вильнюсом. Автор эмоционально обращается к публике:

«Думаете, в материалах появился разговор пилота рейса с вильнюсской башней? Им же скрывать нечего, да? Они ж там за правду? Ага! О чём переговаривался с Вильнюсом пилот, решивший 23 мая 2021‑го сесть в Минске, так и останется тайной. В дополненной версии “расследования” этого по-прежнему нет».

Приём «Апелляция к публике» используется для уклонения от пояснения деталей события, можно замолчать «неудобные» факты посредством прямого обращения к аудитории в форме лести или убеждения, что «все всё и так понимают». Гладкая в статье не опирается на факты: для чего нужны были беларусской стороне и ИКАО детали переговоров с Вильнюсом, если основные события происходили в Минске.

Воздействие на чувства и эмоции. Защищаясь — нападай, объясни публике, что это не мы плохие, а они. «А что было вначале! Сотни громких политических заявлений, требований, открытых угроз в наш адрес. Нас называли террористами, в чём только не обвиняли, закрыли для нас воздушное пространство. Ну и санкции».

Фото с сайта dw.com

Официальные лица включаются в манипуляцию и активно используют приёмы упрощения, когда сложную проблему сводят к удобному и нужному аспекту. «Для нас до сих пор непонятно, чем руководствовался командир воздушного судна Ryanair, когда за две минуты до перехода границы между Беларусью и Литвой он принял решение развернуться и лететь в Минск, – говорит Артём Сикорский. – Ведь командиру были даны РЕКОМЕНДАЦИИ, а не приказ». За кадром остаются: вброс о якобы минировании самолёта, сопровождающие рейс военные самолёты и пр., о чём директор Департамента по авиации Министерства транспорта и коммуникаций Беларуси Артём Сикорский умалчивает.

Стратегия «отрицая — обвиняй» преследует две цели: обелить себя и переложить вину на другого. Так читатель узнает, что решение о посадке в Минске принимал командир воздушного судна, диспетчер по всем международным правилам не мог оказывать давление на принятие решения, информационный вброс пошёл, когда беларусская сторона попросила польских партнёров предоставить копию переговоров с Вильнюсом для объективного контроля.

После таких рассуждений используется стратегия «лучшая защита — это нападение»: «докажите, что мы угрожали применением боевой авиации».

Таким образом происходит смещение акцента с самого факта посадки авиалайнера в нарушение Чикагской конвенции на малозначительные детали, которые имеют второстепенное отношение к делу. Беларусь имеет «железобетонные доказательства своей невиновности».

Высмеивание. После того, как были смещены акценты, происходит распределение на сильный-слабый. Используется манипулятивный психологический приём высмеивания: сарказм в отношении врага, чужого. Основная задача — «враг» должен выглядеть нелепым и смешным.

«После “заполнения пробелов” доклад ИКАО стал походить на второсортный шпионский роман, – говорит Артём Сикорский. – Стали появляться какие-то мифические лица, которых никто не видел, кроме этого диспетчера, якобы запись каких-то разговоров…»

По его словам, доклад «Не выдерживает никакой критики. Он категорически неприемлем и дискредитирует ИКАО как международный технический орган, который занимается гражданской авиацией».

Часть вторая: фабрикуй и конструируй

Скриншот pikabu.ru

Андрей Муковозчик озаглавил свой текст следующим образом: «Англосаксонская мораль гласит: договоры нужно исполнять лишь до тех пор, пока они выгодны тебе» – так выглядит приём фабрикации/конструирования высказываний, когда факты могут заменяться выдумкой, например, исторические события могут быть переписаны для достижения нужной цели. Так англосаксонская модель государства превратилась в мораль. Первое впечатление, что автор пытается разделить мораль на типы. При этом приписывает англосаксонской морали антиморальные качества. Выглядит запутанным, но в этом и есть манипуляция.

Упрощение. Утверждения, высказывания упрощают информацию. С одной стороны, нарушается стандарт полноты информации, когда читатель получает не все нужные факты от журналиста для объективного восприятия. С другой стороны, сложную проблему сводят к простому объяснению либо удобному, нужному аспекту.

«Как ранее сообщалось, в январе ИКАО уже опубликовало отчёт. И там говорилось, что перехвата не было, лётчик самостоятельно решил лететь в Минск, а Беларусь тщательно выполнила все необходимые процедуры. И вдруг появились новые факты».

Читатели знакомятся с тем простым обобщением, что есть новые факты, но далее вкладывается мысль, что эти факты несостоятельны:

«Участникам заседания продемонстрировали только некоторые текстовые распечатки. Но саму аудиозапись ранее публиковали польские спецслужбы.

При этом уничтожена аудиозапись переговоров экипажа. И на это тоже обратили внимание совета. А эта информация очень важна, чтобы показать логику, которой руководствовался командир воздушного судна. Удалять запись пилоты не имели права — это противоречит правилам. Запись важна, чтобы подтвердить, что всё это провокация с целью введения санкций и ограничений. Самолёт ещё находился в воздухе, а различные информационные ресурсы, контролируемые польским правительством, уже информировали, что задержан один из пассажиров рейса».

В отчёте ИКАО не говорится об уничтожении записи, но действительно сказано, что записи не сохранились, и указывается причина: поскольку размыкатель цепи CVR («чёрный ящик») не был вытянут после посадки самолета в Минске, то когда самолёт смог полететь в Вильнюс, запись переговоров делалась поверх записи переговоров во время перелёта из Афин в Минск.

Имя Романа Протасевича сознательно не упоминается, не придаётся значимости его фигуре. Из известного оппозиционного журналиста он превращается в одного из пассажиров.

Письма, на которых строилось изначальное оправдание посадки самолёта, превращаются в объект манипуляции уже Запада, но никак не Беларуси. Информация начинает подаваться на контрасте. Происходит плавный переход к обоснованию «правильности» действий/высказываний «своих» и «неправильности» «чужих».

«Попытались снова манипулировать с письмами о минировании, отметили в эфире телеканала. Для отправки двух писем, которые получили в Национальном аэропорту, отправитель использовал сервис “Протонмэйл”, который является якобы самым конфиденциальным почтовым сервисом из существующих. В Беларуси расследуют уголовное дело о лжеминировании борта. В Швейцарию, в чьей юрисдикции находится почтовый сервис, был направлен запрос. Но он проигнорирован».

Так, читатели не смогут узнать, что оригинал первого письма, на основании которого принимались решения, не был представлен и нет данных, что такое письмо отправлялось. Зато в доказательство существования второго письма, которое появилось уже после принятия решения о посадке, — предоставлены и оригинал, и скрин. Авторы отчёта говорят о том, что результаты расследования о лжеминировании так и не были предоставлены:

«В случае с событием в небе Беларуси фактов, доказательств и свидетелей нет, но тенденциозное решение есть, – констатируют в телеэфире. Расшифровки каких-то переговоров хватило, чтобы обвинить Беларусь».

Часть третья: придание эмоциональной окраски

Фото srazu.pro

Аналитик Беларусского института стратегических исследований политолог Алексей Авдонин высказывает мнение об отчёте ИКАО: «уровень объективности в этом отчёте близится к нулю», «этот документ сравним с некоторой конспирологией. Фактов, которые там описаны, не было, но они их додумали».

После конструирования версии необходимо показать несостоятельность аргументов «врага». Мнения провластных экспертов подаются в виде фактов, происходит имитация баланса. При этом государственные СМИ не дают ни одного эксперта, который бы говорил о состоятельности отчёта ИКАО, либо была дана  ссылка на материал, где об этом говорится. Эмоциональная окраска слов превращает мнение в манипулятивное оценочное суждение, такой приём подталкивает аудиторию к нужным выводам:

«Эксперт уверен, что в данной ситуации ИКАО пытается “плавно съехать с темы”, чтобы не отвечать перед беларусскими властями за свои ранние необоснованные обвинения».

Обобщения меняют отношение аудитории и/или искажают смысл происходящего: «Ограничения продолжают лимитировать работу нашей авиакомпании “Белавиа”, ущемляют беларусов как граждан, свободных в перемещении в любую точку мира».

Привлечение псевдоэкспертов считается манипуляцией в том случае, когда высказывание может оказать влияние на восприятие новости аудиторией. Так Алексей Авдонин «отметил, что для Беларуси было важно, чтобы ИКАО в своём докладе чётко определила, что с её стороны в ситуации с экстренной посадкой Ryanair в Минске не было никаких нарушений», при этом высмеивает отчет ИКАО, называя его «вялым», приписывает ему несвойственные качества: «попытка уйти от компенсации ущерба для Беларуси и “Белавиа”, подрыв системы международного права и практики работы международных организаций».

Мы уже писали про врага в лице «коллективного Запада», поэтому Алексей Авдонин в очередной раз использует для обвинения Запад и сотрудников ИКАО — специализированного учреждения ООН: «чиновники, которые работают в ИКАО, явно получают финансирование от стран коллективного Запада. Как результат  — делают такие отчёты, которые в принципе уже никому не нужны». Политолог ошибочно использует слово «чиновник» и «забывает» о том, что Беларусь также является членом ООН и, соответственно, также финансирует деятельность ИКАО.

В выстроенной логике подачи информации «СБ. Беларусь сегодня» используется такой метод манипуляций как отвлечение. Вброс разных версий и трактовок события, чтобы запутать аудиторию. Версии могут противоречить друг другу. Может создаваться ложное представление о произошедшем. Важно отвлечь аудиторию от нежелательной информации, перенаправить внимание в нужную или в другую сторону. Для этого могут быть использованы высказывания экспертов, чиновников. Так Артём Сикорский заявляет:

«В своём докладе, как и ожидалось, всю вину по данному инциденту еврочиновники списали на Беларусь. С нашей стороны последовала естественная и адекватная реакция — возмущение. Многие вещи в отчёте не поддаются критике, поэтому он скорее напоминает второсортный шпионский роман. Но для чего западные политики лишают беларусов права на свободу передвижения?»

ИКАО — это не еврочиновники, а Международная организация системы ООН со штаб-квартирой в Монреале, Канада, финансируемая национальными правительствами 193 стран, подписавших Чикагскую конвенцию.

Часть четвертая: фрейминг и дегуманизация

Фото 30-day-photo.livejournal.com

Алексей Авдонин утверждает, что «изначально ИКАО пыталась сохранить некую объективность в расследовании, однако силы коллективного Запада оказали влияние на эту организацию. Итогом тому и стал данный отчёт».

«нам от этого не легче, санкции-то не сняты. Так, ограничения продолжают препятствовать работе нашей авиакомпании “Белавиа”, влияют на финансово-экономические потоки и ущемляют права беларусов на перемещения в любую точку мира».

Эксперт ещё раз дословно повторяет«Чиновники, работающие в ИКАО, получают финансирование от стран коллективного Запада. И, к счастью, оно не резиновое. Так поддержку Турции и Ирана, например, им купить не удалось. Об этом можно судить по итогам встречи в Тегеране глав России, Турции и Ирана. На ней верховный руководитель Ирана аятолла Сейид Али Хаменеи сказал, что НАТО развязало бы войну под предлогом Крыма, и назвал экспансионистскую политику НАТО причиной кризиса вокруг этой страны», – запутав аудиторию окончательно.

Андрей Муковозчик продолжает дискредитировать отчёт и лиц, имеющих к нему причастность, а также в отношении офиса Светланы Тихановской использует приём «альтернативная номинация» — манипуляция общественным сознанием, применяемая для выражения различных оттенков отношения к описываемому объекту и воздействия на целевую аудиторию посредством варьирования его наименований.

«Оформлен отчёт как весёлые_ картинки для взрослых, чтобы было понятно даже… ладно, не будем никого обижать… из ИКАО. Точно так же, кстати, в этом же стиле оформлены и разные отчёты, выходящие с офиса Сьветы Пилипчук, — одна культура, как для дебилов», – написал Муковозчик. 

Он при этом обосновывает два тезиса:

  1.     Самолёт принудительно никто не сажал. «То есть самолёт никто принудительно не сажал. А именно об этом, я напомню, был главный крик в конце мая прошлого года: захват судна, государственное пиратство и прочая ересь. Более того, в докладе несколько раз описывается, как экипаж сам, после раздумий и совещаний, сам принял решение о посадке в Минске. И никто это делать не заставлял. Ни диспетчеры, ни истребители, никто». Как мы видим, используется местоимение «никто», абсолютизирующее информацию.
  2.     Экипаж самостоятельно принял решение о посадке самолёта в Минске.

По словам Андрея Муковозчика, «все остальные страницы отчёта посвящены попыткам хоть как-то и хоть в чём-то упрекнуть нашу страну». Чтобы удостовериться в мнении автора, необходимо прочитать отчёт, т. к. автор не только оценивает событие, но и подталкивает аудиторию к определённому выводу: «Сто страниц позора — и забыть про эту историю на всю жизнь. Потому что профессионалам должно быть, наверное, стыдно».

Часть пятая: установление псевдологической связи

Скриншот twitter-аккаунта @vetterrr

Скриншот twitter-аккаунта @vetterrr

Официальные лица используют манипуляционный приём, построенный на переносе логической связи «конкретная причина — конкретное следствие» на другие объекты и ситуации, чтобы запутать аудиторию и повлиять на восприятие информации.

В завершение серии информационных материалов Роман Рудь в «СБ. Беларусь сегодня» публикует статью, в которой Следственный комитет даёт официальную версию событий, прибегая к уже отработанным журналистами и экспертами манипуляциям:

  1. манипулятивные оценочные суждения и обобщение проблемы: «Комиссия ИКАО опубликовала долгожданный (зачёркнуто) забытый всеми и никому не нужный отчёт. Отмечу, что это не единичный случай электронного терроризма на территории Беларуси».
  2. манипуляция цифрами, которые не будут проверять: «Если говорить цифрами: с начала 2021 года возбуждено более 585 уголовных дел о ложном “минировании” более 5 000 объектов инфраструктуры в Беларуси. В том числе расследуется более двух десятков уголовных дел по фактам “минирования” Национального аэропорта Минск и бортов самолётов».
  3. апелляция к публике, непосредственное убеждение: «В западных СМИ, к глубочайшему сожалению, по-прежнему распространяется непроверенная информация, направленная на манипуляцию общественным мнением в собственных интересах. Со своей стороны призываем общественность не популяризировать инсинуации и циничные домыслы. Считаем недопустимым предположения, что кто-либо имеет монополию на истину, пока предварительное расследование не завершено».
  4. контраст «Будьте уверены, Следственный комитет крайне заинтересован в установлении истинных обстоятельств по уголовному делу. Объективно, беспристрастно, профессионально рассматриваются все без исключения факты и версии произошедшего».

Ещё одна сотрудница газеты Анна Курак «восстанавливает» логику событий через повествование:

«ИКАО неуклюже обвиняет Минск в принудительной посадке самолета RyanAir — ничего толкового не получается»

Журналистка отвечает на вопрос, почему, по мнению пропаганды, «ничего толкового не получается», и выдает желаемое вместо действительного: аудитории подаются утверждения, которые не подкреплены фактами. Смешиваются мнения и факты, и читатели получают готовые нужные выводы.

  1.     «Международная организация гражданской авиации более года делала вид, что проводит расследование».
  2.     «Пилот RyanAir, получив сообщение о том, что на борту, возможно, есть бомба, принял решение совершить посадку в Минске».
  3.     «Отчёт ИКАО рисует странную картину: нелепые и бездоказательные обвинения беларусской стороны, ссылки на сомнительные источники и политизированные заключения».
  4.     «Тех, кто осилил сотню страниц “обо всём и ни о чём”, можно искренне пожалеть: там есть обильный набор штампов, но нет ответов на главные вопросы: где запись разговора пилота с аэропортом Вильнюса и где объяснения из первых уст, почему было принято решение развернуть лайнер и идти на посадку в Минск? Ведь до беларусской столицы было 185 километров, а до пункта назначения — Вильнюса — всего 73. Загадка, о которой в пространном документе ИКАО нет ни слова».

Последний тезис интересен тем, что этот вопрос был задан одним из первых в расследовании вынужденной посадки: почему Минск, а не Вильнюс.

Подводя итог, мы видим попытки государственной пропаганды переложить ответственность за случившееся и подменить сделанные в отчёте ИКАО выводы с помощью не только сотрудников провластных СМИ, но и идеологически близких экспертов и чиновников. Однако эти попытки — довольно грубые и неуклюжие, поэтому легко распознаются подготовленным читателем.

Хорошо 2
Смешно 1
Грустно
Злюсь
Кошмар
Поделиться:

Смотрите также

Американские промежуточные выборы дали беларусским пропагандистам повод для домыслов, что республиканцы потеснят демократов и оставят Украину без поддержки США.

Аналитика и обзоры

Мнения

Мониторинг СМИ

Тренды

Всячина

Видео

Тесты