Уроки пропаганды. Как обвинить оппонента в собственных грехах

«И всё по Геббельсу: чем ужаснее ложь, тем легче в неё поверить. (…) отрезал своих людей от любой альтернативной информации. Медиа там уже не навязывают, они приказывают, как думать». Как вы думаете, о чём эта цитата и где она прозвучала? 

Поделиться:

Нет, цитата выше — это не иностранное издание рассказывает про официальный Минск, который заблокировал сайты десятков негосударственных СМИ (из которых более дюжины признаны экстремистскими), посадил десятки журналистов за решётку, а за подписки на неугодные медиа и репосты грозит несвободой их читателям. Не про Беларусское телевидение, где, по данным мониторинга Media IQ, более половины сюжетов на общественно-политическую тематику содержат пропагандистские манипуляции. Это «Беларусь 1» рассказывает о политике Киева и медиасфере Украины — страны, где введено военное положение и которая защищается от агрессии, в связи с чем борется с российской пропагандой и запретила пророссийские СМИ. Кстати, о «Беларусь 1»: в марте исследователи MediaIQ нашли пропаганду в 67,29 % от общего числа исследованных сообщений этого телеканала.

Что такое фрейминг?

Пропагандисты нередко говорят вещи, которые, если вырезать их из контекста, противоречат их собственным базовым нарративам. Цитируя такие высказывания, с удивлением хочется сказать про автора: ну и в чём он не прав? Например, в цитате выше содержится тезис, что государство обязано обеспечивать людям возможность получать альтернативную информацию.

Но если обратить внимание на контекст, рамку, то картина заиграет новыми красками, полный смысл месседжа меняется. Такая смена рамок называется фреймингом.

Подробнее: определение фрейминга
Фрейминг (от англ. frame — рамка) означает зависимость восприятия информации от контекста. Изменяя преподнесение контекста (меняя рамки), можно влиять на восприятие сообщения. Одно и то же явление, в зависимости от формулировки и смысловых акцентов в описании, может быть представлено как в негативном, так и в позитивном свете.

Но не всякая смена рамки является пропагандистской. Ведь любая единица информации воспринимается в контексте смыслового поля, опыта человека. Например, убийство курицы по-разному воспримут сельчанин и горожанин. Другой пример фрейминга — позитивное мышление и переформулирование проблем, которые используют психологи (стакан наполовину полон для оптимиста и наполовину пуст для пессимиста).

Пропагандистским фрейминг становится, когда рамка формируется с помощью не просто изменения перспективы, ракурса взгляда на проблему — а когда реализуется когнитивный механизм манипуляции сознанием для продвижения нужного нарратива (например, применяется подтасовка, подмена понятий, смещение акцента и прочие манипуляции, которые мы выделяем в методологии мониторинга Media IQ). Фокус в том, чтобы взять беспроигрышное утверждение в качестве аргумента (или факт для анализа), но поместить его в специальную рамку — и под таким соусом продвинуть нужный нарратив.

Механика фрейминга на примере

Разберём фрейминг на примере упомянутой в начале текста цитаты.

Беспроигрышное утверждение: «нарушать свободу слова нельзя».

Факт: «официальный Киев ограничивает пророссийские медиа».

Фрейм: комбинация манипуляций с дискредитирующими Украину месседжами.

Манипулятивная семантика: «всё по Геббельсу: чем ужаснее ложь, тем легче в неё поверить» — через параллель с нацистской пропагандой навешивается ярлык «нацизм».

Подмена понятий: «Киев отрезал своих людей от любой альтернативной информации» — речь не о «любой альтернативной», а о пророссийской информации в условиях войны с Россией. Месседж — Украина является фашистским государством.

Селекция: в сюжете замалчивается, что в Украине военное положение, которое предполагает другие нормы регулирования СМИ. К тому же на Украину напала Россия, а «альтернативная информация», о которой идёт речь — пророссийская. Месседж — ограничение пророссийских СМИ не имеет обоснованных причин.

Манипулятивные оценочные высказывания: «медиа там уже не навязывают, они приказывают, как думать» — это точка зрения автора сюжета, а не цитата эксперта. Месседж — Украина тоталитарная.

Смещение акцента: утверждение о нарушении Киевом свободы слова звучит в то время, как именно такая политика проводится в Беларуси и России (в которых, к слову, военное положение не объявлено). Месседж — украинские власти хуже беларусских и российских.

Вывод, к которому подводят аудиторию, то есть нарратив: «Украина нацистская».

Комичность. Фрейминг — основной принцип анекдотов

За счёт неожиданной смены рамки восприятия достигается комический эффект. Поэтому аргументы пропаганды порой выглядят смешно, если вырвать их из контекста конкретного информационного сообщения и воспринимать в контексте более широком.

Например, цитата Александра Лукашенко, что «двух сроков достаточно». Хотя сам Лукашенко дважды менял Конституцию Беларуси и продлил таким образом президентские полномочия на шесть сроков. Налицо противоречие.

Иллюстрация: обложка видео АТН на YouTube

Вынесенная на обложку цитата посвящена новым нормам в очередной раз изменённой Конституции. Поданный в тексте новости контекст объясняет цитату и снижает остроту парадокса. Но сама по себе цитата выглядит смешно.

Фрейминг как способ обвинить оппонентов в своих грехах

Фрейминг помогает отбирать аргументы у оппонентов. Пропагандисты тем самым перехватывают инициативу, выбивают почву из-под ног противников и разворачивают эти аргументы против них самих. А ещё маскируются.

«Нельзя сеять ненависть — это, наверное, ещё хуже, чем даже воевать»

Это пишет, например, колумнист «СБ. Беларусь сегодня» Андрей Муковозчик, в той же самой своей колонке разжигая ненависть.

А вот цитата министра информации Владимира Перцова:

«Люди стали мудрее. В силу житейского опыта люди поняли, что всё то, о чём в 2020 году нам трубили, выдавали за правду, оказалось ложью, и уже доверие к таким фейкомётам достаточно низкое в нашем обществе»

Из текста новости неясно, кого назвал фейкомётами в феврале 2022 года Перцов и на какие данные ссылается, но, по данным Chatham House за ноябрь 2021 года, 41 % горожан Беларуси доверяли негосударственным СМИ, а 19% — государственным. Зная широкий контекст, можно предположить, что Перцов имел в виду негосударственные медиа. Но есть и другие знания в широком контексте: о том, как освещалась в госСМИ пандемия и протесты после выборов.

Дополнить Перцова хочется словами директора агентства «Минск-Новости» и председателя правления «Белорусского союза журналистов» Андрея Кривошеева:

«Во время пандемии коронавируса социальные сети или социальные секты так перекормили фейками аудиторию, что люди поняли, что от этих фейков зачастую зависит их жизнь. То же самое сейчас происходит в вопросе войны и мира: если человек понимает, что от фейков будет зависеть его выживание, то он, конечно, будет искать более достоверную информацию»

Нельзя не согласиться. 

В продолжение темы войны. Вот что сказала 4 февраля директор представительства МТРК «Мир» в Беларуси Ольга Шпилевская.

«Вот это вот состояние, что война начнётся, оно заставляет народ думать о сегодняшнем дне и не думать на перспективу. А значит, не замечать каких-то промахов и политики своих политиков, которая не соответствует абсолютно интересам этого народа... Если есть страх у людей, это выгодно элитам»

Это сказано не о властях Беларуси, смещающих акцент со внутренних проблем страны на негативное влияние извне (топовый нарратив манипуляций), как можно было бы подумать — а об украинских властях. Через двадцать дней после этих слов Шпилевской российское вторжение в Украину действительно началось. 

Фрейминг обнаруживает двойные стандарты. Пишет сотрудница «СБ. Беларусь сегодня» Алёна Дзиодзина:

«Памятники освободителям и возложение цветов по случаю Дня Победы вдруг стали “угрозой национальной безопасности”, и ряд стран пожелал от этого избавиться. Любопытно, что там за безопасность в государствах такая, если ей угрожает цветок или монумент?»

К риторическому вопросу хочется вспомнить и о народном мемориале Роману Бондаренко

Как деконструировать фрейминг

Деконструкция фрейминга — тот случай, когда вышибают клин клином. Чтобы осознать действие фрейминга, нужна смена рамки — отделить аргумент пропагандистского сообщения и расширить контекст. Тогда можно увидеть полную картину. Пропаганда же обычно сужает контекст, показывая лишь его удобную часть.

Можно задаться вопросом: придерживается ли сам автор высказывания (или его единомышленники) того аргумента или принципа, который выдвигает?

А юмор — полезное средство, чтобы наглядно показать фрейминг и акцентировать противоречия.

Фото на обложке: «Спутник Беларусь»

Хорошо 28
Смешно 37
Грустно 13
Злюсь 11
Кошмар 5
Поделиться:

Смотрите также

В любом обществе есть те, кто за перемены, и те, кто категорически против. Такое разделение беларусы чувствуют сейчас особенно остро. Когда медиа пытаются угодить и тем, и другим, они рискуют погнаться за двумя зайцами.

Аналитика и обзоры

Мнения

Мониторинг СМИ

Тренды

Всячина

Видео

Тесты