«Невероятный змагар». Как госСМИ используют беларусский язык для дискредитации

Зачем пропаганде «мова» в русском тексте?

Поделиться:

В государственных СМИ используется приём, когда для дискредитации политиков, активистов и общественных явлений в русскоязычные тексты вставляются отдельные слова или фразы на беларусском языке. Самые известные и давние примеры — негативные ярлыки «змагары» и «свядомыя», навешиваемые на идеологических оппонентов властей. Новая волна применения этого приёма пошла после протестов 2020 года.

Для понимания сути манипуляции и её месседжа важно знать исторический контекст. В 1990-х вопрос государственности беларусского и русского языков расколол общество и стал политическим инструментом, а отношение к беларусскому стало маркером политической позиции. Госпропаганда с тех пор клеит на оппозицию ярлык, что беларусский язык является для неё главной ценностью. Хотя оппозиция Беларуси неоднородна, и в ней много людей против беларусского как единственного государственного языка.

Нет данных и о том, что большинство сторонников протестов 2020 года выступают за беларусизацию, то есть так утверждать нельзя. Зато есть данные Chatham House, что 69,7 % сторонников протеста хорошо относятся к России, хотя пропаганда клеймит протест как националистический и антироссийский.

Механизм высмеивания

Ключевой манипулятивный приём госСМИ, который используется при вставке беларусских слов в русскоязычный текст — высмеивание. Составляющие такого высмеивания — пародичность, несоответствие, ирония, унижение и создание мема.

1. Пародичность. Для дискредитации идеологических оппонентов используется язык, который они активно используют — беларусский. Пародийное подражание создаёт карикатурный эффект и означает негативно-критичную оценку.

«Просветительское (как же им «спадабалася» эта лазейка!) правозащитное учреждение (НКО) «Офис по правам людей с инвалидностью» с директором Сергеем Дроздовским — оно же благое дело делает, нет? Не только, скажем так»

«СБ. Беларусь Сегодня»  

2. Несоответствие. Вставка отдельных слов из одного языка в массив другого создаёт несоответствие, которое многими психологами-теоретиками считается определяющей характеристикой юмора: за счёт несоответствия и становится смешно (см. «Психология юмора», М. Род). В контексте Беларуси важно учитывать, что беларусский — не повседневный язык (на нём говорят дома 28,5 % беларусов), за счёт чего вычурность и пародичность беларусских вставок в русском тексте усиливается.

«Вот такие послания от поборников неверагоднай демократии получали многие из нас за свою политическую позицию»

СТВ

3. Ирония. Когда сотрудники госмедиа называют протестующих борцами и переводят слово на беларусский как «змагары», они тем самым ставят кавычки, подразумевают обесценивание прямого значения слова. Мол, никакие эти «змагары» не борцы на самом деле. В приведённом ниже примере обесценивание усиливается контрастным призывом «хавацца ў бульбу» — то есть намёком на трусость.

«Где сейчас «змагары«? Хавайся в бульбу. Или в… рапс»

«Сельская газета»

«Змагары потомственные — копни их, а там двурушники да лицедеи»

«СБ. Беларусь Сегодня»

4. Унижение. Высмеивание идеологических оппонентов через беларусский язык подразумевает их унижение и, наоборот, утверждение превосходства высмеивающих. На это работают все предыдущие пункты: пародичность выражает негативную оценку через карикатурность, несоответствие указывает на неадекватность, а ирония обесценивает.

«А теперь вот, похоже, стали отрабатывать антигосударственные деньги, «шпацыруючы па праспекце«»

«СБ. Беларусь Сегодня»

5. Создание и закрепление мема. Повторяя приём с беларусскими вставками, пропаганда создаёт норму дискурса, устойчивую смысловую конструкцию с негативными коннотациями. И с каждым новым повторением аудитория всё быстрее распознаёт посыл высмеивания. Вставка французских фраз в романе «Война и мир» не выглядит комично. Но вставка отдельных беларусских слов в русский язык в эфире госТВ — привычно считывается как высмеивание. А отдельные слова, вроде «змагароў» и «свядомых», уже давно стали негативными мемами, ярлыками, которые могут развиваться в новые выражения, вроде «змагарства» (пародия на «спадарства»).

«Беглая верхушка змагарства стала соблазнять самых крепких и сильных мужиков. <…>  Сутенёршей беларусского змагарства является сама Тихановская»

СТВ

«Об этой трагедии и о том, как её пытаются представить современные польские да и некоторые «свядомые» историографы»

«СБ. Беларусь сегодня»

Комбинация манипуляций

Высмеивание с использованием беларусского языка часто дополняется другими приёмами.

Смещение акцента

«Задержан «змагар«, жестоко избивший старика»

«СБ. Беларусь сегодня»

Этот заголовок — пример языка вражды. Хулиган поступил грубо в первую очередь не из-за политических убеждений, а из-за недостатка культуры и этики. Но автор текста связывает с поступком именно политическую позицию, чтобы дискредитировать через один частный случай всю социальную группу «змагароў». И не просто упоминает позицию в тексте, а именно акцентирует, вынося в заголовок.

Дегуманизация

«Бешеного зверя надо стрелять без всякой жалости. <…> Протестун раскрыл свой поганый рот, затем несколько раз толкнул женщину, публично унизил ее — и сбежал из троллейбуса. Чем не змагар? змагар и есть, невероятный змагар»

«СБ. Беларусь сегодня»

В заголовке текста содержится призыв к насилию, и человек называется зверем. Далее автор продолжает расчеловечивать его, называя «змагаром». Как и пример выше, это тоже пример смещения акцента и языка вражды.

Апелляция к личности

«Смешная деталь: как только в 2014 году Эдгар был избран в латвийский сейм, он немедленно совершил каминг‑аут. И знаете, кто ласковее других это приветствовал? «Эдгар, друг мой, восхищаюсь твоим мужеством и искренностью», — немедленно написал бывший министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичус. <…> Трогать чужие государственные символы… нельзя их трогать руками, особенно зная, откуда они растут у спадароў такого типа»

«СБ. Беларусь сегодня» 

Автор обращается к неким негативным личным качествам людей и их сексуальной ориентации, чтобы обосновать неправоту. Примечательно, что дискредитируются не беларусские, а латвийские политики. Но слово «спадары» указывает на идеологическую близость беларусской оппозиции: речь о случае в Риге, когда мэр Мартиньш Стакис и министр иностранных дел Латвии Эдгар Ринкевич во время чемпионата мира по хоккею заменили госфлаг Беларуси на флагштоке в центре столицы Латвии на бело-красно-белый.

Подтасовка, селекция

«Напомнив, что в числе нацистской атрибутики, которую бездумно (а скорее, всё-таки сознательно) используют современные свядомые – не только бчб-флаг, но и выкрик «Жыве Беларусь!», учёный и парламентарий заметил…»

«СБ. Беларусь сегодня»

В тексте говорится об использовании приветствия «Жыве Беларусь!» коллаборационистами, но не упоминается, что лозунг появился задолго до войны, использовался беларусскими классиками и даже встречался в партизанской песне авторства Пимена Панченко. Девиз 25 лет присутствовал на логотипе парламентского издания «Народная газета» и был заменён на «Жыві і квітней, Беларусь!» лишь после протестов 2020 года. Так пропаганда выборочно подаёт факты для дискредитации протестного движения.

Вывод

Государственные медиа используют беларусский язык для дискредитации идеологических оппонентов, комбинируя высмеивание с другими манипулятивными приёмами. Такое высмеивание осуществляется в русле нарратива, что Беларуси нужно отказаться от дискредитировавшего себя и бесперспективного национализма. Протесты 2020 года стали поводом, по которому этот приём стал встречаться в госСМИ чаще.

Читайте также:

Рассинхронизировались

Гостелеканалы разглядели танки на границе, осторожный оптимизм в борьбе с COVID и поглумились над Украиной за покупку электричества

Хорошо 1
Смешно
Грустно
Злюсь
Кошмар
Поделиться:

Смотрите также

Беларусские пропагандисты убеждают, что Лукашенко в 2020-м якобы сохранил страну. В это время их российские коллеги представляют Беларусь как часть России – федеративную республику. Теперь Киев заинтересовался вопросом беларусской легитимной власти.

Аналитика и обзоры

Мнения

Мониторинг СМИ

Тренды

Всячина

Видео

Тесты