Аналитика и обзоры Мнения Мониторинг СМИ Тренды Всячина Видео Тесты Тэги
facebook Lviv Media Forum nizkiz Азаренок балючыя пытанні беларусские СМИ Би-2 Борис Надеждин будущее Владимир Путин ВНС война в Украине выборы в КС выборы в России гендер деконструкция диаспора дискриминация доносы закон Израиль инфографика Иран исследования история манипуляции как не поддаться пропаганде Киберпартизаны кино Китай КНДР конспект конспирология Координационный Совет лгбт мова нарушение стандартов независимые медиа Новая Боровая образование политзаключенные Польша права человека приемы пропаганды прогнозы прокремлёвские нарративы пропаганда манипуляции пропаганда о чиновниках протесты в Грузии региональные сми рекламный рынок российские СМИ СБ Сидорская союзное государство спорт стандарты стандарты журналистики СТВ США Такер Карлсон твиты телеканалы теория пропаганды тесты Томаш Шмыдт уязвимые группы фашисты фейки ценности Чернобыль Что почитать электоральная кампания 2024

«Жена Саши Филипенко» и «новый пресс-секретарь президента США»: что общего в этих кейсах и почему на них стоит обратить внимание всем медиаменеджерам

Тема «Гендер в СМИ» в очередной раз вызвала дискуссию. Поводом стали сообщения сначала о «жене известного писателя Саши Филипенко», затем — о назначении нового пресс-секретаря Белого дома без упоминания её имени и профессиональных заслуг, однако с подчёркиванием афроамериканского происхождения и принадлежности к ЛГБТ-сообществу (например, здесь и здесь).

Поделиться:
Скриншот с сайта euroradio.fm

Основная ошибка таких материаловсмещение фокуса с действий героинь — а именно эти действия по определению должны были стать основой журналистского текста и называться в заголовках — на позиционирование героинь как кому-то или чему-то принадлежащих. В результате в первой истории акцент делался не на выход Марии Филипенко на улицу Петербурга с антивоенным плакатом, не на причины, побудившие её это сделать, и не на последствия этих действий, а на тот факт, что эта женщина — супруга известного человека.

Героиня второй истории представлена в первую очередь как относящаяся к определённой расовой и социальной группе. Такая трактовка подталкивает читателей к выводу о том, что эта принадлежность и определила назначение. Тогда как в действительности Карин Жан-Пьер исполняет обязанности главного заместителя пресс-секретаря Белого дома (the principal deputy press secretary for the White House), что предполагает обладание ею всеми необходимыми компетенциями для занятия данной должности. В официальной информации Белого дома подчёркивается именно этот момент: ни цвет кожи, ни открытый ЛГБТ-статус не помешали Карин — благодаря её профессиональным качествам — стать пресс-секретарём президента США. И эту же идею акцентировала Джен Псаки, представляя свою преемницу.

Скриншот golosameriki.com

СМИ же, к сожалению, сместили акценты с того, что сделали и чего достигли героини, на классификацию их в соответствии с социальными и гендерными стереотипами. В результате лишили субъектности, перевели из статуса акторов в статус марионеток. Это несправедливо по отношению к любому человеку и особенно часто происходит в отношении женщин. И это не только «гендерно некорректно».

В подобных ситуациях можно сетовать на неосведомлённость журналистов о принципах DEI в целом и гендерного равенства в частности. Однако сегодня найти информацию на эту тему несложно, опубликовано большое количество исследований и рекомендаций, выполненных в том числе на беларусском материале (например, здесь и здесь), проводятся соответствующие тренинги.

Представляется, что дело не только в незнании основ гендерно-корректной журналистики отдельными представителями медиа. Речь о более серьёзных проблемах.

Первая — это приоритет кликабельности над всеми остальными журналистскими KPI. Безусловно, заголовки типа «Жена Саши Филипенко вышла на площадь» или «Чернокожая лесбиянка стала пресс-секретарём президента США» могут увеличить число просмотров и комментариев, однако к такой ли обратной связи со своей аудиторией должны стремиться медиа? Желание сделать СМИ успешным в коммерческом отношении не должно приходить в противоречие с позиционированием издания как релевантного, пользующегося доверием своих читателей, предоставляющего не просто объективную и достоверную, но прежде всего качественную информацию.

Проблема в данном случае не в конкретных журналистах, которым не хватило гендерных знаний. Вполне вероятна ситуация, что авторами были предложены информационные и гендерно-корректные заголовки, но они оказались заменены выпускающим редактором «в целях большего охвата и лучшего продвижения материала».

И здесь чётко видна вторая проблема: для сокращения числа гендерно-некорректных журналистских текстов нужны не только гендерные знания. Необходима политическая воля редакционных менеджеров, «лидеров мнений», всего журналистского сообщества, направленная на недопущение любой дискриминации, в том числе гендерной.

Гендерные стереотипы — не просто «мелкие нарушения», это основа для возникновения гендерной дискриминации, тогда как главный принцип правового демократического общества — недопустимость любой дискриминации.

Наивно думать, что гендерные стереотипы исчезнут сами собой как только журналисты прослушают на эту тему лекцию. Гендерное просвещение сотрудников СМИ — прежде всего медиаменеджеров и редакторов — лишь первый шаг на пути запрета гендерной дискриминации.

Одного знания о том, как поступать правильно, недостаточно. В программных документах, определяющих редакционную политику изданий, в кодексах профессионального поведения журналистов должно быть закреплено положение о недопустимости дискриминации, и это положение должно работать при обсуждении стратегии и тактики СМИ, каждого материала и каждого действия сотрудников. Тогда гендерное знание перестанет быть факультативным преимуществом нишевых изданий с соответствующей целевой аудиторией, а станет востребованным руководством к действию всех приверженцев качественной журналистики.

И подобные кейсы, если и будут появляться, то в качестве предмета анализа не только гендерных, но всех медиаэкспертов, стремящихся к повышению стандартов беларусской журналистики.

Хорошо 3
Смешно
Грустно
Злюсь
Кошмар
Поделиться:

Смотрите также

Польша стала пристанищем для многих беларусов, спасающихся от репрессий, и бегущих от войны украинцев. А ещё – главной мишенью для беларусских пропагандистов. Чтобы дискредитировать Польшу, они манипулировали историей и использовали миграционный кризис на границе Беларуси и ЕС.

Аналитика и обзоры

Мнения

Мониторинг СМИ

Тренды

Всячина

Видео

Тесты