Враньё, манипуляции и образ врага: пропаганда о т. н. «дне народного единства»

В 2021 году правящий режим ввёл в календарь праздников так называемый «день народного единства», который отмечается 17 сентября – в день вступления в 1939 году советских войск на территорию западной Беларуси, которая тогда была частью Польши.

Поделиться:

СССР атаковал Польшу с востока по секретной в то время договорённости с нацистской Германией, которая 17 днями ранее напала на Польшу с запада, начав Вторую мировую войну.

В итоге этот день советско-нацистского единства пропаганда Лукашенко требует считать «днём единства беларусского народа».

Рассмотрим, как пропаганда описывала эти события в печатной прессе, и как она использовала их в контексте современной политики.

Фото: БЕЛТА

Польская оккупация и советское «счастье»

Пропаганда описывает положение Западной Беларуси в составе Польши исключительно в чёрном цвете, говоря о политике ассимиляции, об угнетении национальных меньшинств и экономическом гнёте. И всё это действительно в той или иной степени имело место.

В газете «Рэспубліка» председатель Постоянной комиссии Совета Республики по экономике, бюджету и финансам Татьяна Рунец прямо приравняла освобождение от нацистской оккупации к советскому освобождению от оккупации польской:

«Ведь оба этих праздника объединяет одно – освобождение наших земель от оккупантов. И если в 1944 году с территории Беларуси были изгнаны немецко-фашистские захватчики, то в 1939-м части Красной армии освободили западнобеларусские земли от почти 20-летней польской оккупации… Политика санации, которую Польша проводила в отношении беларусского населения, по своей сути больше напоминала этноцид, когда настоятельно и последовательно уничтожались национальная идентичность, самосознание народа… Здесь не только не развивалось промышленное производство, но и постоянно происходило сокращение рабочих мест, у местного населения отбирали земли. Беларусов фактически превращали в рабов, которые должны были с утра до ночи работать и обслуживать польских помещиков».

Конечно, зачем писать о разных периодах в политической жизни межвоенной Польши, о борьбе внутри Польши шовинистов и федералистов, стремящихся к сотрудничеству с национальными меньшинствами, о том, что в польский парламент беларусы могли избирать своих депутатов, что беларусы могли много и успешно бастовать? Ведь может получиться, что даже под польской оккупацией беларусы имели больше прав, чем сейчас под властью Лукашенко.

«Польская власть осуществляла репрессии по отношению к местным жителям, имела место дискриминация православного большинства, во второй половине 1930-х усилилось давление на евреев», – рассказывает дипломник Брестского госуниверситета Илья Тельпук о жизни в Лунинце, выступая в роли эксперта-историка для «СБ. Беларусь сегодня».

Да, беларусам в 1920–1930-е годы в Западной Беларуси было нелегко. Однако тяжелые реалии жизни в Западной Беларуси для объективности нужно сравнивать с реалиями жизни в Беларуси Восточной.

Можно было бы, например, сравнить положение православных верующих под польской и под советской оккупацией. Так, например, в Западной Беларуси к 1939 году действовало около 800 православных храмов и пять монастырей.

В Восточной же Беларуси легальная православная церковная организация практически перестала существовать к 1939 году – коммунистические власти закрыли последний официально действующий храм. Из-за массовых арестов священников в БССР верующие иногда сами были вынуждены проводить богослужения:

«В ряде мест верующие собираются в церквях и проводят церковные службы сами, без попов, а религиозные обряды выполняют на квартирах:

  1. В г. Рогачёв группа религиозных женщин, так называемых “диаконис”: Лошакова – 50 лет, Вишневская – 45 лет, Коновальчикова – 75 лет и Гисель Александра – 20 лет, ходят по домам верующих, где выполняют религиозные обряды вместо попов – крестят детей, отпевают умерших и т. д.
  2. В с. Лунино Рогачёвского района также выполняют религиозные обряды бывшие монашки.
  3. Вблизи Орши бывшие монашки, проживающие в каплице, используют каплицы для религиозных отправлений, убирая на это время постельные принадлежности. 
  4. 22.04.1938 г. бывший псаломщик Кравчёнок 50 лет, у себя в доме, д. Большая Степня Минского района, собрал религиозников и устроил богомоленье, во время которого ходил вокруг дома с иконами.
  5. В д. Симоничи Лельчицкого района группа женщин-церковниц 24 апреля подговорили 13-летнего мальчика открыть церковь, после чего организовали в ней служение, на которое собралось значительное количество верующих Лельчицкого и Туровского районов. Эта церковь не функционирует в течение 4-х лет, но решения правительства закрыть её не имеется. В числе организаторов открытия церкви была Вересова Мария Яковлевна, 38 дет, муж которой репрессирован», – говорится в советском документе времён Большого Террора.

Почему-то об этих реалиях христианской жизни в БССР решил не говорить старший благочинный церквей Оршанского округа Русской православной церкви протоиерей Валерий Серко, вроде искренне сетовавший по поводу «конфессионального польского гнёта».

Что касается репрессий – межвоенная Польша (при всех её проблемах и грехах перед её беларусским, украинским и еврейским населением) не знала такого явления, как расстрелы сотен тысяч людей, массовая смерть от голода, ограбление и ссылка миллионов.

А вот межвоенный СССР только за 1937-1938 годы приговорил к смерти около 700 000 человек, в целом же в ходе сознательной политики террора, раскулачивания и коллективизации стали жертвами голода и репрессий миллионы человек. Особенно тяжёлые потери понесла беларусская интеллигенция. Репрессированы были семеро из восьми первых ректоров БГУ, трое из них были расстреляны. Даже известные всем поэты Якуб Колас и Янка Купала  были под угрозой ареста и суда как «беларусские национал-фашисты».

Однако такие «мелочи», как около 68 000 белорусов, умерших от голода в 1932–1934 годах в БССР, или тысячи убитых коммунистами беларусов в Курапатах почему-то официальную пропаганду совершенно не волнуют. Залитая кровью и покрытая телами умерших от голода БССР 1930-х для современных пропагандистов – сияющий град на холме.

Иллюстрация planetabelarus.by

Радостное «освобождение»

Создав полностью искажённые образы Западной и Восточной Беларуси, пропаганда затем рисует благостную, но такую же кривую картинку «освобождения» Западной Беларуси от «польских панов».

«Заглянем в местный музей. В начале экспозиции показано, насколько бедно жили люди: на фото босые дети на берегу Щары, крытая соломой хата без дымохода и с проросшим сквозь крышу деревом. Можно увидеть польские деньги, которые ходили в период оккупации, номерные знаки для велосипедов, сермягу – верхнюю женскую одежду, кросна, старинные предметы быта….

Местное население с большим воодушевлением встречало Красную армию: подносило хлеб-соль, дарило цветы. В этот день в городе проходил митинг по случаю освобождения края… Встречали цветами и яблоками части РККА и крестьяне из Кокошиц. Патриотический подъём был настолько велик, что все окрестные мальчишки собирались ехать добровольцами в Испанию бить фашистов», – пишет «Сельская газета».

Отметим тот факт, что гражданская война в Испании закончилась весной 1939 года, а советские войска пришли в Западную Беларусь осенью. Разве что особенностями вранья советской пропаганды можно объяснить то, что часть советского населения так в итоге и не узнала, чем закончилась та «борьба с фашизмом». Когда поддерживаемый Сталиным режим испанских коммунистов начал скатываться к окончательному краху, сообщения сталинских газеты о событиях в Испании стали совсем короткими (1-3 абзаца) и «уехали» с передовиц на последние страницы «Правды».

Правда, 1939, №91

Что же касается цветов и яблок – действительно, часто Красную армию встречали с радостью, ведь порядки межвоенной Польши мало кому из беларусов нравились, а вот отголоски советской пропаганды о том, что за границей есть свободная и богатая беларусская республика, до людей доходили.

Но радостно встречали не только советских солдат – и немецкие части, которые дошли до беларусских территорий в 1939 году, встречались местным населением с энтузиазмом и цветами. В некоторых деревнях воздвигались приветственные арки не только с советскими, но и с нацистскими флагами.

Однако эта радость от «освобождения» длилась в западнобеларусских массах совсем недолго. Немцы быстро ушли, а вот начавшийся советский террор, массовые депортации населения, переполненные тюрьмы НКВД – резко изменили настроения в наших городах и деревнях на антисоветские.

«Без оружия и по одному нам не разрешалось никуда отлучаться… В первой роте нашего батальона однажды пропал дозор из двух бойцов. Через несколько дней одного из них нашли прибитым к земле штыком его же винтовки, второго вообще не нашли», – писал один советский военнослужащий о своей жизни под Гродно ещё до германо-советской войны.

С началом войны нападений жителей Беларуси на советские войска стало во много раз больше.

«Вражеские элементы… освободили из тюрем более 3 000 арестованных… открыли стрельбу из окон по частям и тылам наших войск», – напишет 13 июля 1941 года глава контрразведки 10-й советской армии про события в Белостоке.

Вот общая оценка ситуации со стороны немцев, уже действовавших в далеко восточной части Беларуси:

«11 июля 1941 года… Необходимо отметить, что пока беларусское население, то есть население района примерно до линии Гомель-Костюковичи-Климовичи, Горки, Дубровно, Витебск, Городок, вело себя безупречно».

В документе отмечается «доверие гражданского населения к немецким вооружённым силам» и «подъём, с которым местные жители встретили своё освобождение от советского режима».

По сути большевики в 1939 году развязали в Западной Беларуси ту же скрытую, но кровавую гражданскую войну, которая уже 20 лет лютовала на востоке Беларуси. И эта война стала открытой и ещё более кровавой в июне 1941 года.

Брест, 1940 год

Угрозы и умолчания

Кроме того, что дата 17 сентября используется для лакирования советской действительности, она же стала воплощением агрессивной пропаганды против современной Польши. Ей голословно приписываются имперские планы по захвату беларусской и украинской территории – по аналогии с Польшей межвоенной.

«Впрочем, никуда эта агрессивность не делась и сейчас. Наша западная соседка, словно наёмник перед телекамерой, бравирует тем, что готовит в своих военных лагерях боевиков для вторжения в Беларусь, стягивает к нашей границе всё больше войск и пытается через экономическую блокаду поставить Минск на колени», – пишет Виктор Лещенко в «Народной газете».

При этом самой Польше угрожают… агрессией со стороны чехов и немцев:

«Заинтересованных превратить её в клона Украины предостаточно. И прежде всего это Вашингтон и Лондон. И даже Берлин и Прага. Да, поляки наивно думают, что удачно навострили свои танки на наши и украинские территории. Но при этом они не учитывают, что у чехов и немцев тоже где-то спрятаны карты наступления и возврата своих исконных земель, которые сегодня входят в контур польских границ», – пишет эксперт по национальной безопасности Александр Тищенко в «СБ. Беларусь сегодня».

Таким образом Польша якобы стоит перед угрозой «удара в спину».

Но вопрос о том, что СССР действительно захватил Западную Беларусь и Украину в 1939 году ударом в спину Польше, воюющей в это время с Гитлером, псевдоисторическая пропаганда в исполнении официозных историков при этом обходит.

А ведь не было бы договорённости Сталина и Гитлера о совместных действиях против Польши, не было бы праздника 17 сентября 1939 года. И именно этот праздник связан с последующим заключением между коммунистами и нацистами договора о дружбе на фоне уже идущей Второй мировой войны.

Псевдопраздник псевдоединства

Официальная пропаганда, по сути, не скрывает конъюнктурный характер введения в 2021 году 17 сентября как Дня народного единства.

«Желание воздать должное стремлению беларусского народа быть единым, а также гибридная агрессия стран Запада в отношении нашей страны, дополненная проявлениями исторического реваншизма Польши с её мечтами вернуть “кресы всходне”, сделали понятным решение президента Республики Беларусь воссоздать этот праздник», – заявил ректор Академии управления при президенте Вячеслав Данилович.

Откуда он взял, что Польша мечтает вернуть kresy, Данилович не пояснил. Однако из выступлений пропагандистов видно, что под «единством» понимается единообразие в подчинении режиму Лукашенко, – точно так же, как сохранение его неограниченной и незаконной власти маскируется словами «оборона суверенитета».

«Во время проводимых в нашей стране акций ко Дню народного единства мы будем акцентировать внимание на то, что наш суверенитет – результат долгого процесса борьбы беларусов. Мы должны сейчас его предельно ценить, передавать молодому поколению, понимать, что в современных условиях, когда коллективный Запад ориентируется на эскалацию в нашем – восточноевропейском – регионе, это всё в итоге может привести к подрыву суверенитета и независимости нашей республики», – заявил аналитик Беларусского института стратегических исследований Алексей Авдонин.

При этом Авдонин не пояснил, кто же начал 24 февраля 2022 года самую большую и кровавую войну в Европе с 1945 года, и кто именно косвенно втянул Беларусь в эту войну, пропустив войска РФ на территорию Киевской и Черниговской областей Украины.

Вот уж эскалация так эскалация была. Кто же её, рискуя суверенитетом и независимостью Беларуси, допустил?

Кроме того, на реальный суверенитет Беларуси пропагандистам Лукашенко плевать, иначе бы они не скорбели по «трагическому распаду» СССР, только ликвидация которого и дала Беларуси независимость и суверенитет.

Однако сама пропаганда проговаривается, что никакого «единства» в беларусском обществе нет. Наоборот, продолжающиеся третий год репрессии и неудачная для Путина и Лукашенко агрессия против Украины только озлобляют многих беларусов. И пропагандисты не видят никаких других способов, кроме ужесточения репрессий.

Так, например, Андрей Муковозчик пишет в своей колонке в «СБ. Беларусь сегодня» об участнике протестов, который остаётся жить в Беларуси и ранее дал интервью белостокскому изданию «Мост»: «Евгений – борцун давнишний», «Хорошо обученные люди дадут евгениям статуэтки (намёк на убийство в Петербурге известного российского блогера – Авт.). Или по килу взрывчатки для железных дорог. Или ещё что-нибудь, они ж все там креативные, мочи нет. И отсидевшиеся пойдут нас убивать. Думаете, нет? Пойдут, причём задёшево… Если кто-то ещё сомневается, что вот этими простыми с виду заявлениями (и непубличными затем шагами) Беларуси объявлена террористическая война, буду рад услышать аргументированные возражения. Но услышьте и вы меня: лучше поставить крест добрососедства над каждым упокоенным беглым, протестуном и борцуном, чем дать хотя бы один шанс терроризму разгуляться».

Откровенная ложь и кровавые призывы трусов-пропагандистов вряд ли сделают праздник единства Сталина с Гитлером более популярным среди беларусов.

Хорошо 5
Смешно
Грустно
Злюсь
Кошмар
Поделиться:

Смотрите также

Беларускія прапагандысты даводзяць, што без Лукашэнкі беларусы нічога не вартыя, імі трэба кіраваць жалезнай рукой. Між тым, пандэмія каранавіруса і пратэсты 2020-га паказалі, што беларусы могуць пры патрэбе хутка арганізавацца і даць рады без усякіх «начальнікаў».

Аналитика и обзоры

Мнения

Мониторинг СМИ

Тренды

Всячина

Видео

Тесты