«Власть фактически узаконила воровство». Зикрацкий о новом законе, который узаконил пиратство и «серый» импорт

В Беларуси узаконили пиратство и «серый» импорт объектов интеллектуальной собственности. Это значит, что теперь для показа на телеканалах спортивных мероприятий, фильмов и сериалов, а также трансляции на радио песен из «недружественных» стран на территории Беларуси не требуется одобрение правообладателей.

Поделиться:

Новый закон касается многих отраслей, но Media IQ решил обсудить, как это затронет медиасферу, с юристом Сергеем Зикрацким. Он в своё время много лет имел практику защиты объектов интеллектуальной собственности.

Фото: Роман Калиновский

Что означает для медиа, которые работают на территории Беларуси, вступление  17 января 2023 года в силу закона «Об ограничении исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности»?

Пока рано говорить, какое влияние окажет новый закон на беларусские медиа. Всё дело в том, что документ предусматривает принятие правительством дополнительных нормативных актов. В новом законе сказано, что ПО, аудиовизуальные произведения, эфиры телепередач и другой контент можно использовать согласно определённому перечню. Кто эти списки будет составлять, пока неизвестно. Это как раз и будет регламентироваться дополнительными актами.

Процедура будет выглядеть следующим образом: условно, какой-то госорган, допустим, Министерство информации, включает в перечень некие объекты интеллектуальной собственности либо самих правообладателей, и определяет условия использования этих объектов. Поскольку законом предусмотрено, что ещё нужно будет выплачивать деньги за пользование объектами ИС, то беларусские медиа (раз мы говорим про сми), должны будут перечислять вознаграждения в патентный орган.

То есть не любой контент или ПО можно использовать легально без разрешения правообладателей?

Да, не любой. Именно из-за этого и непонятен масштаб трагедии. Что войдёт в эти списки, пока непонятно. Всё будет зависеть от того, был принят этот закон для того, чтобы узаконить пользование ПО и контентом, которые необходимы для работы госструктур, или в глобальном масштабе. Плюс я предполагаю, что эти перечни будут обновляться.

При этом правообладатели не смогут никак на это повлиять?

Список тех, кого это может коснуться, достаточно большой, потому что, по мнению власти, у нас много «недружественных» стран. Но так или иначе правообладатели не смогут никак повлиять на ситуацию. Дело в том, что законодательства об интеллектуальной собственности построены на национальной модели. В каждой стране свои законы, которые определяют, как можно использовать объект интеллектуальной собственности и как его защищать. То есть условно, автор фотографий захочет компенсацию за то, что БЕЛТА пользуется его фотографиями или просто запретить ими пользоваться. Тогда он должен обратиться в беларусские суды, но те, в свою очередь, сошлются на новый закон, по которому его согласие не нужно. Иск будет отклонён.

Комментируйте нас в Instagram — дайте отпор пропаганде!

А есть ли международные акты, которые предусматривают защиту правообладателей?

Международные акты существуют, но они работают на уровне правоотношений между государствами. Республика Беларусь присоединилась к Бернской конвенции и взяла на себя обязательства по этому договору. Документ устанавливает, что государства регулируют вопросы интеллектуальной собственности на национальном уровне в соответствии с принципами, заложенными в этой Бернской конвенции. Наш закон не соответствует ей. Получается, что Беларусь, принимая этот закон, нарушила свои обязательства в рамках этой конвенции. Но Конвенция не предусматривает возможности урегулирования этого спора на уровне правообладателя и нарушителя. Единственный вариант, который предусматривает Конвенция — споры между государствами. Любое государство-член Бернской конвенции может обратиться в Международный суд с иском в связи с принятием Беларусью этого закона.

Значит ли принятие закона, что беларусские телеканалы и радио смогут транслировать пиратский контент?

Получается, что да. Только это не будет называться пиратством. Если они после вступления в силу нового закона начнут транслировать тот контент, который внесут в перечень, то с точки зрения беларусского закона этот контент уже станет законным, хотя де-факто останется всё тем же пиратским. Беларусь просто легализовала воровство на государственном уровне. Вероятнее всего, мы увидим в ближайшей перспективе, что беларусские медиа начнут использовать аудио-видеопроизведения, не имея на то разрешения правообладателей.

И до принятия этого закона беларусские редакции со скрипом принимали решение вместо пиратских Windows, Microsoft Office и Photoshop использовать бесплатные аналоги или покупать права. Теперь все будут использовать пиратские программы?

Возможно, все будут руководствоваться экономической целесообразностью. Если это ПО будет внесено в перечень и организации посчитают, что им выгодно пользоваться ПО по тем ставкам, которые им предложит власть, то они скачают это ПО. Если медиа посчитают, что эти ставки для них неприемлемы, они останутся на условно-бесплатном ПО. Либо будут использовать это самое ПО, но без выплаты вознаграждения. Говоря о юридической стороне, нужно помнить и техническую. Насколько возможно получить этот объект интеллектуальной собственности в приемлемом для использования виде. Потому что, если речь идёт об аудио, которое может быть где-то скачано, это одно. А если о ПО, в котором встроены ограничители без регистрации, то это уже совершенно другое. Можно прогнозировать, что разработчики ПО и другие обладатели контента попробуют ограничить возможность использования их объектов интеллектуальной собственности в Беларуси. Другой вопрос, насколько это будет для них экономически выгодно?

Закупкой прав на телевизионный или музыкальный контент занимались организации разных форм собственности. Означает ли это, что теперь они теряют свою актуальность, ведь медиа теперь самостоятельно смогут скачивать на пиратских сайтах контент, который попадёт в перечень? 

Насколько я понимаю логику беларусских властей, есть некие правообладатели, которые не хотят работать с Беларусью. Я допускаю, что если правообладатели не будут запрещать использовать свой контент на территории нашей страны и будут сотрудничать с организациями, которые закупают этот контент, то вероятнее всего, такие правообладатели не попадут в список. Пока что я пытаюсь смотреть с точки зрения логики. Но если правообладатель не захочет работать с беларусскими посредниками, то они просто потеряют актуальность, так как не смогут ни с кем заключать договоры.

Возможно, есть какие-то последствия данного закона для беларусского медиарынка, которые мы не затронули? Например, в долгосрочной перспективе…

Я считаю, что говорить о последствиях нужно на далекую перспективу, потому что очевидно, что принятием такого закона Беларусь поставила себя за пределы стран цивилизованного мира. Власть фактически узаконила воровство. Это то, что совершенно неприемлемо во всём цивилизованном мире. И снова страдает репутация. Нарушение прав человека, отжим бизнеса, теперь неуважение к интеллектуальной собственности. Когда власть поменяется и когда нам надо будет выстраивать отношения заново, это клеймо страны-изгоя будет очень сложно восстанавливать. Я давно работаю с вопросами интеллектуальной собственности и видел, как очень маленькими шагами Беларусь шла к уважению авторского труда. Это всё сейчас было перечёркнуто.

Использование пиратского контента может привести в дальнейшем к судебным искам со стороны производителей?

Я допускаю ситуацию, когда этот закон отменят, мы получим какие-нибудь судебные иски. Пока речь идёт о том, что правообладатель может предъявить претензии к субъекту, который нарушил его права, то есть к тому, кто использует его контент. Возможность предъявления иска к государству у нас не предусмотрена, хотя очевидно, что интересы правообладателя в данном случае нарушает именно государство, которое принимает такие неправомерные законы.

Скорее всего беларусы в массе будут не против того, что у них появится возможность смотреть любимые чемпионаты по футболу, фильмы и сериалы — вне зависимости от того, законно им это показывают или нет. Что бы вы сказали им?

Я на протяжении своей практики призывал всех уважать правообладателей и пользоваться только легальным контентом. Даже тогда, когда это ещё не было мейнстримом, когда получить легальный контент было непросто. Дело в том, что мы должны начать с себя. Если мы не уважаем права других, почему мы должны рассчитывать на то, что кто-то будет уважать наши права. Я призываю к тому, что, несмотря на то, что власть нам разрешает использовать некий контент и говорит, что это законно, давайте мы отодвинем мнение власти в сторону. Государство у нас на данный момент неправовое. Поэтому, если мы хотим послушать или посмотреть контент, за который мы можем заплатить правообладателю, то надо платить. Если мы не имеем такой возможности, то стоит поискать пока что другой контент. Потому что, согласно новому закону, предусмотрены вознаграждения правообладателям, но я очень сомневаюсь, что они дойдут до него. Они сами будут отказываться, потому что взяв деньги у беларусских властей, владельцы авторских прав легитимизируют этот закон.

Подпишитесь на рассылку MediaIQ

Разоблачения фейков, аналитика, интервью и многое другое — раз в неделю в вашем почтовом ящике
Подписываясь на рассылку, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности

Фото на главной unsplash.com

Хорошо 5
Смешно
Грустно
Злюсь 1
Кошмар
Поделиться:

Смотрите также

Беларусь превратилась в соагрессора в войне России против Украины с подачи Лукашенко. Но в украинском публичном пространстве заговорили о коллективной неделимой ответственности всех беларусов. Хотя сами беларусы и представители беларусских демсил не могут изменить ситуацию, как бы ни хотели.

Аналитика и обзоры

Мнения

Мониторинг СМИ

Тренды

Всячина

Видео

Тесты