Скандал опередили его последствия. Что не так в ситуации с уходом Зарецкой и подачей об этом информации в медиа

Эксперт полагает, что на наших глазах в Беларуси формируется институт репутации.
Поделиться:

Почти одновременно в трёх крупных негосударственных медиа Беларуси вышли публикации об экс-представительнице по финансам и экономике Объединённого переходного кабинета Татьяне Зарецкой, которая накануне заявила о своём уходе с должности. Материалы вышли с разной подачей — Media IQ посмотрел, как представили информацию ресурсы, взял комментарий у эксперта и сформулировал свои выводы.

Интервью без расследования и наоборот

«Наша ніва» задалась вопросом — кем является Зарецкая: «успешной стартаперкой или баронессой Мюнхгаузен»? В издании сразу задали тон публикации, сделав вывод, что «к бизнесу Зарецкой хватает вопросов», и предположили, что ей пришлось «покинуть кабинет в предчувствии, что детали раскроются».

Скриншот сайта nashaniva.com

Описав стартап по управлению светом, в котором участвует Зарецкая, издание утверждает, что «нет никаких свидетельств того, что эти лампы и ПО [программное обеспечение к ним] действительно существуют и продаются», отмечая, что «кроме этих ламп и ПО — которых, вероятно, нет или пока нет, — как показывает расследование «Нашай Нівы», и ничего другого пока нет».

Также приводится комментарий анонимного экономиста, который высказывает оценочные суждения и говорит, что Зарецкая «ничего не понимает в экономике». В публикации использованы и другие анонимные комментарии, как утверждается, экспертов, которые характеризуют Зарецкую не с лучшей стороны.

Скриншот видео youtube-канала «Жизнь-малина»

Издание поделилось результатами работы, представленной как собственное журналистское расследование о деятельности Зарецкой, и заявило, что она отказалась отвечать на вопросы представителя редакции и прислала текст с угрозами.

«Наша Ніва» пересказала суть публикации о Зарецкой на ресурсе Just Diligence, которая предшествовала её уходу. Однако в отличие от «Зеркала», это издание не обращает внимание на то, что сайт сомнительный и «расследование» о Зарецкой появилось задним числом. «Зеркало» же приходит к выводу, что «Во всей истории Justdiligence.com многие вещи указывали на то, что появление материала о Зарецкой от никому неизвестного сайта в том числе и в белорусских провластных телеграм-каналах — спланированная атака на предпринимательницу».

Скриншот сайта zerkalo.io

Своё расследование о деятельности Зарецкой «Зеркало» не проводило, но обратилось к ней с вопросами. Интервью не получилось — по версии издания, предпринимательница запретила публиковать без согласований почти всю информацию.

В то же время Euroradio опубликовало разговор с Зарецкой. Материал состоял из короткой подводки, вопросов и письменных ответов предпринимательницы. Другой информации в нём нет, в том числе и ссылки на расследование Just Diligence.

Скриншот сайта euroradio.fm

Не всё «как у людей»

Ситуация, когда политик покидает пост после скандальных публикаций в прессе — совершенно нормальное явление в демократических странах, где медиа играют важную роль в политической жизни. В случае с Зарецкой всё вышло не совсем так — материалы вышли уже после её ухода.

Однако этому предшествовали заявления Зарецкой о поступающих ей угрозах и давлении — так она могла воспринять в том числе и взаимоотношения с журналистами, которые добивались от неё информации. Процесс подготовки материалов начался до ухода Зарецкой и мог повлиять на её решение.

Но так или иначе, читатель сначала узнал о том, что предпринимательница покидает пост, а уже затем прочитал публикации, которые объясняют, с чем это может быть связано.

Эксперт: «Мы все учимся демократии, причём в сложных условиях»

Ситуацию проанализировала эксперт в области коммуникаций Ирина Сидорская, отметив, что не видит в этом кейсе ничего «особо ужасного»:

– Мне представляется, что институт репутации прямо на наших глазах формируется в Беларуси, и кейс Зарецкой — показатель его возросшей важности, поэтому он так обсуждается. Согласитесь, если бы репутация ничего не значила бы, вряд ли эта тема взволновала бы общество. А здесь мы видим обширную публичную дискуссию, которая имеет несколько направлений.

Ирина Сидорская. Фото: Facebook

Специалист перечислила эти направления. Первое — это имидж стартаперской культуры и понимание того, какую нишу занимают стартап-проекты в предпринимательстве и в чём их особенности:

– Оказалось, что далеко не все — и среди медиа, и среди аудитории — понимают разницу между состоявшимися успешными бизнесами и успешными стартап-проектами. Что говорить, не все понимают разницу между понятиями «оборот» и «прибыль», и т. д. С одной стороны, это естественно в силу ряда обстоятельств, с другой — это выявляет «узкие места» по ряду экономических вопросов и нужность просветительских проектов. На мой взгляд, Татьяна Зарецкая рассуждала и поступала в духе усвоенных ею принципов стартап-культуры: «не попробуешь — не узнаешь», «нужно рискнуть, а там посмотрим», «легко пришла — легко ушла» и т. д. А в Кабинете и в политической деятельности востребованы иные ценности и компетенции: ответственность, выдержка, знания, навыки, опыт, логика.

Поэтому, как считает эксперт, второе направление дискуссий — это принципы и критерии отбора людей в Кабинет:

– Насколько эти критерии продуманы, выверены, прописаны, понятны, и насколько они соблюдаются. Насколько они прозрачны. Кто несёт ответственность за их выработку и соблюдение. Данный кейс имеет последствия для репутации и основных политических субъектов, и экспертного сообщества Беларуси.

И третье направление, которая назвала Ирина Сидорская, — это всё, что связано с эйджизмом и сексизмом. Она объяснила:

– Татьяна Зарецкая — привлекательная молодая женщина, умеющая себя презентовать, в том числе поэтому её появление в публичном поле было встречено столь благожелательно. Теперь последовала реакция «качелей» — люди чувствуют себя введёнными в заблуждение, и последовал перекос в излишнюю критику как личности Татьяны, так и её возрастных и гендерных параметров. А это прямая ловушка против гендерного равенства, инклюзии и разнообразия, мол, назначение Зарецкой было основано именно на этих «новомодных» требованиях в ущерб профессионализму. Много внимания в медиа сегодня уделяется её внешнему виду, привычкам, способам проведения свободного времени и т. д. Вряд ли об этом столько писали и говорили бы, если бы на месте Татьяны Зарецкой оказался мужчина средних лет — олицетворение конвенционального руководителя. Поэтому очень важно, чтобы медийное обсуждение этого кейса способствовало бы гендерному равенству, а не закрепляло традиционные гендерные стереотипы.

Эксперт уверена, что «демократия, к которой мы стремимся, — это сдержки и противовесы, это кадровая ротация, это пересмотр принятых решений под влиянием новых обстоятельств»:

– Скорая отставка — показатель не ущербности, а, наоборот, эффективности системы, которая быстро распознаёт ошибочное решение и исправляет его, а не консервирует и углубляет вред. Особенно, если эта отставка инициируется самим назначенцем, осознавшим невозможность в силу ряда обстоятельств выполнять требуемые функции. Демократия может выглядеть несколько хаотично в противоположность авторитаризму с его «порядком и стабильностью» — но жизнь тоже несколько хаотична, а «порядок и стабильность» — в основном на кладбище. Совершать ошибки — естественный процесс. Мы все учимся демократии, причём в сложных условиях. Главное — сделать работу над ошибками и идти вперёд, извлекая уроки.

Какие вопросы остались после публикаций

После публикаций в названных трёх изданиях у читателя осталось много вопросов. Не тех, на которые не ответила Зарецкая, а тех, на которые должны были ответить медиа. Не хватило деловой журналистики — хотя бы информации о том, что такое стартап, что большинство из них неприбыльные, что по объёму дохода нельзя оценить размер оборота у предприятия, и другой «экономической объяснялки».

Образу Зарецкой как «миллионерши из списка Forbs» можно было бы противопоставить информацию о том, в какой именно список Forbs она внесена («30 under 30»), кого и как в него включают (Российский Forbes прямо пишет, что речь идёт о тех, «кто к 30 годам получил признание в профессиональном сообществе и стал известен на всероссийском или даже глобальном уровне»размер состояния не учитывается).

На фоне отсутствия информации о поддельном сайте Just Diligence «Наша ніва» привела мнения анонимных экспертов: читатель может им доверять, опираясь на опыт и авторитет издания, но не в том случае, если это субъективные высказывания.

Из обсуждения опубликованных в соцсетях материалов видно, что далеко не все читатели остались удовлетворены работой журналистов, отмечая, что доказательств мошенничества со стороны Зарецкой не было предъявлено. Например, известный IT-специалист Павел Либер пишет, в частности:

– …Из статей явно не следует, что Татьяна врала кому-то про свои миллионы, участвовала в финансовых махинациях, обманом пробралась в кабинет, а он её не проверил (…) Материал «Нашай нівы» мне совсем не понравился ни с фактологической, ни с этической точек зрения (…) Я точно не вижу для себя никаких причин кэнселить Татьяну на основе трёх статей, потому что никаких серьёзных фактов там нет, а я в таких случаях за презумпцию невиновности.

Логичным было бы продолжение темы во всех трёх изданиях, чтобы читатели смогли получить полную информацию.

Хорошо 14
Смешно 1
Грустно
Злюсь 2
Кошмар
Поделиться:

Смотрите также

Беларусские пропагандисты убеждают, что Лукашенко в 2020-м якобы сохранил страну. В это время их российские коллеги представляют Беларусь как часть России – федеративную республику. Теперь Киев заинтересовался вопросом беларусской легитимной власти.

Аналитика и обзоры

Мнения

Мониторинг СМИ

Тренды

Всячина

Видео

Тесты