«Новость в контексте» или «только новость»: как этот выбор влияет на восприятие информации аудиторией

СМИ по-разному работают с контекстом новостных сообщений. Одни обязательно помещают новость в контекст уже произошедших событий, прописывая её бэкграунд, другие сообщают только саму новость. 

Поделиться:

Кратко

  • Роль контекста в восприятии информации
  • Контекст в журналистских материалах
  • «Погружение в контекст»: может требоваться очень большая «глубина»
  • Контекст: информирование или манипулирование?

У обоих способов есть свои сторонники и противники. Так, новость без контекста хорошо воспринимается той частью аудитории, которая внимательно следит за повесткой, но остальным может быть непонятна. С другой стороны, контекст в новостных материалах легко становится орудием манипуляции — через отбор и обобщение событий, выбор лексических средств можно незаметно для аудитории расставлять оценки.

Давайте разберёмся.

Роль контекста в восприятии информации

Начнём с того, что любую информацию мы воспринимаем не саму по себе, а в контексте, которым мы обладаем. Контекст — понятие многогранное. В узком смысле это то, что непосредственно предшествовало данной новости или тесно с ней связано: история события, его предпосылки, действующие лица, аналогии с прошлым или схожим опытом, возможные последствия и пр. В широком смысле контекст — это основные политические, экономические, культурные, национальные события и особенности, которые прямо либо косвенно привели к данной новости, сделав её исключительной или, наоборот, логичной и ожидаемой.

Чем больше мы погружены в контекст, тем легче нам дешифровать сообщение согласно замыслу его автора, тем больше смыслов мы в этом сообщении находим.

Незнание же контекста либо в принципе не позволяет понять смысл сообщения («А что в этом такого?», «Разве это важно?», «Не понимаю, о чём речь» и др.), либо значительно обедняет его восприятие, не позволяя разглядеть многие грани и нюансы.

Проследить, к чему приводит отсутствие общего для автора и аудитории контекста, легко на примере художественной коммуникации. Неподготовленный зритель, рассматривая работу художника эпохи Возрождения, безусловно, восхитится творением мастера, однако, не обладая знанием об историческом, религиозном, культурологическом, искусствоведческом контексте его создания, не увидит в произведении и тысячной доли тех смыслов, которые легко считываются специалистами. Когда между собой общаются представители разных национальностей, религий, возрастов, профессий, возникают те же проблемы. Общее понимание, хотя и с трудом, но достигается, а многие значимые нюансы остаются за рамками взаимодействия.

В журналистской коммуникации действуют те же законы. Читатели, зрители, слушатели воспринимают сообщения медиа в зависимости, в том числе, от имеющихся у них знаний о происходящем в стране и мире. Часто их знание поверхностно и фрагментарно. Не будучи одновременно политологами, экономистами, социологами, специалистами в области международных отношений и др., читатели обладают неполной и зачастую искажённой информацией о событиях.

Задача журналистов — помочь своей аудитории увидеть конкретную новость в контексте происходящего.

Это поможет читателям верно дешифровать её, а значит — сделает публикацию более востребованной, повысит популярность данного медиа.

Контекст в журналистских материалах

Информационный жанр подразумевает помещение новости в контекст. Сообщение, как правило, выстраивается по принципу «перевёрнутой пирамиды», когда вначале следует главная информация, известная на данный момент, затем — второстепенная, включая подробности и бэкграунд проблемы. Качественные медиа, помня о том, что их аудитория не следит за повесткой круглосуточно и может не знать, что предшествовало событию или может быть с ним связано, работает по такому принципу.

Массовые, партийные и «жёлтые» медиа обычно данным принципом пренебрегают. Одни — из-за стремления удешевить процесс производства информации, сделать его более быстрым и менее ресурсозатратным, другие — делая ставку на кликбейтинг, третьи — (ошибочно) рассчитывая на то, что аудитория обладает тем же объёмом и качеством информации, что и редакция. В результате аудитория не может полностью реконструировать заложенные в сообщении смыслы, воспринимает информацию частично или искажённо, но так как систематические исследования удовлетворения потребностей зрителей, читателей и слушателей не проводятся, редакции могут об этом и не подозревать. Эффективность журналистской коммуникации, пренебрегающей контекстом, снижается.

«Погружение в контекст»: может требоваться очень большая «глубина»

Представление новости в контексте требует от журналистов глубокого знания вопроса. Нужно быть осведомлённым не только о том, что было вчера, нужно знать историю вопроса на протяжении, может быть, нескольких лет, десятилетий или даже столетий. Невозможно «вырвать» событие из временного континуума: оно обязательно имеет корни в прошлом.

Задача журналистов — реконструировать это прошлое, продемонстрировать объективные и субъективные предпосылки его возникновения, по возможности выявить тренды. Одновременно важно показать, были ли подобные события в истории других народов или государств, почему они возникли, как подобную проблему решили или решают, какие уроки целесообразно извлечь из чужого опыта.

Только тогда аудитория сможет сопоставить причины и следствия, увидеть логику событий, роль закономерностей и случайных факторов, осознать значение коллективных и индивидуальных действий, предсказать последствия происходящего. Такой подход к новостям развивает критическое мышление, помогает составить представление о мире как о сложном, но поддающемся познанию и прогнозированию феномене, вырабатывает сопротивление пропаганде и популизму с их опорой на желание искать простые и однозначные ответы. Именно в таком «информировании о событиях» и состоит общественная миссия журналистики.

Каким образом можно реализовать данный принцип, если многие редакции ищут «универсальных» журналистов, пишущих утром о политике, днём — об экономике и вечером — о культуре? Концепция «универсального журналиста» не предполагает глубоких специализированных знаний в одной или нескольких смежных областях, — наоборот, она о том, что нужно знать обо всём понемногу. Именно по такой модели происходит обучение на факультете журналистики Беларусского государственного университета, причём даже в магистратуру по журналистике выпускники других специальностей, получивших базовое образование, например, в экономике, и желающие работать с этой тематикой в СМИ, приходят очень редко. Кроме того, большинство информационщиков — молодые люди, которые в силу возраста просто не могут иметь собственного обширного бэкграунда.

Представляется, что хорошим решением будет редакционная политика, подразумевающая именно такую — контекстную — работу с информацией.

Тогда, во-первых, члены журналистского коллектива будут знать и понимать, для чего каждой новости необходим контекст и какие функции он выполняет. Знание стандартов и осознание, зачем их нужно придерживаться, — первый шаг в их реализации на практике.

Во-вторых, тогда медиаменеджеры будут способствовать закреплению кадров в редакции, так как опыт и коррелирующий с ним возраст — важный критерий в работе отдельного журналиста и СМИ в целом. Наличие опытных сотрудников–информационщиков, знающих проблему «вдоль и поперёк», повысит информационную насыщенность новостных бэкграундов. Молодые сотрудники смогут учиться у коллег, в результате в редакции сложится оптимальная модель работы с информацией.

В-третьих, будет поощряться специализация журналистов, наличие у них знаний и квалификаций в определённых областях. Желанными сотрудниками станут обладатели специализированных знаний в конкретных сферах, что привлечёт в медиа обладателей иных, «нежурналистских» дипломов.

В-четвёртых, шире будет применяться экспертиза: эксперты будут привлекаться для подготовки не только аналитических, например, обзорных и проблемных текстов, но и новостных. Это повысит информационную ценность материалов, будет способствовать повышению статуса конкретных экспертов и экспертизы в целом.

Контекст: информирование или манипулирование?

Один из самых спорных моментов заключается в том, что контекст способен сильно влиять на оценку информации. Нейтральная сама по себе новость, например, о присуждении награды определённому лицу, может восприниматься абсолютно по-разному: положительно или отрицательно в зависимости от контекста.

Чтобы уместить историю вопроса в двух, максимум в трёх предложениях, приходится совершать очень жёсткий отбор того, что войдёт в бэкграунд, что — нет и почему. У журналиста возникает соблазн выбрать тот ракурс освещения проблемы и ту тональность, которые он считает правильными.

Если при составлении новостного материала профессиональные стандарты (отличать факт от мнения, проверять информацию и др.) более «видимы», и поэтому их придерживаться проще, то при создании бэкграунда за счёт большого количества информации и одновременно необходимости быть лаконичным создаются условия для упрощения картины мира, навешивания ярлыков вместо пространных объяснений и др.

В результате в медиа нередко можно встретить информационные тексты, в которых собственно новость прописана без каких-либо нарушений стандартов, тогда как в её бэкграунде такие нарушения присутствуют. Не всегда это происходит осознанно, от желания журналиста «управлять информацией», поэтому задача редактора — отслеживать и предупреждать подобную практику, обращать внимание журналистов на эту ловушку.

Итак, размещать новости без контекста — значит заведомо снижать эффективность журналистской коммуникации. Автор и аудитория по определению обладают разным объёмом и качеством знаний по любому вопросу, и информация о контексте помогает эту разницу уменьшить. К сожалению, редакция может даже не догадываться о том, что информационные потребности аудитории не удовлетворены в полной мере, потому что получение обратной связи от читателей, зрителей, слушателей, в том числе постоянные социологические исследования аудитории — скорее исключение, чем правило редакционной политики многих медиа.

Информация — это не «лёгкий» жанр, на котором «набивают руку» молодые журналисты. То, что совершается здесь и сейчас, имело свою историю и будет иметь последствия. Вероятно, подобное уже происходило или происходит сейчас с кем-то другим. Задача информационщиков — показать происходящее «здесь и сейчас» в контексте национальных и мировых событий. Только тогда миссия журналистики, связанная с информированием общественности, может быть признана выполненной.

Фото на обложке: Pixaby

Хорошо 24
Смешно
Грустно 4
Злюсь 2
Кошмар 3
Поделиться:

Смотрите также

Польскі мірны пратэст у 1980-х не адразу, але дамогся незалежнасці і дэмакратыі для Польшчы.

Аналитика и обзоры

Мнения

Мониторинг СМИ

Тренды

Всячина

Видео

Тесты