Интеграция максимально приблизилась к формату коммерческих переговоров

Переговоры по «углублению интеграции» в рамках Союзного государства Беларуси и России начались, продолжились и завершаются в режиме информационной закрытости. Почему медиа молчат, и что нас может ждать 8 декабря – разбирался аналитик Александр Вольвачёв.

Поделиться:

Политики спорят – медиа молчат

Официальное обоснование такому режиму сформулировал 17 сентября сопредседатель беларусско-российской группы по развитию интеграции, министр экономики Дмитрий Крутой: публикация проектов обсуждаемых документов нецелесообразна из-за высоких рисков «информационных манипуляций и формирования в обществе искаженных представлений относительно интеграционного процесса».

Формально Крутой отвечал на запрос депутата палаты представителей Елены Анисим, которая просила открыть согласованные 6 сентября премьер-министрами Беларуси и России Сергеем Румасом и Дмитрием Медведевым параметры проекта Программы действий Беларуси и России по реализации положений договора о создании Союзного государства и пакета «дорожных карт». Фактически же Крутой озвучил отношение властей к освещению в СМИ интеграционной проблематики.

В дальнейшем скупые официальные сводки о переговорах сообщали в основном числа: согласовано 90% вопросов, половина «дорожных карт», 20 «дорожных карт» из 31-й. О сути разногласий, как и о содержании всего пакета «карт» и Программы, беларусские СМИ до последнего момента не сообщали практически ничего. Государственные СМИ придерживались рамок «информационного эмбарго». Ограниченные в доступе к официальным комментариям негосударственные медиа могли оперировать лишь предположениями, допускающими реальность угрозы суверенитету Беларуси.

Единственный развёрнутый комментарий дал министр иностранных дел Владимир Макей в интервью российскому изданию РБК ещё 1 октября. Он вновь заверил, что в переговорной повестке – только экономические вопросы. Что «никаких политических моментов, связанных с созданием федерации, конфедерации там нет, и не будет», что «суверенитет для обоих государств — это святое, и Беларусь не намерена жертвовать им в угоду каким-то конъюнктурным соображениям». Хотя, как признал Макей, российские партнёры первоначально и выдвигали «абсолютно неприемлемые» предложения о создании наднациональных структур.

Министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей

Фото: belnaviny.by

При этом министр подчеркнул, что обсуждению стратегий «углубленной интеграции» должно предшествовать решение текущих проблем: «Какие это проблемы? Это налоговый маневр, устранение препятствий в поставках сельскохозяйственной, промышленной продукции, переговоры об урегулировании спорных моментов, связанных с ценами на газ и нефть». Если эти проблемы не будут решены, то «говорить о подписании программы дальнейших действий будет трудно», – отметил Макей.

Во многом этот комментарий стал ответом на скандальную публикацию 16 сентября российского издания «Коммерсант», в которой со ссылкой на источник «в аппарате Белого дома» фрагментарно излагались отдельные положения Программы, приводились радикальные авторские оценки финального уровня экономической интеграции –  аналогичного «конфедеративным или даже федеративным государствам».

Но и при этом ответ Макея мало что прояснил о предмете переговоров, и, вероятно, адресовался не столько общественности, сколько российским партнерам, публично фиксируя «красные линии» в переговорной позиции беларусской стороны.

Интеграционный «вброс» «Коммерсанта»

Из интеграционного тупика – в красивую новогоднюю сказку

За неделю до финального этапа переговоров более насыщенным стал событийный ряд – но не его информационное сопровождение в беларусских СМИ.

Основные новости поступали из Москвы. 28 ноября «Коммерсант» вновь со ссылкой на источники в правительстве России сообщил, что переговоры зашли в тупик по вопросам создания объединенных рынков нефти и газа, а также унификации налогового законодательства, и президентам Лукашенко и Путину придётся самим согласовывать соответствующие «дорожные карты». При этом издание сомневалось, что президенты за несколько часов успеют урегулировать все вопросы, по которым правительства не смогли договориться за год.

29 ноября посол Беларуси в России Владимир Семашко на международной конференции «Евразийская экономическая интеграция» в Москве сообщил, что переговорные группы пытаются до 7 декабря найти компромисс по 11 несогласованным «картам». Как пояснил посол, расхождения в основном касаются «проблематики 2020 года» – цен на газ, компенсаций по «налоговому маневру». И также предположил, что окончательное решение по спорной теме примут президенты: «Путин и Лукашенко договорились, что цели заявлены грандиозные, и они не должны меняться. Это переход на унифицированное налоговое законодательство, создание единых рынков нефти, газа и электроэнергии, создать единый парламент и правительство с определенными полномочиями, когда независимые Россия и Беларусь отдают наверх определенные управляющие функции с обязательным исполнением. Такая задача сейчас решается».

2 декабря «Коммерсант» предположил, что принципиальные разногласия до 8 декабря не будут преодолены ни премьерами, ни президентами, и на утверждение Высшего госсовета Союзного государства поступят мало к чему обязывающие документы: «Скорее всего, нас ждет красивая новогодняя сказка: Путин и Лукашенко торжественно объявят, что в Новом году начнется реальная интеграция. А что дальше, уже неважно — это проблемы будущего года». При этом издание недоумевает: «Если Беларусь не войдет в состав России, или это не будет нечто похожее на СССР, или на худой конец на ЕС, тогда вообще непонятно, зачем всё это…».

Беларусские госСМИ в это время по-прежнему абстрагировались от завершающего этапа переговоров. Зато максимально подробно освещали визит Лукашенко в Сербию, который никакого значения – ни экономического, ни внешнеполитического – не имел. За исключением одного совпадения: Лукашенко встречался с президентом Сербии Александром Вучичем 2 и 3 декабря (на неформальном ужине и на официальных переговорах), а 4 декабря Вучич встретился в Сочи с президентом Путиным.

Допустим, что в Белграде Лукашенко пытался договориться с сербским коллегой о каком-то посредничестве в урегулировании интеграционной коллизии с Москвой. «Мы рассчитываем на поддержку со стороны наших сербских друзей по принципиальным для нас вопросам», – заявил президент Беларуси в Белграде.

Там же он публично посетовал на сложность текущего геополитического контекста. «Мы не должны забывать о том, что любые империи и крупные государства никогда с нами не будут сотрудничать без предварительных условий, они обязательно что-то попросят взамен, даже еще ничего для тебя не сделав», – цитирует Лукашенко его пресс-служба.

«Любая интеграция – это уменьшение суверенитета»

Власти могли навязать госСМИ режим информационного эмбарго по отношению к интеграционному процессу. Но и сами журналисты максимально дистанцировались от самой топовой темы, даже не пытаясь прояснить ситуацию.

Показательно, что сообщение о встрече президентов Путина и Лукашенко в Сочи государственное агентство БелТА выпустило 3 декабря почему-то со ссылкой на Telegram-канал «Пул Первого», который, в свою очередь, сослался на пресс-секретаря президента Беларуси Наталью Эйсмонт. «Это уже, наверное, не секрет: встреча президентов Беларуси и России, как планируется, состоится в конце текущей недели. До этого очередной раунд переговоров проведут премьеры, затем они доложат о результатах работы главам государств. После чего и состоится основная встреча, о которой так много сейчас говорят», – процитировало Эйсмонт агентство с подачи Telegram-канала.

Смотрите новый тренд на беларусском ТВ — журналистика по-пацански

Скриншот с сайта БелТА

Кстати, ремарка пресс-секретаря – о встрече президентов «так много сейчас говорят» – выглядела явным преувеличением. Например, телеканал ОНТ 3 декабря так описал её повестку: «Лидеры государств обсудят дорожные карты интеграции двух стран и ряд других двусторонних вопросов».

Впрочем, и ТАСС 3 декабря анонсировал эту встречу немногим подробнее. Российское агентство сообщило со слов пресс-секретаря президента России Дмитрия Пескова, что 7 декабря в Сочи будут обсуждаться «вопросы двусторонних отношений: дорожные карты по развитию союзнических отношений, Союзного государства, крупные инвестиционные проекты, газовые дела».

5 декабря Лукашенко сам актуализировал интеграционную тему. Обращаясь к депутатам палаты представителей и членам Совета Республики шестого и седьмого созывов, он повторил известные тезисы о том, что Беларусь ничего не требует от России (даже кредитов), кроме равных условий для субъектов хозяйствования и равноправия для государств в обновленном интеграционном формате. «Если это союз, то на равноправной основе… А какая другая основа союза? Аннексия, захват, порабощение? Нет, это уже не те времена, и с беларусами так разговаривать никто не будет. Мы просто не позволим это сделать»,заявил он.

Вновь заверил, что обсуждаются только экономические вопросы: «Никто никогда не подпишет те документы, которые нам принесут вред. Сегодня вообще не идёт в переговорах с Россией речь о политике, дипломатии и так далее… Мы не ведём диалог по политическим вопросам».

Но деталей реального диалога, как и содержания готовящихся к подписанию документов, не прояснил. Сообщил лишь, что «окончательное решение» примут президенты: «Посмотрим, что наработали премьер-министры и руководители групп, и, если это возможно, примем решение».

Схожий подход информационной закрытости демонстрирует и российская сторона. Правда, с иными акцентами в публичных заявлениях. 5 декабря премьер-министр России Медведев, отвечая на вопросы российских телеканалов, заявил, что по интеграции «нужно принять мужественные решения, которые позволят заложить прочный фундамент под экономическое развитие». Отметил, что «развязки» по спорным вопросам в двусторонних отношениях могут быть найдены, но при этом стороны «должны видеть свет в конце тоннеля, куда мы с этой интеграцией идем». И в этой связи напомнил «простую юридическую истину»: любая интеграция – «это уменьшение суверенитета». Что, по словам Медведева, уже произошло с Россией и Беларусью при создании ЕАЭС, аналогичный принцип частичной передачи суверенных полномочий на наднациональный уровень реализован в Евросоюзе.

20-летие Союзного государства – также в режиме замалчивания

Путин 5 декабря участвовал в Международном форуме добровольцев в Сочи, затем провёл совещание с военными. Но никаких заявлений об интеграции не сделал. Возможно, новых аргументов на финальные раунды у сторон не осталось. Так, по итогам встречи премьеров Румаса и Медведева 6 декабря вновь озвучили известную формулу: экономические требования Минска могут рассматриваться только в увязке с прогрессом в «углублении интеграции».

Пресс-секретарь премьера России Олег Осипов заявил в интервью Lenta.ru, что «Российская сторона придерживается комплексного подхода при обсуждении интеграционных процессов и экономического сотрудничества. Условия поставок в Белоруссию российских нефти, газа, выдача новых кредитов должны рассматриваться, что называется, в пакете с движением по интеграционному пути, его скоростью и масштабом». А по поводу ожидаемой результативности предстоящей встречи президентов Путина и Лукашенко сказал: «Любая интеграция – это всегда и компромисс, и в чём-то уступки. И к ним надо быть готовым. Если в итоге получится согласовать хотя бы часть из оставшихся дорожных карт, то это будет большим прогрессом».

Как «Спутник Беларусь» манипулирует с помощью Telegram-канала

То есть каждая из сторон до последнего дня рассчитывает доиграть переговорную партию в свою пользу.

В иной ситуации для выхода из интеграционного тупика Москва и Минск могли бы взять очередную паузу – за минувший год таких пауз было немало. Но вот неудобное стечение дат – за пределы 20-летнего юбилея Союзного государства подписание обсуждавшихся более года документов невозможно откладывать. Как невозможно признать и полную неудачу переговоров «по углублению интеграции» в канун знакового торжества.

Поэтому велика вероятность, что в качестве компромисса стороны предъявят к 8 декабря некий промежуточный вариант – рамочное декларативное соглашение и те 20 «дорожных карт», которые удалось согласовать. Проблемную часть повестки – 11 несогласованных «карт» – объявят залогом продолжения интеграционного процесса.

Так или иначе, процесс «углубления интеграции» максимально приблизился к формату коммерческих переговоров – с характерным режимом секретности, с жёсткой ориентацией сторон на конкретные «профиты». Для Минска такие «профиты» измеряются приемлемыми решениями по ценам на газ и нефть, межбюджетным компенсациям, кредитам на рефинансирование накопленных долгов. Для Москвы – в нормативном и институциональном переформатировании Союзного государства, усиливающем экономическую и политическую взаимозависимость партнёров.

Владимир Путин и Александр Лукашенко

Фото: Михаил Метцель / ТАСС

Ресурсно-финансовое и даже геополитическое измерение интеграции имеет свою логику. Но ведь есть и другое измерение – интеграционная реальность, в которой страны живут уже 20 лет. И эта реальность, как ни странно, также оказалась в режиме замалчивания, поскольку в описанном информационном контексте сам факт 20-летия Союзного государства упоминался только как дата, к которой приурочено завершение переговоров. Если к 8 декабря будет зафиксирован «большой прогресс», то итогам предшествующего 20-летия вряд ли будет уделено существенное внимание, а в случае отсутствия прогресса – тем более.

Между тем, в этих итогах – и бесспорные достижения (например, свободное перемещение граждан), и очевидные неудачи (Союзное государство, открыв Беларуси доступ к льготным энергетическим и финансовым ресурсам, не стало катализатором здорового роста). К тому же, для значительной части граждан Беларуси и России, ради блага которых стараются интеграторы, такое подведение итогов имело бы даже просветительское измерение.

4 декабря издание «Салідарнасць» со ссылкой на телеканал Союзного государства «БелРос» привело данные апрельского опроса ВЦИОМ, согласно которым лишь 10% россиян хорошо информированы о Союзном государстве, 51% опрошенных заявили, что впервые слышат о таком образовании, а 39% – что-то слышали, но без подробностей. Беларусы информированы немногим лучше: о существовании СГ знают 49%.

Александр Вольвачёв

Хорошо
Смешно
Грустно
Злюсь
Кошмар
Поделиться:

Смотрите также

После начала войны в Украине русский стал восприниматься как язык агрессора, захватчика. На этом фоне и без того непростой языковой вопрос в преимущественно русскоговорящей Беларуси обострился. Идея, что все беларусы могут по щелчку перейти на беларусский язык, выглядит утопичной.

Аналитика и обзоры

Мнения

Мониторинг СМИ

Тренды

Всячина

Видео

Тесты