Экономист Лев Львовский: главная проблема режима – необъяснимое желание показывать рост экономики

Media IQ узнал у академического директора BEROC Льва Львовского, чем отличается реальное положение экономики от того, что рисует пропаганда. 

Поделиться:

Академический директор BEROC Лев Львовский

«Были и сектора экономики, которые удивили»

– С точки зрения экономики, что можно назвать успехом режима Лукашенко в 2023 году?

– В первую очередь можем назвать довольно хорошие цифры по восстановительному росту. Но несмотря на то, что рост – восстановительный, мы всё равно ещё не вернулись к цифрам 2021 года. Тем не менее, они превзошли ожидания экономистов.

Также в 2023 году режим начал играть в довольно опасные игры, когда одновременно проводилась большая необеспеченная эмиссия и одновременно с этим правительство регулировало цены. Эта ситуация потенциально взрывоопасная. Но так как взрыв не случился, это тоже можно назвать успехом.

– ГосСМИ, подводя итоги года, всё время говорили о том, что у нас рост ВВП на 4 процента. В независимых СМИ с этим не спорили, но делали акцент на том, что беларусская экономика не смогла вернуться к допандемийным показателям. Каково реальное положение беларусской экономики?

– В 21-м году был пик нашей экономики. В 22-м упали на 4,4 процента, а сейчас восстановились на 3,8 процента. То есть наша экономика примерно на полпроцента хуже себя чувствует, чем в 2021 году. Дальше можно проанализировать более конкретно, где власти сработали хорошо, а где достигли роста за счёт искусственной «накачки». В пример можно привести нефтяную отрасль. Тут совпали и везение, и продуктивная работа правительства. С одной стороны, удалось заключить договоры, чтобы покупать у РФ нефть со скидкой, также получилось прийти к соглашению с российской стороной, чтобы экспортировать нефтепродукты в третьи страны, используя инфраструктуру России. Спрос на беларусскую продукцию в третьих странах есть, заводы загружены, отрасль чувствует себя хорошо. В пищевой промышленности – без сюрпризов. Прогнозировалось, что всё будет хорошо, так и вышло.

Но были и сектора экономики, которые удивили. Экономисты ожидали, что в 2023 году IT-сфера перестанет падать и начнётся восстановительный рост, но пока всё ещё не начинается. То же самое можно сказать про транзитные перевозки. Как упали, так и лежат на дне.

«Режим может показать в 2024 году результат лучше, чем прогнозный»

– Всемирный банк опубликовал свой январский прогноз о перспективах мировой экономики, в соответствии с которым рост ВВП Беларуси в 2024 году ожидается в 0,8 процента. Значит ли это, что вместо пропагандируемого успеха «выше европейского уровня» Беларусь движется к стагнации?

– Один год у нас случился рост выше, чем в среднем по миру, и мы радуемся. На самом же деле нормальное состояние беларусской экономики – это стагнация. Это началось не сейчас. Последнее десятилетие беларусская экономика росла в среднем на 1 процент в год. И это ещё до санкций – с 2011-го по 2021 год.  Логично, что под санкциями нормальные темпы роста экономики будут ещё меньше. Допускаю, что больше 0, но меньше 1 процента. Но это в долгосрочной перспективе, при этом каждый отдельный год можно искусственно простимулировать.

По моему мнению, качественный итог 23-го года заключается в том, что много людей в правительстве поверили, что они действительно могут управлять экономикой и противостоять её законам. С большой долей вероятности правительство продолжит это делать. Например, напечатать деньги, чтобы построить завод, который будет производить продукцию, которая, как окажется позже, никому не нужна. С инфляцией можно будет бороться уголовными сроками. Отсюда вывод, что режим может показать в 2024 году результат лучше, чем прогнозный.

– В СМИ были комментарии, что в 2023 году произошёл перегрев беларусской экономики. Согласны ли вы с такими оценками? Если да, то что это может значить с точки зрения устойчивости и какие долгосрочные последствия могут случиться от такого процесса?

– Да, у нас уже экономика перегрета. Рассмотрим самую базовую величину – безработица. Она у нас сверхнизкая. По всем опросам предприниматели жалуются, что не могут найти рабочую силу. Зарплаты выросли гораздо больше, чем ВВП. Зарплаты у нас на историческом максимуме. Это означает, что если правительство, например, построит завод, то на нём буквально некому будет работать. Чтобы привлечь работников на новый завод, нужно будет переманивать работников со старого с ещё большими зарплатами, которые они не способны покрыть производительностью своего труда. Такие процессы создают неустойчивость экономики. Рано или поздно произойдёт падение.

– После начала полномасштабного российского вторжения в Украину в 2022 году Беларусь увеличила экспорт в РФ. В 2023 году комментарии посла Беларуси в России Дмитрия Крутого в СМИ можно интерпретировать так, что РФ стала меньше покупать в РБ. Так ли это? И что можно прогнозировать в 2024? Как изменения в торговле с РФ влияют на беларусскую экономику, и что это значит для будущего?

– Крутой юлит. Могу допустить, что Россия покупала товары и услуги в Беларуси меньше, чем мечтает Дмитрий Крутой. На самом деле экспорт в РФ по-прежнему растёт. Хотя по некоторым позициям у правительства действительно были необоснованно большие ожидания. Например, машиностроение: тракторы, автобусы, электробусы и т. д. Из-за санкций против России некоторые наши представители власти думали, что беларусские производители займут эту нишу, но в конкурентной борьбе проиграли по всем фронтам китайцам. В остальных отраслях удаётся использовать российский рынок по максимуму.

«Если продолжится праздник печатного станка, то беларусы будут ощущать себя хорошо»

– Почему Минфин Беларуси отказался от публикации данных об исполнении бюджета?

– Практически каждую цифру, которую я считаю важной,  правительство скрывает. Дефицит бюджета звучит негативно, и раз журналисты начали обращать на это внимание, надо закрыть. То же самое было с оттоком кадров в IT, они закрыли данные по количеству людей в этой сфере. Какой-то странный принцип: «не выносить сор из избы». Из-за этого, конечно, сама система начинает тоже работать хуже. Потому что информация подобна нервному сигналу человека. И если никто не знает, какая разбивка ЗВР или исполнение бюджета, то может оказаться, что правительство пропустит надвигающийся кризис. Экономисты не знают, журналисты тоже, а профильный министр просто не скажет. А потом коллапс.

– В начале этого года первый замминистра экономики Юрий Чеботарь возглавил это министерство. При его назначении Лукашенко назвал год перед президентскими выборами, которые пройдут в 2025-м, особым и сказал: «Мы просто людям должны ещё раз доказать, что мы честно, искренне работали эти годы. Ну а если получится – убедить людей в том, что лучше нас не будет». Значит ли это, что перед новым руководителем Минэкономики стоит политтехнологическая задача? как политические цели могут влиять на экономическую политику и решения нового министра?

– Политтехнологические задачи стоят всегда. Поэтому я не думаю, что многое будет зависеть от личности главы ведомства. Главное из новостей про смену министра экономики – это сигнал Китаю, что Лукашенко очень рассчитывает на КНР. Потому что предыдущего министра отправили в Пекин. А новый глава ведомства, по моему мнению, просто будет делать то, что скажет Лукашенко.

– Что ожидать среднестатистическому беларусу в 2024 году в экономике?

– Если продолжится праздник печатного станка, то беларусы будут ощущать себя хорошо: у них окажется больше денег, чем обычно. Одновременно с этим по старой памяти люди будут ожидать инфляцию. В 2023 году это вылилось в рекордный спрос на недвижимость в Беларуси. Видимо, население чувствует, что зарплата позволяет взять кредит по текущим ценам и процентам, потому что через какое-то время всё обесценится, зато квартира останется. Вкладывать беларусам сейчас особо некуда. Банки не хотят связываться с валютой, хранить в рублях – опасно, инвестировать в рынки капитала сложно из-за санкций. Сколько это продлится, судить сложно из-за множества факторов, которые могут повлиять на экономику. В любом случае всё это закончится гиперинфляцией, но не факт, что она случится в 2024. В истории нашей страны уже были примеры, когда правительство сдерживало инфляцию несколько лет, а потом случался кризис.

Я вообще думаю, что главная проблема режима – необъяснимое желание показывать рост экономики. Возможно, власть успокаивает, что они делают всё правильно. Но я даже не уверен, что они это делают, чтобы понравиться населению, потому что сомневаюсь, что кто-то будет считать голоса на выборах.

Хорошо 4
Смешно
Грустно
Злюсь
Кошмар
Поделиться:

Смотрите также

Польша стала пристанищем для многих беларусов, спасающихся от репрессий, и бегущих от войны украинцев. А ещё – главной мишенью для беларусских пропагандистов. Чтобы дискредитировать Польшу, они манипулировали историей и использовали миграционный кризис на границе Беларуси и ЕС.

Аналитика и обзоры

Мнения

Мониторинг СМИ

Тренды

Всячина

Видео

Тесты