Аналитика и обзоры Мнения Мониторинг СМИ Тренды Всячина Видео Тесты Тэги
facebook nizkiz Азаренок балючыя пытанні беларусские СМИ Би-2 Борис Надеждин будущее Владимир Путин ВНС война в Украине выборы в России гендер деконструкция диаспора дискриминация доносы закон Израиль инфографика Иран история манипуляции как не поддаться пропаганде Киберпартизаны кино конспект конспирология Координационный Совет мова нарушение стандартов независимые медиа Новая Боровая политзаключенные Польша права человека приемы пропаганды прогнозы прокремлёвские нарративы пропаганда манипуляции пропаганда о чиновниках протесты в Грузии региональные сми рекламный рынок российские СМИ СБ Сидорская союзное государство спорт стандарты стандарты журналистики СТВ США Такер Карлсон твиты телеканалы теория пропаганды тесты Томаш Шмыдт уязвимые группы фашисты фейки ценности Чернобыль Что почитать электоральная кампания 2024

Российский медиаменеджер: «Преувеличение думать, что пропаганда на умных людей не действует»

Давление на независимые медиа в России вынуждает некоторых журналистов уходить из профессии, эмигрировать, переезжать целыми редакциями в другую страну. А вот красноярская телекомпания 7 мая 2019 года отметила свое 25-летие. Как отмечает издание «Сибирь.Реалии», мало кто из негосударственных СМИ в России смог дожить до этого возраста. Ещё меньше тех, кто сумел отстоять свое право на свободу высказывания. Генеральный директор ОАО «ТВК – 6 канал» Вадим Востров рассказал, как приходится лавировать телекомпании сегодня, чтобы оставаться на плаву.

Поделиться:

Публикуем фрагмент интервью о самоцензуре, пропаганде и антипропаганде.

Что происходит, когда шеф-редактор начинает «подыгрывать» какой-то из сторон?

— На сегодняшний день в Красноярске действительно на телевидении можно еще что-то говорить — такого в большинстве регионов Российской Федерации нет. Нет даже в Москве и Питере. А у нас легко себе представить критический материал про пенсионную реформу на ТВК. Или мы рассказываем про второе гражданство Брилева, или недвижимость Соловьева. Местные каналы могут делать какие-то критические материалы про, в том числе, местную власть. В Красноярске удалось сохранить подобие живых СМИ.

— Но вы сказали, что все-таки знаете границы и идете на компромиссы. О чем на ТВК все-таки нельзя говорить? Есть стоп-лист или запретные темы?

— Это интересный вопрос — цензура и самоцензура. Сегодня журналистика в России — это как минное поле. Мы можем только догадываться, о чем можно или нельзя говорить. История с закрытием ТВ-2, она же породила у и так запуганных региональных вещателей дополнительный страх. Для всех это было примером: если ты не будешь заниматься самоцензурой, то ты будешь следующим.

— И как вы для себя определили границы?

— Здесь ситуация более сложная, чем даже просто самоцензура. Попробую объяснить. Во-первых, для регионального СМИ все-таки федеральная повестка — это не основное. Конечно, наш информационный концепт заключается в том, чтобы говорить о том, что людям интересно, и о том, что люди обсуждают. Если люди про пенсионную реформу говорят или про гражданство Брилева, про виллы Соловьева — мы про это тоже скажем. Но это все-таки не основная повестка.

Фото: sibreal.org

Второе. Мы имеем большое отличие от федеральных СМИ. И отличие это для региональной журналистики, отягчающее. У канала «Дождь» или газеты «Ведомости», например, нет проблем и конфликта со своей аудиторией. Она у них нормальная, прогрессивно мыслящая, либеральная. Что такое ТВК? Зритель ТВК легко может посмотреть Первый или Второй канал, а потом переключиться на нас. Это обычный зритель, который сформировался в традиционном телесмотрении. И в этом смысле мы примерно представляем себе, какие темы могут вызвать отторжение у нашего зрителя. Поэтому здесь включается, кроме самоцензуры, еще и понимание, что мы не можем идти полностью вразрез со своими зрителями. А многие из них, к сожалению, находятся в измененном состоянии из-за пропаганды.

И получается такая картина: если мы хотим работать так же бескомпромиссно, условно говоря, как «Дождь», то надо заниматься антипропагандой, по сути, развенчиванием федеральной политики.

Но у нас нет для этого ни времени, ни ресурсов. И региональные СМИ — не про это, поскольку мы прежде всего должны рассказывать о жизни в своем регионе. Поэтому получается какое-то лавирование. Например, у нас есть такая рубрика: зрители могут звонить в прямой эфир. И часто бывает, что какую-то тему ты объявляешь — и люди вываливают все, что они услышали на Первом и Втором каналах.

— То есть канал старается учитывать особенности мышления обработанной пропагандой аудитории, но при этом люди, которые работают на телеканале, по своему мировоззрению отходят от аудитории в этом смысле все дальше и дальше? На вас же лично федеральная пропаганда не действует?

— На меня лично — да.

— А на ваших сотрудников?

— Печальная ситуация заключается в том, что на какую-то часть сотрудников пропаганда действует. И это тоже преувеличение — думать, что пропаганда на умных людей не действует. У меня огромное количество знакомых и друзей с университетским образованием, которые считают, что «Боинг» сбила Украина. Это факт. Для того, чтобы разбираться в информационной повестке, нужно профессионально за этим следить и понимать, почему то или иное медиа говорит именно так. У людей не хватает на это времени, а пропаганда настолько тотальна и всепроникаема, что даже люди, которых я считал образованными и нормальными, находятся в слегка измененном состоянии.

В этом сейчас и есть сложность существования СМИ в России. Ты не только оцениваешь политические риски регионального СМИ, но ты еще должен думать о том, будешь ли ты понятен своим зрителям в принципе, поймут ли они, о чем ты хочешь сказать.

В Индексе свободы прессы, который ежегодно публикуют «Репортеры без границ», Россия занимает 149-е место (Беларусь — 153).

#КтоЗаЧтоТопит: Наклонят или нет – вот в чём вопрос

Хорошо
Смешно
Грустно
Злюсь
Кошмар
Поделиться:

Смотрите также

Польша стала пристанищем для многих беларусов, спасающихся от репрессий, и бегущих от войны украинцев. А ещё – главной мишенью для беларусских пропагандистов. Чтобы дискредитировать Польшу, они манипулировали историей и использовали миграционный кризис на границе Беларуси и ЕС.

Аналитика и обзоры

Мнения

Мониторинг СМИ

Тренды

Всячина

Видео

Тесты