«После того, как мать назвала меня зомби, я с ней не общаюсь». Истории читателей о том, как пропаганда изменила отношения в семье

Из-за обострения политической ситуации в Беларуси развернулась информационная война, которая затронула и взаимоотношения родных людей. Media IQ попросил читателей рассказать, как пропаганда повлияла на их общение с близкими. Благодарим всех, кто поделился с нами личными историями.

Поделиться:

Сергей: «Летом мой отец жил в деревне и смотрел только каналы БТ, другой информации не получал. В начале осени переехал в город и сказал мне, что не одобряет желание протестующих вступить в НАТО и разорвать отношения с Россией, избиение милиционеров.

Считаю, что [через государственные телеканалы] происходит оболванивание населения».

Анна: «Несколько раз пыталась поговорить с родителями о реальной ситуации в стране и о том, что на ТВ – сплошная ложь. Наткнулась на непонимание, обесценивание и недоверие. Зато родители полностью доверяют телевидению. После того, как мать назвала меня зомби, я с ней не общаюсь. С отцом – редко, обходим тему политики стороной.

Эта ситуация стала для меня последней каплей. Я поняла, что родители за нынешнюю власть, разделяют её “ценности” – рабскую психологию, насилие и подчинение, непонимание прав человека, уважения личности, развития, разделения властей, гражданского общества и правового государства.

«Лучше всего запоминается негативная информация». Можно ли защитить мозг от пропаганды

Я неоднократно подвергалась физическому и психологическому насилию – прежде всего, со стороны матери. Считаю это неприемлемым. Но для них это норма.

Меня нередко оскорбляли в семье за мои взгляды. Раскол из-за ценностей назревал давно, сейчас он стал очевидным».

Фото носит иллюстративный характер. Источник: pexels.com

Александр: «Пасля жніўня не размаўляю з матуляй на гэтыя (политические. – Media IQ) тэмы, бо хочацца лаяцца».

Виктор: «Стал агрессивнее по отношению к близким из-за их непонимания, политической неграмотности, упорного нежелания видеть проблемы нынешнего общества, сложившуюся обстановку в стране и разбираться в них».

Наталья: «Я россиянка. Живу в Беларуси десять лет, вся родня в России. Первое потрясение случилось в 2014 году, когда был Майдан, Крым и последующие трагедии в Украине

Большинство моих родных и близких, зомбированных пропагандой, постоянно ругались со мной, называли предательницей. Вы бы знали, как же обидно слышать это от матери!

Многие забанили меня в соцсетях. У меня начался невроз, я долго работала с психологами. Когда моё состояние стало улучшаться, случилось 9–10 августа. И это даже не боль за соседей, это уже боль в родном доме. Поддержки от близких ноль. Наоборот: там, где мы рыдаем, слушая стоны с Окрестина, негодуем из-за тех, кто сидит “за кратамі”, мне говорят “Так и надо этим бунтарям!”.

Помню свой первый опыт, когда я пыталась донести правду до родных в России, и теперь я намного осторожнее. С теми, кто понимает, какой беспредел творится в прекрасной Беларуси, обсуждаю наши победы и поражения. Если вижу, что человек конкретно сидит на ТВ-игле, предпочитаю беречь своё здоровье и не спорить. Нам оно ещё понадобится».

Фото на главной: nepascene.com

Media IQ

Хорошо
Смешно
Грустно
Злюсь
Кошмар
Поделиться:

Смотрите также

Почему беларусы стали выходить на массовые протесты с августа 2020-го? Возможно, до этого противники режима Лукашенко боялись, что они в меньшинстве. Или же в этом их убедили государственные пропагандисты.

Аналитика и обзоры

Мнения

Мониторинг СМИ

Тренды

Всячина

Видео

Тесты