«Ответ по существу» или «отписка»: ответ Министерства обороны Беларуси «коллегам из ВСУ»

Руководство Вооружённых сил Украины 21 октября распространило обращение к беларусскому народу. Через 5 дней, 26 октября, свой ответ опубликовало Министерство обороны Беларуси. Разберёмся, что и каким образом предлагал инициатор коммуникации и как на это ответил получатель.

Поделиться:

Обращение ВСУ к беларусскому народу

Непосредственной предпосылкой обращения стала очередная эскалация военных действий вблизи беларусско-украинской границы. Развёртывание совместной беларусско-российской региональной группировки войск с прибытием в Беларусь российских военных, подозрения в проведении скрытой мобилизация беларусских военнообязанных вкупе с продолжающимися авиаударами Украины с территории Беларуси вынуждают украинское руководство предпринимать все возможные действия, препятствующие прямому участию Беларуси в войне. Обращение к беларусскому народу явилось одним из таких действий.

У этого обращения несколько ключевых характеристик.

Во-первых, оно направлено самой широкой аудитории — народу Беларуси. Хотя ядром этой аудитории, несомненно, являются беларусские военные и, ещё уже, призывники и потенциальные мобилизованные, тем не менее оно обращено к народу в целом. Это выдержано на уровне приводимых аргументов, в частности, естественного нежелания хоронить своих близких, погибших на чужой войне, а также видеоряда, в который включены кадры с беларусками и беларусами, протестующими против войны в Украине.

Обращение к широкой аудитории означает использование максимально общих, нейтральных формулировок, опору на общечеловеческие ценности, поиск того, что объединяет, а не того, что разъединяет. Всё это выдержано в ролике. Он выполнен в нейтральной, хотя и достаточно активной манере, в нём не содержится обвинений и тем более насмешек или оскорблений в адрес граждан Беларуси, подчёркивается общее, а не различное: «веками наши народы связывали дружба и добрососедские отношения», «много раз в нашей истории мы вместе боролись против общих врагов», «всегда поддерживали друг друга и жили в мире».

Во-вторых, основную опасность для Украины со стороны Беларуси создатели обращения видят не в беларусском народе, а в режиме, который «сегодня готов сознательно присоединиться к российской вооружённой агрессии». В обращении приводятся аргументы в пользу такого вывода: «под видом проверок началась скрытая мобилизация», «докомплектование группировки на общей с РФ границей» и др. Используются не только вербальные, но и аудиовизуальные доводы: видеоряд с погранпунктом между Беларусью и Украиной, скопление военной техники в приграничных беларусских городах, кадры с многочисленных после 24-го февраля встреч Александра Лукашенко и Владимира Путина, выдержки из уверений Лукашенко в поддержке действий России под маркой предотвращения опасности для Беларуси и др.

Акцентируя агрессивную риторику беларусского режима в отношении Украины, в обращении отмечается, что, в свою очередь, «Украина никогда не угрожала и сегодня не угрожает Беларуси». Хотя территория Беларуси используется для прямых военных атак, Украина ни разу не ответила военным действием: «мы ценим дружбу между народами».

Далее в обращении прогнозируется развитие событий между странами в ситуации, если Беларусь всё же вступит в прямое вооружённое столкновение. Украина предупреждает, что в таком случае будет наносить удары по военным объектам Беларуси, однако несколько раз подчёркивает, что хотела бы этого избежать: «Мы не хотим этого».

Завершается видеообращение прямым призывом к реальным и потенциальным военнослужащим Беларуси не выполнять приказ высшего руководства — если такой приказ поступит — о вступлении в украинско-российскую войну. Подчёркивается, что это было бы выгодно исключительно тем, кто находится сейчас у власти, и будет расценено как преступление согласно Конституции Республики Беларусь и нормам международного права.

Акцентируется роль каждого человека и его право сделать собственный выбор.

Отмечается, что этот выбор остаётся даже в ситуации, если беларус окажется на территории Украины с оружием в руках: тогда «не применяйте своё оружие — в этом случае никто по вас стрелять не будет». «Вам нужно сделать правильный выбор, и мы уверены, вы его сделаете» – на этой объединяющей и позитивной ноте завершается ролик.

Итак, обращение составлено грамотно, оно апеллирует к рациональным, но достаточно простым и понятным аргументам, обращается к общечеловеческим ценностям, общей истории и общему желанию мирного будущего. Видеообращение выполнено в нейтральной уважительной манере, лишено пафоса и, хотя Украина находится в состоянии войны и её Вооружённые силы уже зарекомендовали себя как одна из наиболее сильных армий Европы, не применяет тактик устрашения аудитории.

Обращение Минобороны Беларуси к «коллегам из ВСУ»

Беларусские военные выступили с ответным обращением 26 октября. Обратим внимание на то, что между двумя обращениями разница в 5 дней. Это большой временной лаг, особенно если учесть, что хронометраж первого обращения составил 3 минуты 46 секунд, тогда как ответ получился всего на 1 минуту 22 секунды — почти в три раза короче. В ситуации военных конфликтов и их предотвращения оперативность особенно важна.

Беларусская сторона отвергла попытку разговора «вооружённых сил одной страны с народом другой» и построила ответ на уровне «Министерство обороны Беларуси отвечает Министерству обороны Украины». Это предопределило как особенности, так и итоговый результат коммуникации.

Вместо использования уважительного и нейтрального тона, акцентирования того, что объединяет страны-соседки, обращение начинается с прямой агрессии. Эта агрессия выражается как вербально: «нас пытаются в чём-то обвинить, местами даже запугать», «запугивание — удел слабых» и др., так и на уровне образов коммуникаторов. В обращении ВСУ не использовалась персонификация, оно озвучивалось голосом за кадром. В обращении Министерства обороны присутствуют четыре конкретных коммуникатора, все они, по-видимому, идентифицируют Вооружённые силы Беларуси (мы делаем такой вывод на основании как источника коммуникации — Министерства обороны Беларуси, так и образов коммуникаторов — подтянутых, с армейской выправкой и одетых преимущественно в камуфляж или военную форму мужчин). Двое мужчин в камуфляже — настоящее беларусской армии, её офицерский состав. Третий мужчина, более возрастной и в гражданской одежде, — возможно, отставник, олицетворяет собой «славное армейское прошлое», тем более в его уста вложены рассуждения об «уроках истории» — о победе во Второй мировой. Четвёртый коммуникатор — молодой и в военной форме — по-видимому, проходящий сегодня службу в Вооружённых силах, будущее беларусской армии.

Если тебя убеждает в чём-либо высокий, сильный, одетый в камуфляж мужчина, возможно, профессиональный военный, причём делает это в наступательной и агрессивной манере, хочется побыстрее с ним согласиться —  невзирая на приводимые аргументы или их отсутствие. В данном случае как раз второй вариант — аргументы практически отсутствуют. Все те доводы, которые приводили в своём обращении представители ВСУ, остались без ответа: нет ни разумных доводов, ни контраргументов. Беларусское Минобороны рисует принципиально другую картину мира.

В этой картине мира украинцы не находятся в ситуации военной агрессии со стороны России, в которой участвует и Беларусь, их предыдущие действия, в том числе обращение, ничем не мотивированы, зато они «наконец-то вспомнили» о положительном опыте взаимодействия Украины и Беларуси. Коммуникаторы из Министерства обороны предлагают им ещё и «вспомнить» о роли Советского Союза в победе во Второй мировой войне на контрасте с ролью «улыбчивой и толерантной Европы» (в таком контексте качества «быть улыбчивыми» и «быть толерантными» меняют значение с положительных на отрицательные). Подобная трактовка Второй мировой и в целом истории ХХ столетия становится основанием для обоснования действий, предпринимаемых сегодня режимами России и Беларуси. Никаких других аргументов не приводится — избавление Европы от фашизма, почему-то приписываемое исключительно или преимущественно СССР, становится лейтмотивом ответа Министерства обороны. Далее — лишь намёк в сторону «слуг народа» — по-видимому, президента и правительства Украины (по названию правящей партии), которые теперь тоже должны услышать аргументы Беларуси. Упоминание «слуг народа» как минимум нелогично, так как ответ построен не от беларусского народа украинской власти, а от Министерства обороны одной страны коллегам из другой.

Министерства, лояльного режиму.

Таким образом, ответ получился скорее «отпиской», чем «по существу»: приведённые аргументы и призывы не услышаны, зато изображена принципиально иная картина мира, в которой действующие лица с обеих сторон произвольно наделены смыслами. Впрочем, слишком вчитываться в эти смыслы у отправителей желания, скорее всего, не будет, этому препятствует агрессивный и пренебрежительный («Уже неплохо то, что вы вспомнили, что мы — братские народы», «видно, генетическая память к вам начинает возвращаться» и др.) тон коммуникации, подчёркивание не общего, а различного.

Тем не менее, ответ Министерства обороны Вооружённым силам Украины скорее оптимистичен: он не содержит прямых угроз, бряцания оружием, попытки эскалации конфликта, в нём четко прослеживается желание сохранить статус кво. Фиксация стремления сохранить пусть неустойчивое, но равновесие, может рассматриваться как положительная реакция на сообщение.
Хорошо 3
Смешно
Грустно
Злюсь
Кошмар
Поделиться:

Смотрите также

Беларусские пропагандисты убеждают, что Лукашенко в 2020-м якобы сохранил страну. В это время их российские коллеги представляют Беларусь как часть России – федеративную республику. Теперь Киев заинтересовался вопросом беларусской легитимной власти.

Аналитика и обзоры

Мнения

Мониторинг СМИ

Тренды

Всячина

Видео

Тесты