«Отравленные пропагандой». Советы психолога, как противостоять промывке мозгов

Media IQ поговорил с кандидатом психологических наук Натальей Грач (имя изменено — ред.) о том, какими стали беларусы после событий 2020 года, как влияет пропаганда на психику человека и возможно ли излечиться, срабатывают ли универсальные советы «в разубеждении» тех, кто смотрит телевизор? Почему в одной семье могут быть разные взгляды, порой диаметрально противоположные, на одни и те же события? В чем заключается «феномен» журналиста-пропагандиста?

Поделиться:

Кратко

  • Переосмысливать жизнь — это слишком больно 
  • «Телевизор зацепил самые базовые переживания»
  •  «Никто ничего не понимает, но мы вам расскажем правду, и только вы будете знать правду!»
  • «Сознание конструирует мир. Мы не видим всего, что происходит»
  • «Сила в том, чтобы удерживаться в своей позиции»
  • «Пропагандист — это сознательный выбор человека»

– События августа 2020 года показали, что в одной семье могут быть диаметрально противоположные взгляды? Почему так происходит?

–  Люди разные, разные отношения, разное устройство личности. Конечно, есть зависимость от ценностей семьи, возможны общие взгляды, есть объединяющие чувства. В какой-то период жизни дети проходят этап копирования взрослых, но чем самостоятельнее и взрослее становится ребенок, тем его мнение и позиция может отличаться от родительской. Ребенок что-то новое приносит из школы, сада, черпает от друзей отличное от родительского. Так человек становится отдельной личностью, он другой. Поэтому мнение, что в семье все с одинаковыми взглядами, ошибочно, это не так.

Одна из самых больших тайн в психологии — это формирование личности. Казалось бы, что всё социальное формирует человека, но не всё так просто на самом-то деле. Чем взрослее, самостоятельнее становится ребенок, тем его позиция может отличаться от родительской. Надо всегда понимать, что в семье растёт не твоя копия, клон, а другой человек со своей индивидуальностью, личностью.

Переосмысливать жизнь — это слишком больно 

– Что делать, если в семье разные взгляды на происходящее? Как так получилось? Что делать дальше: жить вместе или расходиться? Насколько возможно переубедить близкого человека? Взгляды формируются в зависимости от информации, которая поступает человеку, от личности и своего «Я», от интеллектуальных, физических, психологических и прочих ресурсов. К примеру, у пожилых уже устоявшиеся взгляды, жизнь наполнена переживаниями, и вдруг какая-то информация извне говорит о том, что что-то было не так, а у человека может не быть ресурса для переосмысления всего этого. Наше «Я» — это большая ценность, «Я» — это пункт, из которого мы действуем в этом мире. Когда есть угроза распада своего «Я», когда оно подвергается сомнению, срабатывают психологические защиты. Поэтому так тяжело поменять свои взгляды.

Когда человек в течение своей жизни учится гибкости своего«Я»: перестраивается в зависимости от изменений вокруг, находится в поиске отделения добра от зла, много читает, знаком с основами религии, понимает, что нет однозначных решений — тогда он может перестраиваться. Допустим, человек всю жизнь жил по принципу «мне сказали — я сделал», при этом он считает, что правильно и честно жил, прожил достойно, не меняя своих взглядов, а ему говорят: «Знаешь, что? Ты в такой фигне прожил свою жизнь. Такой ерундой занимался!» А он: «Не может быть, нет!» Человек не может это пережить, у него может не быть ресурса, где черпать силы, нет опорных ценностей, особенно если они разрушены правдой. Он не станет мгновенно переосмысливать жизнь, не будет это делать, потому что это слишком больно, это опасно, это даже вне осознания. Будут включаться психологические защиты до тех пор, пока человеку в лоб будут говорить факты, аргументы, показывать фотографии, а он просто будет отворачиваться, закрываться, кричать, распаляться ещё больше, а под эти распаленные страсти ещё сверху азарёночком. Получается такой коктейль, что неизвестно, как из этого выбраться. Отсюда непонимание, невозможность переубеждения.

Иллюстрация с сайта dom2planeta.ru

Во время протестов был такой лозунг: Смотри в окно, а не в телевизор. Но почему продолжают верить телевизору?

– Потому что люди привыкли так жить, потому что срабатывают психологические защиты. Такие защиты, как: вытеснение, проекция, интроекция, слияние, рационализация, отрицание, регрессия, реактивное образование. Например, вытеснение: человек просто вытесняет ту информацию, которая разрушает его. Другая защита — отрицание: нет, такого нет. Рационализация поможет удержаться в стабильном состоянии: так было всегда и так будет. Он будет отрицать, будет вытеснять информацию, вернётся к той картинке, которая даёт ему переживание успокоения, потому что в этом случае кажется, что всё будет нормально.

– Получается, что чем больше люди смотрят телевизор, тем больше ему верят. Что это за эффект веры?

– Мы ничего не забываем. Пожилому человеку тяжело запомнить то, что происходит сейчас, вспоминается то, что было. Пропаганда хорошо ложится на эти рельсы, на прошлое. И тут скорее всего именно на это и сделана ставка. Постепенно под сильным влиянием «информационных бомбардировок» происходит подмена реальных отношений на вымышленные. И эти вымышленные ложные отношения подкрепляются ранними воспоминаниями и переживаниями молодости, при этом преследуются манипулятивные цели. Вот таким образом нездоровые образования могут опираться на то, что у человека уже есть в опыте, с чем он может согласиться, и тогда им хорошо манипулировать.

Телевизор заменяет жизнь. Разговор ведётся между смотрящим и пропагандистом.

– Как действует пропаганда на чувства человека? Почему эффект такой долгоиграющий? Вроде: выключил телевизор, поел и подобрел?

–  Когда говорю о телевизоре, всегда хочется говорить о пожилых людях, потому что  преимущественно они его смотрят. Для них он — достоверный источник информации. В прошлом веке  это было такое чудо, когда появился телевизор, люди верили, что там могли говорить правду, и только правду. Давайте ещё рассмотрим простое эмоциональное подкрепление: люди приходят домой, включают телевизор, готовят еду, чаёк и смотрят телевизор. Им вкусно, приятно, новости слушают. Начинается внутреннее переплетение: всё хорошо, всё нормально, и новости, наверное, интересные. Это происходит даже не на уровне сознания, а на уровне всего организма — происходит принятие, успокоение. В телевизоре чётко говорят: здесь — так, вот здесь — вот так, и человек идёт вслед за озвученным белым и чёрным. Пьет чаёк и говорит с телевизором, соглашается, и тело, насыщаясь, подтверждает, что так и есть. На уровне ассоциаций с тем, что человек дома, у него окошко в мир, можно покушать и попить, ему предоставили информацию, она, наверное, достоверна, почему я не должен ей верить? Происходит закрепление на уровне приятных ассоциативных рядов.

«Телевизор зацепил самые базовые переживания»

– Для некоторых людей телевизор — это собеседник. Телевизор втягивает человека в разговор и создаёт общее поле переживаний. Какие эмоции затрагиваются? У нас действительно есть базовые эмоции: беги, бросай, прячься и т. д. — они направлены на сохранение жизни. Действительно, их можно вызвать, почему нет? Достаточно показать «разорванных людей» или ещё что-то в этом духе, и всё — сработало. Уже давно замечено, что в новостях рассказывают плохое, они чаще вызывают отрицательные эмоции. Человек становится возбуждённым, страсти начинают в нём кипеть. Когда кипят страсти, он чувствует себя вовлечённым в жизнь: вот она, настоящая жизнь, у меня, может, и нет такой уже, таких впечатлений, а там есть. Новости накачивают страстями, сильными впечатлениями. Человек втягивается в это общее поле с телевизором. Допустим, в это время звонит родственник и что-то рассказывает, но человек склонен верить тому, что в телевизоре, а не тому, что говорит родственник, потому что общее эмоциональное поле сейчас с телевизором, а не с родственником, который это поле не разделяет. Телевизор зацепил самые базовые выживательные, рефлекторные переживания. На них действительно можно паразитировать, можно их накручивать, можно нагнетать. Эмоции нагнетаются через картинку, через эмоционально окрашенную речь, интонацию, через контрасты. Зрителя настолько захватывают эмоции, что он не в состоянии думать.

Поэтому если вы чувствуете усиление эмоций при просмотре телевизора, надо анализировать происходящее.

Фото pexels.com

 «Никто ничего не понимает, но мы вам расскажем правду, и только вы будете знать правду!»

– Кроме базовых эмоций, которые лежат в основе выживания людей, есть ещё личностные вещи. Например, зависть: если у кого-то хорошо, «ай-яй, пусть ему станет так же, как мне или ещё хуже». В нормальных религиозных практиках с этими чувствами предлагают бороться: не возжелай того, что есть у ближнего твоего, не убий, не укради, не лги. К этим чувствам надо относиться рефлексивно, отыскивать их в себе и стараться уменьшить.

Подкрепление собственной значимости человека: «никто ничего не понимает, но мы вам расскажем правду, и только вы будете знать правду». И зритель на это западает: «вот именно я знаю правду, а остальные не знают». Если у человека это ложится на то, что ранее его недостаточно слушали, не хватает переживания своей значимости, то ему через пропаганду эту значимость добавят, и он будет за неё держаться, потому что для его Я — это какая-то необходимая подпитка. Вот это всё вкупе даёт эффект, когда люди отказываются верить глазам своим, ушам своим, а живут в созданном поле переживаниями, выживательными эмоциями, когда более тонкие эмоции: эстетические, нравственные ещё какие-то — вообще выбрасываются, потому что не хватает ресурсов и никто их не предлагает, а интеллект уже А и Б не связывает.

– Корректно ли сравнить влияние пропаганды на людей с влиянием секты?

– Отчасти можно. Для того, чтобы избавиться от влияния пропаганды, надо обязательно выключить телевизор, хотя это часто нереально, телевизор продолжает «вещать».

Если, например, человек попадает в секту, то у него искажается взгляд и реальность, в которой он живёт. Человек просто не видит, сколько бы ни убеждали. В секте говорят: «Тебя будут разубеждать!», и у него срабатывает: «Точно. Меня начинают разубеждать.», т. е. люди извне ещё подкрепляют эту зависимость, влияние. Для того, чтобы избавиться от влияния, нужна специальная психологическая, психотерапевтическая работа. Если говорить в лоб, напрямую, то сработают психологические защиты, причём моментально.

Но это очень важно — его выключить. Допустим, если человек в секте, его надо оттуда как-то забрать. Чтобы потом начать лечение, поэтому отключение телевизора хоть на какое-то время — это очень важный фактор в том, чтобы что-то менять. Предоставление другой информации: аккуратно, постепенно, очень мягко, любя, понимая болезненность правды.

Фото с podrobno.uz

«Сознание конструирует мир. Мы не видим всего, что происходит»

Сегодня уже есть множество рекомендаций, как общаться с людьми, с членами семьи, которые доверяют телевизору. Можно ли их разубедить, на ваш взгляд? 

– Как можно изменить ситуацию? На мой взгляд, есть только такой ход, когда человека принимают, любят и он не ощущает опасности от других, близкого круга.  Допустим, у меня с родителями разные взгляды. Но я показываю, что люблю их, что они у меня самые хорошие, и не буду навязывать своих взглядов, потому что уважаю их мнение — в такой ситуации родитель будет чувствовать принятие и тепло, и, может быть, послушает и чуть-чуть сдвинется в нужном направлении, а потом немного изменится.  Но это ему будет очень тяжело, ведь прожита большая жизнь.

Наше сознание конструирует мир, мы не видим того, что реально существует, мы выбираем из мира то, что нам подходит, то, что нас успокаивает, то, что нам позволяет чувствовать себя в безопасности, чувствовать себя ценными.

Что касается универсальности рецептов, я думаю, что у каждого будет свой. Надо менять взаимодействие и эмоциональное поле. Подключать к телевизору второго человека, чтобы можно было трансформировать по чуть-чуть устоявшееся взаимодействие. Не оставлять пожилых людей один на один с телевизором.

Я думаю, что здесь нужно не столько общие рецепты давать, сколько можно сказать, что перед каждым из нас поставлена жизненная задача, которую необходимо решить, есть общие подходы, и они вот такие, но вам нужно будет искать какой-то свой нюанс, который будет для вашей семьи, для вашего родного человека подходящим. Здесь нет на 100% готовых решений.

Основные принципы: совместные переживания, не усугублять страсти, не плодить бурные эмоции, а наоборот, находить и накапливать опыт спокойных позитивных эмоций, и по возможности ходить на психотерапию, чтобы поддерживать себя в этой непростой работе по восстановлению отношений. Понятно, что это общие слова, а в каждой ситуации конкретный человек будет искать своё решение. Хорошо, если человек будет понимать, что это задача, которую ему необходимо решить и ответить на вопрос: «Для чего мне эта ситуация?», избегая другого вопроса: «О Боже, за что мне это?» Хорошо, когда есть понимание, что человек чему-то научится, поймёт, что жизнь предоставила ему возможность что-то решить. Такой подход будет конструктивным, но это лучше, чем переживать, страдать. Тут надо принять факт: мы имеем дело с воздействием пропаганды, это такая беда, но нужно искать какие-то ходы, не отчаиваться. Наверное, при желании, при возможности — самим сходить к психотерапевту, выговориться, чтобы не носить в себе вот это отчаяние, недовольство. Это тяжело, никто не говорит, что это просто.

– Что нужно для того, чтобы в человеке начали происходить изменения?

– Тут зависит от того, насколько человек имеет свою точку зрения, насколько он не инфантилен. Долгое время люди жили инфантильно по отношению к жизни вокруг. К этому нас приучили, начиная с времен СССР, в котором как раз пытались сохранить эту инфантильность «а ты ничего не можешь сделать», т. е. кто-то важный за тебя всё время будет делать, решать, кто-то лучше знает, чем ты. Вот эту риторику слышим и сейчас: я не интересуюсь, потому что я ничего не решаю, ни на что не могу повлиять. Плюс ещё возьмём глубинные страхи, которые остались с репрессивных времен: проявишь инициативу, а потом тебя не найдут. И они подкрепились произошедшими событиями.

Фото с сайта marieclaire.ru

«Сила в том, чтобы удерживаться в своей позиции»

– В целом, для нормального развития общества очень важно соблюдение моральных и действующих законов, когда общество осуждает ложь, враньё, лжесвидетельствование. Законы должны действовать, и должны осуждаться античеловеческие поступки.  Если вы убеждены, что человека нужно воспринимать как ценность, учитывать его личность, его мнение, то вас невозможно будет заставить делать дурное дело, невозможно заставить верить пропаганде. Пропаганда и власть любит ломать людей. Мы не можем сейчас изменить пропаганду, вылечить отравленных ею, но мы можем удерживать свою позицию. Пропаганда толкает, а человек удерживается, в этом и есть сила.

Сила не всегда в том, чтобы нападать, сила в том, чтобы удерживаться в своей позиции. Пропагандист сделал свой выбор. Напрямую мы не имеем возможности и даже права запретить ему что-то говорить, потому что это его выбор, но мы можем показывать устойчивость нашей позиции.

«Пропагандист — это сознательный выбор человека»

– Из чего рождается феномен журналиста-пропагандиста? 

– На самом деле, это выбор ситуативной выгоды, это сознательный выбор человека как личности. Пропагандист получает такие похвалы, такие бонусы сейчас, которых он никогда не чувствовал. Может, он отрубил чувствование, потому что это не соотносится с какими-то нормальными человеческими координатами, но для его «Я» выгода является самым важным, настоящим добром для него самого. Он получает деньги, похвалы, грамоты, считает, что борется за праведное дело. И здесь можно заметить интересный момент. Пропагандисты обвиняют людей, которые выступили против несправедливости: например, обвинение в том, что им платили деньги за протесты, а это, кстати, одна из психологических защит, которая называется проекцией: когда я обвиняю другого человека в том, что на самом деле присуще пропаганде.

Человеческая душа — потёмки. Человеческая личность сложно устроена. Глубина личности разная и поэтому мотивация может быть разной. Очень часто мотивация временная, сиюминутная. Сиюминутно им кажется, что они выигрывают что-то.

Фото на главной с сайта istockphoto.com

Хорошо 3
Смешно
Грустно
Злюсь
Кошмар
Поделиться:

Смотрите также

Почему беларусы стали выходить на массовые протесты с августа 2020-го? Возможно, до этого противники режима Лукашенко боялись, что они в меньшинстве. Или же в этом их убедили государственные пропагандисты.

Аналитика и обзоры

Мнения

Мониторинг СМИ

Тренды

Всячина

Видео

Тесты