«Олдскул-счастливчики смотрели новости, потом пересказывали в смс». Как Казахстан выживал в информационной блокаде

Январские события в Казахстане могут вызвать у беларусов флэшбэки из августа-2020. У нас тоже власти отключали интернет, блокировали сайты независимых изданий и преследовали журналистов. Но в Казахстане медиа досталось ещё и от погромщиков: так, они сожгли здание, откуда вещали республиканские телеканалы и радиостанции. Посмотрели, как в условиях информационного вакуума в стране работали СМИ и откуда люди узнавали новости.

Поделиться:

«Когда у тебя информационная голодуха, новости в час по чайной ложке – лучше, чем ничего»

2 января в Казахстане начались протесты против роста цен на сжиженный газ, митинги переросли в беспорядки. Силовики применили слезоточивый газ и светошумовые гранаты. На улицах Алматы появились мародеры, люди стали захватывать и поджигать административные здания. В стране ввели режим чрезвычайного положения (ЧП).

С вечера 4 января в Казахстане практически не работали интернет и мобильная связь. В тот же день во внесудебном порядке власти заблокировали местные новостные сайты kaztag.kz и Orda.kz.

Медиаэксперт из Казахстана, региональный менеджер Internews Гулим Амирханова в Facebook привела хронологию информационной блокады в Алматы.

– Около пяти вечера 5-го января в Алматы вырубают интернет — совсем и наглухо. В тот день его ещё дадут в ночь на 6-е – с 00:00 до 04:00. И это будет последняя до утра 10-го января возможность быть на связи онлайн, – написала медиаэксперт.

Она отметила, что любое отсутствие информации приводит к слухам, особенно когда людям страшно и непонятно, что происходит. Так, 4 января появились первые слухи о мародёрствах, позже они подтвердились.

По словам Гулим Амирхановой, вечером 5 января у многих перестали работать подключённые через интернет телевизоры. 6 января люди остались без интернета вообще. Были проблемы со связью. Звонки и смс не доходили за пределы страны и даже до некоторых абонентов внутри неё.

 – Мы в информационной блокаде: сайты и соцсети не работают, телек не посмотришь, радио работало не всё, и там в этот день гоняли музыку, – вспомнила Гулим Амирханова. – Телевидение у большинства работало через интернет (Smart TV и прочее) – нет интернета, нет ТВ. Кабельное работало с перебоями, повезло тем, у кого оказалась дома обычная домашняя антенна. Олдскул-счастливчики! Они смотрели новости, потом пересказывали их в смс или звонили и рассказывали, что услышали. Так мы пытались информировать друг друга – без информации было очень тревожно. Новости показывали два канала: 24.kz и «Атамекен». Новости были скудными, но в наших условиях это было хоть что-то. В информблокаде, оказалось, любой хабар (имеется в виду казахстанский телеканал «Хабар». – Media IQ) на вес золота. Также люди из разных частей города обменивались тем, что видели и слышали вокруг.

Пока алматинцы были практически отрезаны от новостей, в их городе напали на здание, где работали крупнейшие казахстанские СМИ. 6 января погромщики разграбили и сожгли редакции телеканалов «МИР», «Первый канал “Евразия”», «Казахстан», «Хабар», КТК и нескольких радиостанций.

Погромщики подожгли здание на площади Республики в Алматы, там находились редакции телеканалов и радиостанций. Кадр из сюжета КТК

В тот же день съёмочная группа телеканала «Алматы» попала под обстрел: водитель погиб, оператор специальной техники был ранен и ему ампутировали два пальца на правой руке. 8 января неизвестные пытались захватить «31 канал» в Алматы.

– [7 января] Токаев (президент Казахстана. – Media IQ) обращается к народу, правда, народ в это время без интернета и ТВ. (…) Странное объяснение про блокировку интернета. Людей в своём обращении Токаев как будто бы запугивает — будете не то трындеть в сети, вырубим сеть. Вывод из этой речи: возможно, будут ещё больше закручивать гайки медиа, – предположила Гулим Амирханова.

7 января власти Казахстана предоставили людям доступ к семи «разрешённым» новостным сайтам. Ссылки на них рассылали в смс. Провластные сайты открывались даже при отсутствии мобильного и домашнего интернета, хоть и не всегда. Когда не работал один – подгружался другой, а информация у всех была примерно одинаковая.

«Читатели печатают на своих принтерах». Как выживают независимые газеты в условиях информационной блокады

Сообщение со списком доступных сайтов

– Сайты появились гораздо позже, чем должны были, – пояснила Гулим Амирханова в комментарии Media IQ. – Видимо, власти наконец-то поняли, что огромная куча народу сидит без информации вообще. Эти сайты были важным подспорьем, потому что, когда у тебя информационная голодуха, новости в час по чайной ложке – лучше, чем ничего.

8 января кому-то удавалось пробиться через прокси в Telegram-каналы. «К информационному детоксу уже привыкли», – заметила Амирханова. 10 и 11 января на несколько часов дали интернет. Хлынули устаревшие новости – за 5 и 6 января.

В разговоре с Media IQ медиаэксперт уточнила, что в условиях новостной блокады вместе с друзьями, бывшими и действующими журналистами, они создали что-то наподобие информационного хаба.

– Мы сами не заметили, как стали быстро собирать информацию отовсюду. Потом в суперкоротких форматах либо пересылали её, либо созванивались и пересказывали друг другу. У нас есть медийные навыки и, несмотря на ужасную информационную блокаду, какую-то информацию мы добыли. Не понимая, что точно происходит в городе, мы пришли к выводам, которые теперь официальная власть подтверждает. Проблема в том, что у большого количества людей медийных навыков нет. Думаю, поэтому многие до сих пор думают, что мирные митингующие просто сошли с ума.

Журналисты под прицелом

Как и в Беларуси, протесты в Казахстане сопровождались преследованиями журналистов. Местных репортёров произвольно задерживали во время работы, приходили к ним в дома с обысками, давали сутки. Так, журналиста Лукпана Ахмедьярова арестовали на десять суток за участие в несанкционированном митинге, хотя, по словам журналиста, он только освещал его. В похожую историю попал редактор сайта Altaynews.kz Дарын Нурсапар – его осудили на 15 суток.

Получали сотрудники медиа и травмы. Журналисты Orda.kz Бек Байтас и Леонид Рассказов были ранены, когда освещали нападение на здание акимата Алматы. Беку Байтасу попала в лицо светошумовая граната, Леониду Рассказову – в спину резиновая пуля. Жилетка с надписью «ПРЕССА» стала мишенью не только для силовиков, но и для агрессивных участников протестов. Ради собственной безопасности журналистам приходилось её снимать и работать инкогнито.

Под раздачу попали и собкоры иностранных изданий. В Алматы вооруженные люди стреляли под ноги журналисту «Дождя» Василию Полонскому и фотографу The Insider Василию Крестьянинову за то, что они снимали задержание мужчины у морга. В том же городе протестующие напали на корреспондента «Медиазоны». Тот снял, как неизвестные били полицейские машины за акиматом Алматы.

Кадр с нападающими из видео корреспондента «Медиазоны»

«Звонили знакомым, просили их включить диктофон и надиктовывали наши тексты»

С риском для жизни и в отсутствие связи журналисты продолжали выполнять свою работу.

Media IQ поговорил с журналистом «Медиазоны» Александром Григорянцем про то, как в условиях информационной блокады удавалось освещать ситуацию в Казахстане. Здесь от редакции они работают вдвоём с коллегой, на которого напали из-за видео.

– У нас была ситуация, наверное, хуже всего в плане работы информационных сетей, – посетовал Григорянц. – Практически пять дней мы сидели вообще без интернета. В первые дни ещё отключали мобильную связь, даже позвонить было невозможно. Когда её подрубили, мы уже исхитрялись как могли. Всё это время продолжали работать – писали тексты, делали фоторепортажи.

По словам корреспондента «Медиазоны», материалы передавали через знакомых, у которых был интернет. В некоторых регионах страны он работал, даже в отдельных районах Алматы.

– Находили знакомых, звонили им, просили включить диктофон и надиктовывали по телефону наши текстовые материалы. А потом просили переслать запись редакторам в Москву. Они расшифровывали наши аудиосообщения и составляли тексты. Это был единственный для нас способ передать информацию до того, как все начали использовать прокси-серверы. Потом появилась связь через Telegram, стало попроще пересылать и тексты, и фотографии. Но огромное количество [сообщений] обрывалось из-за перегруженности [серверов].

Григорянц рассказал, что журналисты разных СМИ помогали друг другу – делились прокси-серверами.

– Больше ухищрений с технологиями не было. По сути, мы вернулись в доисторический век, – заключил журналист.

Фото на главной и в соцсетях: AFP

Читайте также:

Гостелеканалы ужасались Казахстану, оправдывали ОДКБ и восстанавливали историческую справедливость

«Решение ввести миротворческий контингент — веха в развитии всего постсоветского пространства». Основные нарративы российских СМИ о событиях в Казахстане

«Обновляли новостные ленты, пока орудовали силовики». Истории четырёх редакций, которые пережили обыски

Хорошо
Смешно
Грустно
Злюсь
Кошмар
Поделиться:

Смотрите также

Американские промежуточные выборы дали беларусским пропагандистам повод для домыслов, что республиканцы потеснят демократов и оставят Украину без поддержки США.

Аналитика и обзоры

Мнения

Мониторинг СМИ

Тренды

Всячина

Видео

Тесты