«Мир с Украиной, мы не брошены». Украинский журналист полгода мониторил первые полосы мировых СМИ

Война России против Украины с 24 февраля остаётся важнейшей темой мировых СМИ. Украинский журналист, медиаэксперт Сергей Чернявский полгода мониторил первые полосы изданий по всему миру, чтобы увидеть, что люди в разных странах узнают о трагедии украинского народа и агрессии России. Свой проект он назвал «Первые полосы мировых СМИ про войну».

С Media IQ Сергей поделился своими наблюдениями и впечатлениями.

Поделиться:

– Проект начинался как информационное волонтёрство, потому что очень важно было показать нашим жителям, что мир с нами, что мы не брошены. Это была психологическая поддержка, как кто-то из известных людей сказал: нет ничего страшнее собственного страха. Дальше проект выходил при полной поддержке Института развития региональной прессы (ИРРП).

– Это можно назвать частью информационной войны? 

– Я бы не назвал это частью информационной войны, хотя Россия, понятно, воспримет это как информационную войну, и это нормально. Потому что всё то, что не даёт им победить в информационном поле, является с нашей стороны информационным сопротивлением. Давайте назовем так — информационное сопротивление.

– Сколько изданий вы отследили за полгода? 

– 155 вышло обзоров. Более 900 публикаций в региональных и национальных сайтах за 6 месяцев. Уже после того, как я закончил мониторинг, у меня вышло ещё, по-моему, пять обзоров. Я не мог удержаться просто, когда, к примеру, произошла ситуация с Крымским мостом. 96 обзоров я сделал подряд, то есть каждый день. И я, честно признаюсь, выгорел. Потому что, с одной стороны, ты работаешь без выходных, а с другой — 8 часов с негативным контентом, который ты пропускаешь весь через себя. Ведь было переведено больше 3,5 тысяч полос, больше ста наименований газет из 40-50 стран мира. Объём информации колоссальный…

– Что мир знал вот в феврале 2022 года, в июне, в сентябре…

– Я начал мониторинг с первых чисел марта, потому что в феврале ещё разбирал завалы от бытового мусора в бомбоубежищах в Днепре. Тогда в мировых СМИ была, в основном, новостная повестка, обстрелы, убито, ранено и яркие иллюстрации: очень много ярких страшных фото, взрывы, которые выходили на всех первых полосах. У нас волновались, чтобы Украина долго оставалась на первых полосах, чтобы не наступила усталость в западных СМИ от войны у нас. Но мы по-прежнему на первых полосах. И дальше информационная повестка начала расширяться. Во-первых, пошла информация о беженцах: как пересекают границу, как их встречают, где расселяют, какие страны какую помощь оказывают, как пытаются бороться с сексуальным рабством — да, и такое было. Следующая информационная волна была вызвана Бучей. К примеру, вышло расследование, о котором мало знали в Украине. Немецкие спецслужбы сделали перехват переговоров российских военных в Буче, который был представлен дальше по странам перед голосованием ООН. И, по моему мнению, то расследование повлияло на голосование.

Во-вторых, медиа разных стран писали о своих гражданах, которые воюют в Украине. Допустим, сын члена британского парламента вёл стримы с фронта. Немецкие медиа писали о том, что Германия не даёт оружие Украине, о зависимости от российского газа. Отдельно многие издания анализировали выступления Зеленского. Таким образом, появилось много разных новостных повесток в разных изданиях. Например, самое неудачное его выступление было перед Кнессетом в Израиле. Насколько понимаю, это было связано с упоминанием Холокоста. Это отдельная история, почему так вышло. Очень классно зато прошли все остальные выступления нашего президента. Япония, Германия, Австралия и многие другие страны. Чувствовалась работа спичрайтеров по подготовке текстов, потому что каждое выступление учитывало особенности страны, перед парламентариями которой выступал Зеленский.

– А чувствуется так называемая усталость от войны? 

– Через месяца четыре-четыре с половиной информация о войне стала сокращаться, потом опускаться в «подвал», как у нас говорят, первых полос. Затем упоминаться только строчками в новостях… При этом резонансные публикации, вроде расследования New York Times или Washington Post о том, что Зеленский был предупреждён о начале войны, или статьи о том, кто такой Залужный (главнокомандующий ВСУ Украины — прим. Media IQ), всё равно выходили на первых полосах.

Естественно, Крымский мост был везде. Но, к примеру, израильские газеты не выходят в субботу, часть газет не выходит в воскресенье, и часть газет не выходит в понедельник. Поэтому, если бы взрыв на Крымском мосту случился, допустим, в четверг, а не в субботу, он был бы на большем количестве первых полос. Мы понимаем, что события на войне не имеют графика и дедлайнов.

– Из вашего мониторинга видно, насколько полную и адекватную информацию получают читатели во всём мире. Есть ли что-то, что вас беспокоит? 

– Да, меня очень сильно беспокоит, что когда пишут о падении уровня жизни в Европе, росте цен, они не объясняют, что это связано с войной России в Украине. Как это было с ковидом-19, когда все медиа писали: экономика упала из-за пандемии, туризм упал из-за пандемии. А сейчас пишут о росте цен, но не объясняют это войной.  Более того, западные газеты почти не употребляют слово «война», они употребляют слово «конфликт».

– Вообще нет слова «война»?

– Оно очень мало присутствует, только в виде цитат прямой речи западных политиков или украинских военных и официальных лиц. Но по сравнению с первыми месяцами войны оно встречается всё чаще, и вместо словосочетания «вооружённый конфликт» уже произносится война. Но продолжают всё-таки больше писать про вооружённый конфликт, вооружённое противостояние.

Зато азовцев перестали называть «украинскими боевиками», теперь пишут «украинские солдаты». Но это был ещё шлейф с 2014 года, благодаря российской пропаганде.

– Насколько то, что пишет мировая пресса, к примеру, неупотребление слова «война», может влиять на то, как Европа, мир поддерживают и помогают Украине?

– Уверен, что может. Но это моё оценочное суждение. За шесть месяцев ежедневного мониторинга я увидел то, за что благодарен западным коллегам. Они (западные газеты) очень помогли в формировании общественного мнения для давления на правительства Европы, для увеличения нам поддержки в Украине. Хотя я и в меньшинстве в Украине по этому вопросу. Ведь все смотрят на то, что выходит на сайтах, а я работал с газетами. А это более элитная аудитория. И по моему мнению, западные журналисты и СМИ сделали очень многое.

Бывали какие-то небольшие забавные проколы. Война идёт уже полгода, а в The Independent выходит статья, в которой написано: «На 5-й месяц войны…». Скорее всего, она лежала в редакционном портфеле, а редактор просто-напросто пропустила это.

Ещё один любопытный кейс. Итальянская La Stampа вышла с заголовком, который всех возмутил, о том, что папа римский сказал, что НАТО спровоцировало Россию. И это вышло на первой полосе. Что произошло дальше? Я захожу на их сайт, а там уже другой заголовок. И даже на части печатного тиража они его успели поменять.

Кстати, газеты Индии перестали писать о войне после того, как индийские студенты выехали из Сум, где их было больше всего. Кто бы мог подумать, но реально очень мало освещают войну газеты Израиля. Даже Arab News первые 5 месяцев постоянно отдавали первые полосы. Китайские газеты писали только о биолабораториях и транслировали российские нарративы об этом. Они  рассказывали, что Китай поставил этот вопрос в ООН, и неответ США подтверждает, что там были лаборатории.

– Можно ли судить по первым полосам о том, какой уровень поддержки или скепсиса в каких странах есть?

– Уровень поддержки можно измерить по десятибалльной шкале. И тогда датчане дают 10 баллов, британцы — 10 баллов, нидерландские и бельгийские газеты — 10 баллов, французы — баллов 7-8, немцы — 7 баллов, потому что долго запрягают, анализируют, размышляют. В Польше — однозначная поддержка. Венгерских газет у меня не было. Швейцария — хорошо, но по своему освещает войну. Кстати, мало кто знает, что конференция в Лугано практически не имела результата, в делегации от Украины было более 100 человек, а президент Швейцарии сказал, что конфискация у российских лиц под санкциями их активов нарушает права человека. Активы сейчас арестованы, а не конфискованы. Это две разные вещи. Про эти слова президента Швейцарии написали в итальянской газете.

Кстати, с 1 июля 2022 года пропали в свободном доступе российские издания: нет доступа к «Коммерсанту», «Ведомостям», «Независимой газете», «Комсомолке».

– А Италия, Испания? Они же очень зависят от российских туристов…

– Испанцы где-то, я думаю, на уровне 9, потому что отдают первые полосы. Итальянцы тоже.

Кстати, в газетах Италии Путина называют Царём, без кавычек и с большой буквы.

– Уйдёт ли совсем из информационной повестки?..

– Нет, война не уйдёт из информационной повестки.

– До вашей победы. 

– До нашей общей победы над злом.

Подпишитесь на рассылку MediaIQ

Разоблачения фейков, аналитика, интервью и многое другое — раз в неделю в вашем почтовом ящике
Подписываясь на рассылку, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности
Хорошо 4
Смешно
Грустно
Злюсь
Кошмар
Поделиться:

Смотрите также

Беларусские пропагандисты убеждают, что Лукашенко в 2020-м якобы сохранил страну. В это время их российские коллеги представляют Беларусь как часть России – федеративную республику. Теперь Киев заинтересовался вопросом беларусской легитимной власти.

Аналитика и обзоры

Мнения

Мониторинг СМИ

Тренды

Всячина

Видео

Тесты