Медийная кампания по «делу Бабарико» оказалась оглушительно громкой, но неэффективной

Кампания в госСМИ по «дегероизации» претендента в кандидаты на должность президента Виктора Бабарико продолжалась чуть более месяца и оказалась неэффективной. Будь иначе – Центризбиркому не пришлось бы по «неформальным основаниям» отстранять его от участия в выборах.

Поделиться:

 

Эволюция «дела Бабарико»: от «кукловодов» к «ворюгам и мошенникам»

Кампания стартовала после проведения 11 июня Департаментом финансовых расследований (ДФР) Комитета государственного контроля (КГК) Беларуси обысков в головном офисе ОАО «Белгазпромбанк» в Минске. 

12 июня глава КГК Иван Тертель сообщил о возбуждении уголовных дел по ст. 235 УК (легализация средств, добытых преступным путем в особо крупном размере) и ст. 243 УК (уклонение от уплаты налогов, сборов в особо крупном размере), а также о задержании группы подозреваемых, в том числе топ-менеджеров банка.

18 июня ДФР задержал Виктора Бабарико (и его сына Эдуарда, главу избирательного штаба отца) для проведения следственных действий, после чего он был переправлен в следственный изолятор КГБ.

В этот же день в вечернем выпуске новостей на СТВ глава КГК Тертель так прокомментировал задержание: «Представляется, что Бабарико пытается поиграть в благородство. Мы, в свою очередь, знаем, что кукловоды, стоящие за его деятельностью, опасаются, что наши действия приведут к получению данных и подтверждению их причастности к этой противоправной деятельности. Такими лицами являются, мы знаем, большие начальники в «Газпроме», а, может быть, и выше».

Он также сообщил, что расследование ведется уже по шести статьям УК: к ст. 235 и ст. 243 добавились ст. 210 (хищение путем злоупотребления служебными полномочиями), ст. 209 (мошенничество), ст. 430 (получение взятки) и ст. 431 (дача взятки). Позже Генпрокуратура дополнила перечень еще и ст. 285 (создание преступной организации).

Несмотря на экономическую подоплеку расследования, первоначально «дело Бабарико» комментировалось с акцентом на попытки внешнего влияния – в данном случае российского – на белорусские выборы. По нехитрой логике: Бабарико 20 лет возглавлял Белгазпромбанк, банк контролируется «Газпромом», «Газпром» контролируется политическим руководством РФ. Такая линия подкрепляла мобилизационную риторику действующего президента Александра Лукашенко об угрозах суверенитету. 

19 июня на совещании по поддержке реального сектора экономики банковской системой Лукашенко заявил, что властям удалось «сорвать масштабный план дестабилизации Беларуси». «Маски сорваны с определенных не только «кукол», которые у нас здесь были, но и кукловодов, которые сидят за пределами Беларуси», — цитировала Лукашенко пресс-служба президента.

При этом он призвал не героизировать фигурантов «дела Бабарико»: «Не надо из ворюг, обуржуившихся этих банкиров и прочих мошенников, которые там сидят в Белгазпромбанке, делать героев. Этого не получится. Я уже говорил: ни узниками совести они не станут, ни пушистыми и белыми тоже они не станут».

Такое смещение акцента – с внешних «кукловодов» к «ворюгам и мошенникам» — отчасти можно объяснить довольно массовыми протестными акциями, которые прошли после задержания основного соперника Лукашенко. Однако версия о присутствии направляющей «руки Москвы» в предвыборной кампании Бабарико сама по себе создавала дополнительные угрозы и риски. 

«Беларусы красавцы!»: Что постили участники первой в истории Беларуси такой необычной акции протеста — Што робiцца на The Village Беларусь

Фото с акции 19 июня, автор Андрей Ткачёв, Facebook

Во-первых, «рука Москвы» по-прежнему остается для официального Минска «дающей»: продолжаются переговоры по смягчению ценовых условий нефтегазовых поставок, преференциальному доступу белорусских товаров на рынок РФ. Кроме того, Москва пошла на уступки по экспортному кредиту РФ на строительство Белорусской АЭС, снизив процентную ставку, отсрочив на два года начало выплат. Физический пуск АЭС с вероятным участием президента РФ Владимира Путина планируется приурочить к 9 августа. 

Во-вторых, такая версия придавала банкиру политический вес – любого рода поддержка со стороны Кремля значительной частью избирателей трактуется позитивно. Что было бы нежелательным дополнением к тому достаточно высокому уровню электоральной приязни, которого Бабарико добился за неполный месяц предвыборного процесса.

Поэтому в дальнейшей официальной медийной кампании «российский след», по сути, утратил политический компонент и свелся к упоминаниям отдельных персон в схемах по «отмыванию денег» через иностранные банки и оффшорные «прокладки». А «дело Белгазпромбанка» стало интенсивно наполняться примерами «преступной деятельности», которая «осуществлялась под непосредственным руководством бывшего руководителя банка Бабарико». 

 

Откаты, оффшоры, фирмы по отмыванию денег…

Водворение Бабарико в СИЗО не исключало интриги его заочного участия в выборах (в изменении меры пресечения отказал Минский городской суд), так как нахождение под стражей в статусе подозреваемого формально не означает поражения в избирательном праве. Соответственно, при всей экзотичности такой ситуации сохранялись шансы, что ЦИК зарегистрирует Виктора Бабарико в качестве кандидата на должность президента. 

Контрагитационная активность официальных СМИ подтверждала такую возможность, ведь предъявление избирателям «преступной изнанки» кандидата-арестанта могло разрядить его высокий рейтинговый потенциал, а сам факт регистрации по формальным признакам добавил бы очков белорусским властям. 

В пользу такой версии говорил и заметный рост интенсивности медийной кампании к дедлайну регистрации кандидатов ЦИК 14 июля. Так, 9-13 июля на телеканалах ОНТ и «Беларусь 1» вышла серия специальных расследований по «делу Бабарико», в которых массированно использовались следственные материалы — как в виде «утечек», так и публичных заявлений и комментариев представителей ДФР, КГК и КГБ. Причем в этих заявлениях подозреваемый Бабарико однозначно изобличался в инкриминируемых преступлениях, а альтернативные аргументы (сомнения в пользу обвиняемого) сценарными планами не предусматривались.

В то же время, следственные органы жестко предписали адвокатам Бабарико неразглашение любой информации по данному делу, вплоть до статей УК, по которым предъявлено обвинение. При таком раскладе сторона защиты не имела права публично комментировать официальные обвинения, а лишь могла апеллировать к «версиям» в госСМИ, что выглядело бы довольно сомнительным с правовой точки зрения вариантом.

Адвоката Виктора Бабарико не пустили к нему в СИЗО КГБ, он подал ...

Адвокаты Виктора Бабарико, фото Дарья Бурякина tut.by

Таким образом, схема кампании строилась по известному принципу «друзьям – все, врагам – закон», что обеспечило разоблачающей стороне подавляющий ресурсный перевес над стороной защиты. 

После выхода первого «расследования» на ОНТ адвокаты Бабарико подали жалобу в Генпрокуратуру, в которой отметили, что следственные органы, передавшие сведения в СМИ, несут ответственность за их достоверность. По мнению защитников, показанные видеоматериалы противоречат белорусскому законодательству и международному праву, как минимум, в части нарушения презумпции невиновности. 

Напомним, 9 июля телеканал ОНТ показал «спецрасследование», которое презентовал так: «Классическая схема — откаты, фирмы для отмывания денег, оффшорная юрисдикция. И это — в одном из крупнейших финансовых учреждений страны». По ходу сюжета представитель КГБ рассказал, что руководство Белгазпромбанка требовало от предпринимателей «за благоприятное решение вопросов о кредитовании их компании» предоставления части прибыли «в виде так называемого отката». Незаконное денежное вознаграждение «для Бабарико и остальных участников преступной группы» аккумулировалось на счетах в «фирмах-кошельках», которые были открыты в офшорных юрисдикциях. В сюжете были показаны кадры очной ставки Бабарико с бывшими коллегами, которые «активно сотрудничают со следствием».

Скриншот с сайта ОНТ

Трансляцию расследований продолжил канал «Беларусь 1», выпустивший 12 июля сюжет, в котором прозвучало, что «до недавнего времени в городе Гомеле орудовало организованное преступное сообщество» с участием должностных лиц Белгазпромбанка. 

«Успешный бизнес ломали по классической схеме. Сначала кредит под залог имущества, затем в самый сложный момент блокирование счета и заморозка строительства. Затем перекредитование под шальные проценты, а это уже кабала и прямая дорога к банкротству», говорилось в сюжете.

 «Закономерный вопрос: почему на протяжении нескольких лет банку так легко удавалось расправляться с производственным бизнесом? Возможно, ответ как раз в тех серых схемах, которые сейчас стали очевидными. За те деньги, что фигурируют в офшорных делах, можно покупать оценщиков и целые предпринимательские союзы. Нанимать своих коллекторов, лучших юристов, подкупать чиновников и судей», — утверждали авторы.

13 июля ОНТ привел новые подробности по «делу Белгазпромбанка», сообщив, что, по данным следствия, в центральном офисе банка в Минске работала «черная касса», через которую проводились закрытые операции. В частности, разменивались банкноты номиналом 200 и 500 евро, велась реализация топ-менеджменту облигаций, а также валюты по «заниженному курсу» (в сюжете утверждалось, что 4 апреля 2020 г по такой схеме было продано более 1 миллиона долларов). Также со ссылкой на следствие сообщалось, что «через кассу манипулировали с золотыми слитками, они были инструментом для легализации доходов».

Скриншот с сайта ОНТ

В советских изданиях была популярна рубрика «из зала суда», в которой изобличались «проклятые расхитители социалистической собственности», и даже тогда вся следственная фактология публиковалась после судебного приговора. Сейчас же по «делу Бабарико» в медийном пространстве транслировался публичный процесс, где «в зале суда» слово имел лишь прокурор, а адвокат и судья отсутствовали вообще.

19 маркеров пропаганды в сюжете ОНТ про «Белгазпромбанк»

 

Нацбанк как невольный «свидетель защиты»

Негосударственные СМИ довольно активно включились в полемику по данной кампании, несмотря на юридическую зыбкость дискуссионного поля. 

Например, портал TUT.BY методично отрецензировал каждое «телерасследование», привлекая при необходимости экспертов. Общие выводы, если речь не идет о прямых искажениях, манипуляциях и подмене понятий (в части определений «незаконный доход», «отмывание денег» и т.п.): большинство озвученных фактов «преступной деятельности» связаны с финансовыми операциями, которые являются вполне легальными, и, соответственно, регулярно совершаются и в других банках, в том числе государственных. Окончательную оценку по каждому эпизоду может дать только суд.

Здесь показателен сюжет о «группировке» банкиров из гомельского отделения Белгазпромбанка, которая «отжимала» имущество ссудозаемщиков (программа «Главный эфир» БТ1, 12 июня). TUT.BY со ссылкой на источник в Белгазпромбанке напомнил, что за всеми случаями описанного в сюжете «рейдерства» стоят судебные решения: «На протяжении последних 3 лет банк в ходе непрерывных судебных разбирательств неоднократно доказывал законность совершенных им сделок и в экономическом суде Гомельской области, и в экономическом суде Минска, и в Верховном суде (постановление есть в распоряжении редакции)».

Кроме того, как пояснил источник, выступающие в сюжете должники – «это «пул» самых давних и проблемных недобросовестных заемщиков, у каждого из которых был свой мотив оклеветать банк и его менеджмент, обвинив его в «рейдерстве».

Один из самых странных эпизодов гомельского расследования связан с упоминанием «грабительской» пени в размере 1% за каждый день просрочки, которую Белгазпромбанк начислял по проблемным кредитам (в качестве обратного примера упоминался один из госбанков с пеней в 0,1%, хотя параметр данной санкции не является фиксированным в банковской системе). 

Юрист штаба Бабарико Максим Знак прокомментировал это в Facebook: «Помните, была неожиданная новость, что в банке нашли деньги? Выяснились страшные подробности: оказывается, банк зарабатывал на процентах и ставил пеню за несвоевременный возврат кредитов».

Команда Бабарико подала жалобы «по всем комиссиям, где известно об ...

Максим Знак, фото naviny.by

Однако куда более убедительным «свидетелем защиты» оказался Национальный банк, разославший на следующий день после выхода истории о «банкирах-рейдерах» специальное письмо в коммерческие банки с разъяснением правомерности применения пени и штрафных санкций по просроченным кредитным договорам. 

В документе (за №04-14/1007 от 13 июля 2020 г.), выдержки из которого опубликовал интернет-ресурс АФН, в частности, говорится, что Нацбанк Беларуси допускает пеню в размере от 0,01% до 3% за каждый день просрочки в качестве одного из условий кредитного договора. При этом регулятор считает нарушением Банковского кодекса применение двух и более видов штрафных санкций за одно нарушение.

«Так, в кредитных договорах некоторых банков предусмотрено, что за несвоевременный возврат (погашение) кредита кредитополучатели уплачивают повышенные проценты в размере процентной ставки за пользование кредитом, увеличенной в 2-3 раза», — говорится в письме. «Поскольку, помимо повышенных процентов, кредитополучатели обязаны уплатить пени в размере от 0,01 до 3 процентов за каждый день просрочки либо штраф, данные условия кредитных договоров не соответствуют рекомендациям Национального банка о неприменении двух и более видов штрафных санкций за одно нарушение», отмечает регулятор.

«Расследование» ОНТ о «Белгазпромбанке». Разбираем по полочкам

Впрочем, жесткие санкции за просрочку платежей являются обыденным явлением и за пределами банковской сферы. Например, по нормам закона «О защите прав потребителей» при обоснованном возврате товара продавец обязан вернуть деньги незамедлительно, а если срок возврата превысит семь дней, то потребители вправе требовать за каждый день просрочки неустойку в размере 1% от цены товара. 

И, конечно, многие граждане оказывались в ситуации, когда задолженность по оплате жилищно-коммунальных услуг превышала два месяца, что, согласно Гражданскому процессуальному кодексу, влечет начисление пени в 0,3% за каждый день просрочки. Причем пеня автоматически начисляется на возрастающую (за счет пени) сумму долга, и при таком расчете сумма санкций довольно быстро превысит сумму основного долга. После чего должнику приостанавливают оказание услуг (отключают электричество, газ и т.д.), а далее могут через суд выселить из квартиры (продать находящуюся в собственности квартиру с выселением в более скромное помещение).

 

Организаторы кампании переборщили с «доказательной базой»

Эффективная пропаганда должна переубеждать противников и колеблющихся, которым она, прежде всего, и адресована. А вовсе не услаждать слух сторонников. В медийной кампании по «делу Бабарико», которая фронтально была обращена к самой широкой общественности, пропагандистская установка, несомненно, присутствовала. 

Казалось бы, чего проще — дегероизировать не обладающего героической внешностью Виктора Бабарико. Однако энергичность, с которой организаторы и исполнители кампании взялись удалять «белизну и пушистость» с его предвыборного образа, оказалась чрезмерной и явно не учитывала стартовый контекст. 

Как убедить аудиторию, что не скрывавший буржуазного благополучия (и рискнувший этим благополучием) экс-руководитель высокоприбыльного частного банка оказался банальным «ворюгой и мошенником»? Мало того – главой преступного синдиката международного масштаба. И так уж совпало, что все это выявилось лишь после его выдвижения в потенциальные президенты (такие «совпадения» редко воспринимаются как правдоподобные). 

На этом фоне даже версия про «куклу» в «руках Москвы» выглядела убедительней, ее, по крайней мере, поддержал легендарный политэмигрант Позняк.

Возможно, в иных обстоятельствах, например, в процессе судебных слушаний, такая «доказательная база», составленная из большого массива разнообразных фактов и фактоидов, ошеломила бы аудиторию. В данном случае она произвела, скорее, обратный эффект. А ведь был опыт: в свое время и в схожей предвыборной ситуации даже подозрение в краже одного лишь ящика гвоздей оказалось гораздо более изощренным пропагандистским ходом. 

В итоге Центризбирком 14 июля был вынужден принимать неоднозначное (и беспрецедентное в белорусской избирательной практике) решение об отказе Бабарико в регистрации кандидатом, опираясь на неподкрепленные судом следственные материалы. 

А команде «расследователей» пришлось продолжать криминальную хронику о Бабарико, потерявшую первоначальный смысл, теперь уже в поддержку данного решения. Так, 15 июля телеканал «Беларусь 1» выпустил новый фильм, в котором ДФР КГК описал «преступную деятельность» под «непосредственным руководством бывшего руководителя банка Бабарико» по отмыванию через Белгазпромбанк миллиардных сумм «криминальных денег» преимущественно российского происхождения. 

Между тем, опосредованное участие команды Бабарико в избирательной кампании продолжится в рамках объединенного штаба Бабарико, Цепкало и Тихановской. 17 июля на сайте штаба было опубликовано обращение по поводу «телерасследований». В нем, в частности, отмечалось: «Государственные телеканалы за деньги налогоплательщиков (то есть наши с вами) регулярно нарушают закон о СМИ, предоставляя нам ложные, сфабрикованные сюжеты. Это неприемлемо… Это недопустимо само по себе, но еще и напрямую влияет на предвыборную кампанию — кандидаты появляются на экранах только в неправдоподобном и негативном свете».

Пресс-служба телеканала ОНТ в ответном пресс-релизе заявила, что «попытку создать искусственный политический ажиотаж вокруг ОНТ следует расценивать как давление на журналистов в связи с выполнением ими профессиональных обязанностей».

 

Александр Вольвачёв, специально для Media IQ

Хорошо
Смешно
Грустно
Злюсь
Кошмар
Поделиться:

Смотрите также

После начала войны в Украине русский стал восприниматься как язык агрессора, захватчика. На этом фоне и без того непростой языковой вопрос в преимущественно русскоговорящей Беларуси обострился. Идея, что все беларусы могут по щелчку перейти на беларусский язык, выглядит утопичной.

Аналитика и обзоры

Мнения

Мониторинг СМИ

Тренды

Всячина

Видео

Тесты