Лукашенко претендует на место у «стола нового мироустройства»

Как эксперты оценивают попытки беларусской власти вписаться в изменившуюся политическую картину

Официальный Минск заинтересован обсуждать условия окончания войны в Украине и формат будущих гарантий общеевропейской безопасности, хотя по-прежнему отказывается признавать себя стороной текущего конфликта.

Беларусь рассчитывает на гарантии безопасности по итогам «равных переговоров»

Беларусь должна получить возможность зафиксировать свою позицию на переговорах по урегулированию российско-украинского конфликта, заявил Александр Лукашенко на заседании Совета безопасности Беларуси 7 апреля.

«Я хочу просто впервые вам обозначить на сегодняшний день нашу позицию, которая доведена до Министра иностранных дел и поручено МИД её реализовать. Не может быть переговоров без участия Беларуси. Коль вы нас ввязали в это, прежде всего, западные страны, там, на этих переговорах, естественно, должна прозвучать позиция Беларуси», — сказал Лукашенко.

Поделиться:
Скриншот с сайта president.gov.by

«Мы исходим не из того, что нас в одну корзину погрузили с Россией. Нет. Мы исходим из того, что эта война — за забором нашей страны. И она серьёзнейшим образом влияет на ситуацию в Беларуси. Поэтому никаких сепаратных за спиной Беларуси договорённостей быть не может… Как я давно говорю, три славянских народа должны наконец-то, осознав то, что происходит в мире в глобальном плане, сесть за стол и договориться. Договориться на равных», — отметил он.

При этом Лукашенко напомнил об участии Минска в организации первых после начала войны российско-украинских переговоров: «В Беларуси прошли три встречи россиян и украинцев, где были обозначены пути движения к мирному договору». «Нам война эта не нужна. Потому что в результате этого конфликта двух славянских народов больше всего пострадать можем мы. Об этом я говорил с первого дня этого противостояния Украины и России», — подчеркнул он.

Как сообщил по итогам заседания Совбеза министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей, эта позиция уже доведена МИДом до руководства Украины и России. Он также пояснил, что речь идёт о возможности участия Лукашенко в заключительных переговорах президентов Путина и Зеленского с тем, чтобы как минимум обеспечить «гарантии безопасности» и в отношении Беларуси.

«Мы должны адекватно, реально смотреть на вещи, думать о том, как сделать наш регион стабильней и спокойней. Мы готовы внести свой посильный вклад и в переговорный процесс, который происходит. Мы убеждены, что не только интересы и гарантии безопасности должны быть предусмотрены в отношении Украины и России, но Беларуси, как одного из трёх славянских народов, заинтересованных в том, чтобы здесь были мир и стабильность. Мы считаем, что неважно, где будут происходить в конечном итоге заключительные встречи, но то, что президент Беларуси, глава государства, должен участвовать в этих переговорах — это наше однозначное мнение», — цитирует Макея агентство БелТА.

Статус и переговорная позиция официального Минска пока не ясны

Очевидная эволюция заявляемого Минском отношения к переговорному процессу – от «миротворческого» содействия в организации переговоров к полноформатному в них участию – может быть обусловлена изменившимися оценками перспектив окончания войны. Так, Россия после полутора месяцев боевых действий уже не выглядит однозначным будущим триумфатором, зато её шансы потерпеть военное и геополитическое поражение заметно выросли.

В то же время из «размытости» статуса Минска в данном конфликте вытекает неопределённость формата его возможного участия в переговорах.

Старший исследователь Центра новых идей Павел Мацукевич отмечает, что «война, развязанная РФ, раздула адские санкционные угли, на которых догорают остатки беларусской военной, политической и экономической независимости и социального контракта». «Лукашенко не может этого не замечать и уже заявил о своём желании попасть в переговоры России и Украины, рассчитывая, видимо, с их помощью выехать из ситуации, подправить репутацию и восстановить видимость самостоятельности. Правда, непонятно в каком качестве, на чьей стороне и вообще пустят ли его за стол», — говорит эксперт.

«Пока Беларусь сторона конфликта с пророссийской позицией о необходимости «денацификации» и «демилитаризации». Нужен ли Путину дублёр за столом? Или Лукашенко решил усилить переговорную позицию Зеленского, присев на его стороне? Есть третий вариант — посредника. Для этой почётной роли в конфликте из него сперва нужно выйти», — считает Мацукевич. (https://t.me/pulslenina19/239)

По мнению политолога Павла Усова, Лукашенко готов допустить, что «Россия войну проиграла», и теперь он «пытается найти себе место в новой геополитической картине». «А может, он понял «что Беларусь уже списали», и что страна после переговоров достанется России как геополитический трофей? Но оно так и будет, поскольку Лукашенко не в состоянии принудить российские войска уйти из Беларуси. Лукашенко сам перечеркнул статус страны как условно нейтральной, отдав территорию страны под агрессию», — отмечает Усов.

Скриншот с сайта gazetaby.com

«Требование о выводе российских войск — это не только суверенное право нашей страны, но и возможность обеспечить более-менее приемлемые условия для выхода из конфликта с Украиной и поиска траектории для мирных переговоров… Это требование может быть одним из ключевых условий, которое могло бы лечь в основу мирного договора между Беларусью и Украиной в будущем, а также в систему гарантий безопасности со стороны Беларуси в адрес Украины и для Беларуси со стороны международного сообщества», — отмечает директор Центра стратегических и внешнеполитических исследований Арсений Сивицкий.

Скриншот с сайта gazetaby.com

По мнению Сивицкого, стратегический интерес Беларуси «заключается в том, чтобы снизить издержки от участия в войне, которую мы не развязывали, но в которую нас втянула Россия». «Мы видим, что, несмотря на факт предоставления российским войскам территории Беларуси для агрессии, рациональность превалирует в действиях военно-политического руководства. В частности, решение о неучастии белорусских подразделений в этом конфликте, несмотря на постоянное давление со стороны Кремля, явно принималось исходя из рациональных мотивов», — считает эксперт.

Лукашенко опасается «сепаратных договоренностей» между Москвой, Киевом и Западом

Очередные «миротворческие» инициативы Лукашенко также могут быть мотивированы опасениями наращивания санкционного давления и в этом контексте — возможности неких «сепаратных договоренностей» между Москвой, Киевом и Западом.

Примечательно, что 7 апреля Европарламент принял специальную резолюцию, в которой, в частности, потребовал создать специальный трибунал ООН по военным преступлениям в Украине, а также предложил сделать санкции против Беларуси зеркальным отражением санкций, введённых против России, «чтобы закрыть любые лазейки, позволяющие Путину использовать помощь Лукашенко для обхода санкций».

При этом, как сообщает пресс-служба Европарламента, европарламентарии допускают отмену санкций «в случае, если Россия предпримет шаги по восстановлению независимости, суверенитета, территориальной целостности Украины в пределах её международно признанных границ и полностью выведет свои войска с территории Украины».

Академический директор BISS Пётр Рудковский не исключает, что Москва действительно «может попробовать выторговать у Запада какую-то уступку по украинскому направлению в обмен на ослабление поддержки Лукашенко».

Скриншот с сайта gazetaby.com

«Но если вернуться к опасениям беларусского правителя (а они совсем не обязательно должны отражать реальные процессы, субъективные страхи и представления тут более существенны), то его опасения, скорее всего, заключаются в следующем: после заключения мирного соглашения он останется наедине с Украиной, Западом и протестно настроенным собственным обществом», — отмечает эксперт.

«То есть, допустим, что во время переговоров никто вообще не будет торговаться Беларусью и вспоминать её будут только в географическом ключе. Даже этого для Лукашенко недостаточно. Ему необходимо, чтобы в рамках этих переговоров были даны определенные гарантии его режиму, что по результатам войны, какими бы они ни были, никто не начнет его активно свергать, таскать по Гаагам или давить невыносимыми санкциями», — пояснил Рудковский.

По его мнению, в целом такие опасения Лукашенко «небеспочвенны»: «Ведь и Россия будет ослаблена, и Украина будет мотивирована «рассчитаться» с ним в разы больше, и протестные настроения могут подскочить из-за втягивания Беларуси в войну».

«Минску неприятно, что его перестали замечать как региональную единицу»

Беларусская сторона, претендуя на участие в обсуждении условий будущего мира, по-прежнему не считает себя ни полноценным участником конфликта, ни «пособником агрессора».

На заседании Совбеза Лукашенко вновь отметил, что Минском «абсолютно правомерно задействован механизм военной поддержки в рамках нашего Союза Беларуси и России»: «после обнаружения неоспоримых фактов о реальной угрозе национальной безопасности … нами были приняты необходимые меры для защиты своей страны».

«Лукашенко вдруг обиделся, что его восприняли как «пособника агрессии». А еще заявил, что хочет отдельное место за столом мирных переговоров как страна, которой тоже нужны гарантии безопасности», – пишет в своем телеграм-канале политический обозреватель Артём Шрайбман.

Как отмечает Шрайбман, «Лукашенко некомфортно в роли площадки для войны против Украины: он сам преуменьшает масштаб использования территории страны и её аэродромов, эти факты замалчиваются в госСМИ», а теперь «демонстрирует, что Минску неприятно, что его вообще перестали замечать как региональную единицу».

«Того и гляди, по итогам переговоров с Москвы будут сняты санкции, а про Беларусь забудут. А санкции против Минска в относительном выражении могут быть даже более болезненными, потому что блокируют основные позиции беларусского экспорта, в то время как Россия может продолжать торговать своими главными товарами – нефтью и газом. И в теории Москве легче переориентировать какие-то экспортные потоки в Азию, чем нам», — отмечает эксперт.

Между тем, у Минска мало шансов «найти какую-то свою, отдельную от России и востребованную другими игроками нишу». «Чтобы заинтересовать собой Запад, Лукашенко придётся предложить что-то действительно геополитически ценное. Продавать лишь риторику про донорство стабильности и «мы за мир», когда ты по факту стал чужим военным плацдармом, можно только своему наивному телезрителю», — считает Шрайбман.

По мнению эксперта, «более заметным шагом могла бы стать инициативная нейтрализация территории Беларуси». «То есть, вывод из неё всех российских войск, и предложение ключевым региональным игрокам подписать соглашение о том, чтобы не использовать для размещения иностранных баз и маневров, которые кто-то из соседей считает опасными, не только Украину (что обсуждается на переговорах), но и Беларусь», — отмечает он.

«Дилемма Лукашенко: как получить место у стола нового мироустройства»

Между тем, переговорная заявка Лукашенко, озвученная 7 апреля на заседании Совбеза, может иметь и самоценное значение — как один из признаков скорого окончания российско-украинской войны. Об этом пишет обозреватель Игорь Ленкевич в публикации «Дилемма Лукашенко: как получить место у стола нового мироустройства».

Российские медиа о поисках внутренних врагов

Скриншот reform.news

«Лукашенко заговорил о мирных переговорах и о послевоенном восстановлении Украины… В том, что Россия войну проиграет, сомнений, похоже, всё меньше и меньше. Говоря о восстановлении Украины, Лукашенко заявил, что это будут делать западные страны. «И если они думают, что просто так бескорыстно придут западные государства и Украину восстановят, ничего подобного! Они если и будут строить и восстанавливать какой-то завод в Украине, это будет не украинского народа завод», – цитирует Лукашенко его пресс-служба. Но восстанавливать Украину Запад может только в том случае, если Россия потерпит поражение и не сможет оккупировать Украину или хотя бы значительную её часть», — пишет Ленкевич.

С учётом этих резонов, а также формирования, по словам Лукашенко, нового «»водораздела» между Востоком и Западом» официальному Минску нужно зафиксировать актуальную геополитическую позицию.

«»Новый водораздел» действительно формируется. И в этом «водоразделе» беларусскому режиму надо искать себе место. А риски велики. Потому что после заключения мирного договора на каких-либо условиях между Россией и Украиной официальный Минск остаётся один на один с рядом очень серьёзных вызовов. Среди них – нелегитимность в глазах Запада, российские войска на своей территории, адские санкции. Соседняя Украина, которая может выставить счёт за участие в агрессии. И, наконец, для Кремля беларусский режим перестаёт быть ценным союзником. Будет ли нужен лично Лукашенко Путину в этой новой реальности?», — отмечает Ленкевич.

При этом официальный Минск опасается, что «какие-либо решения по его поводу могут быть приняты без всяких консультаций и согласований с ним». Поэтому Лукашенко так важно успеть занять место за столом переговоров, «однако стула ему может и не хватить».

«Конечно, можно попытаться сделать некие реальные шаги в сторону Запада, не ограничиваясь одними заявлениями. А реакция последнего может зависеть от скорости и направления этих шагов. Есть смысл поторопиться. Вполне возможно, что с каждым новым днём войны российская ставка будет стоить всё меньше. И продать ее можно будет только совсем уж задёшево. В борьбе за место у стола нового миропорядка шансов у Беларуси пока немного», — считает Ленкевич.

Хорошо
Смешно
Грустно
Злюсь
Кошмар
Поделиться:

Смотрите также

Американские промежуточные выборы дали беларусским пропагандистам повод для домыслов, что республиканцы потеснят демократов и оставят Украину без поддержки США.

Аналитика и обзоры

Мнения

Мониторинг СМИ

Тренды

Всячина

Видео

Тесты