Коронапсихоз в Беларуси 2.0. Как изменилась риторика госСМИ при освещении второй волны COVID-19

Начиная с сентября, тема второй волны коронавируса стала появляться в беларусской прессе всё чаще. С самого начала пандемии во всех госСМИ постоянно и активно продвигалась одна и та же повестка: опасность коронавируса преувеличена, коронавирус —  прежде всего экономическая проблема, а выбранная беларусскими властями стратегия по борьбе с коронавирусом – правильная. Подчёркивалось, что беларусская система здравоохранения хорошо справляется с эпидемией, но граждане сами должны нести ответственность за своё здоровье и безопасность.

Поделиться:

Официальная риторика, в которой изначально (с подачи Лукашенко) преуменьшались риски COVID-19 для здоровья, начала меняться в июле. Тогда в мониторинге использования пропаганды и манипуляций в беларусских медиа было впервые зафиксировано признание опасности коронавируса на государственном телеканале: «Пройтись по больницам, на пальцах, если нужно, пересчитать аппараты ИВЛ, пообщаться с людьми и узнать из первых уст: так ли страшен черт, как его малюют? Черт-то страшен – это поняли все. Но что в Беларуси с ним боролись эффективнее многих, не прибегая к жесткому карантину и не парализуя экономику страну, для кого-то на Западе это стало откровением. Для белорусов же – признанием правильности принятых тогда решений».

Проследим, как в последнее время освещалась в беларусских госСМИ ситуация с эпидемией COVID-19 в Беларуси и мире, и попробуем определить, как признание опасности этого заболевания повлияло на информационную стратегию беларусских властей.

 

Опасная болезнь или коронапсихоз?

После того, как было заявлено о начале второй волны эпидемии в Беларуси, тема коронавирусного психоза (впервые озвученная Лукашенко в марте 2020) вернулась в повестку госСМИ. В отличие от весенней риторики, 9 октября в эфире ОНТ уже не отрицается опасность COVID-19, но повторяется теза о том, что «коронавирусный психоз» страшнее самого вируса. Как и прежде, ответственность за организацию процесса борьбы с эпидемией на местах возлагается на губернаторов, а за своё здоровье – на граждан. В этот раз уделяется особое внимание тем, кто ходит на массовые акции:

Обвинение протестующих в распространении коронавируса осенью стало частью официальной риторики. Ещё в конце сентября вышел материал «СБ.Беларусь сегодня», где в росте заболеваемости обвинялись протестующие: «Эпидемический процесс — это социальное дистанцирование. О каком тотальном влиянии наших мер можно говорить в том же Минске, если мы видим, что у нас происходит сегодня, что мы наблюдаем по выходным дням. Тотальное отсутствие дистанцирования. Вот и все причины». 23 октября БелТА опять продвигает этот посыл, используя цитату Лукашенко: «Я еще думаю: если бы мы с этими протестунами по Минску по улицам не тягались, была бы совсем другая ситуация», заметив при этом, что «самое главное, если заболеешь, чтобы не было психоза».

В октябре госСМИ начали информировать об опасности коронавирусных пневмоний, даже бессимптомных, неоднократно упоминали об особой угрозе, которую представляет коронавирусная инфекция в сочетании с гриппом или ожирением, сообщали о возможном бесплодии у мужчин, и рассказывали о необыкновенной живучести вируса: «вирус может жить – и долго – даже в “холодильниках магазинов”», «присутствовать на мобильных устройствах и банкнотах до 28 дней», и т.д.

Судя по всему, сейчас перед властями стоит достаточно хитрая задача – донести до публики, что коронавирус опасный (поэтому нужно предостерегаться и избегать массовых акций), но не очень (поэтому предпринимаемых властями мер достаточно). Это бы объясняло возвращение «коронапсихоза» в информационную повестку и противоречивые месседжи, которые мы наблюдали в госСМИ в сентябре-октябре.

 

Сферы ответственности 

Осенью госСМИ регулярно напоминают о мерах предосторожности во время эпидемии: о том, что надо мыть руки, носить маски и особенно – соблюдать социальное дистанцирование. Именно ограничение социальных контактов за пределами дома и работы заняло центральное место в опубликованных в конце сентября рекомендациях Минздрава.

Немало внимания уделяется готовности системы здравоохранения к новой волне эпидемии. В эфире рассказывается о том, что эпидситуация находится на личном контроле президента, в стране создан резерв коек, проводится 1200 ПЦР-исследований в день, медики оснащены всем необходимым, а на предприятиях и в публичном транспорте предпринимаются санитарные меры. Меры по поддержке пенсионеров сводятся в основном к помощи, организованной волонтёрами Красного Креста и социальными службами по доставке пожилым людям товаров на дом, чтобы помочь им самоизолироваться. В то же время в школах и других учебных заведениях сохраняется очная форма обучения, все предписания по организации рабочих мест, формы и графика работы, а также масочного режима и социального дистанцирования носят исключительно рекомендательный характер.

При этом, эпидемиологическая ситуация, как и раньше, использовалась властями произвольно для различных точечных запретов и ограничений – недопущения адвокатов к подзащитным, времени приёма передач в СИЗО, недопуска на суды над протестующими тех, кто пришёл их поддержать (не говоря уже о том, что суды с анонимными свидетелями проходят по видеосвязи), отмены ежегодной выставки «СМІ ў Беларусі», хотя ранее было объявлено, что массовые культурные и спортивные мероприятия в стране отменять не будут.

Показательна также отмена запланированного на воскресенье, 25 октября, масштабного митинга в Минске в поддержку властей. Установленные для этого 22 октября сцены были демонтированы на следующий же день. Среди причин отмены мероприятия назван и коронавирус. Однако, коронавирусных опасений не было в начале той же недели, когда для участия в провластном мероприятии пожилых людей, в основном ветеранов, массово свозили в центр Минска на автобусах.

Информационная повестка в госСМИ сводится к посылам, что власти «демократически» не навязывают людям никаких ограничений, но вся ответственность за распространение болезни лежит именно на сознательном поведении граждан. Сферу ответственности властей пропаганда ограничивает заверениями, что система здравоохранения хорошо подготовлена и правительством предпринимаются все необходимые санитарные меры, а для убеждения в правильности действий властей используются заявления о том, что зарубежные страны следуют беларусскому примеру. Населению предлагается самим проявить сознательность и следовать рекомендациям Минздрава, что не влечёт за собой дополнительную нагрузку на госбюджет, и используется для обвинения «несознательных» протестующих в распространении болезни.

Как было заявлено 8 октября, беларусские власти не намерены закрывать страну, как это делают правительства других стран. Правильность такой стратегии в интервью «СБ. Беларусь сегодня» обосновал профессор кафедры инфекционных болезней БГМУ Сергей Жаворонок: «У жителей европейских стран рост количества заболевших обусловлен в том числе жестким локдауном, а вирус вместе с тем продолжает циркулировать. Карантин там вводили с целью снижения нагрузки на систему здравоохранения: в европейских странах меньшее количество больниц, чем у нас. Думаю, для их системы было бы губительно то количество заболевших, которое могло бы быть весной без закрытия на локдаун. А Беларусь справилась с так называемой первой волной благодаря работающим клиникам и оборудованию. Похожий опыт был у Швеции, его сейчас рассматривают как положительный». 

И нигде не упоминается о рекордной смертности в мае-июне по данным ООН в Беларуси – ведь эти смерти официально не были признаны ковидными. По тем же причинам не было упомянуто о гораздо более высоком количестве умерших от COVID-19 в Швеции по сравнению с её скандинавскими соседями, где ввели карантин.

Подробнее остановимся на официальном освещении позиции властей и попробуем проанализировать его в контексте мировой обстановки.

 

«Локдауны не влияют на ход эпидемии»

В то время, как минздрав с начала эпидемии рекомендует масочный режим и социальное дистанцирование, государственный телеканал устами российского телеведущего-врача ещё в начале октября рассказывал о бесполезности карантина и масок в борьбе с эпидемией и что «Хорошая новость в том, что, наверное, так и надо. Потому что все равно он будет представлять определенную опасность, пока мы не достигнем коллективного иммунитета». Другой эксперт ссылался на то, что 70% детей имеют антитела к коронавирусу, что является доказательством того, что Беларусь правильно сделала, что не закрыла школы и предприятия. Откуда взялась эта цифра и можно ли ей верить, не сообщается.

Чтобы доказать правильность действий властей, беларусская пропаганда часто приравнивает беларусский опыт борьбы с коронавирусом к шведскому, презентуя это как наиболее эффективную стратегию, признанную ВОЗ и направленную на то, чтобы «избегать по возможности психологического или полицейского насилия над гражданами». Интересен материал ОНТ от 4 октября, где утверждается, что Беларусь и Швеция сделали ставку на коллективный иммунитет. В то время как главный эпидемиолог Швеции Анлерс Тегнелл постоянно опровергает подобные утверждения, беларусские власти последовательно продвигали именно идею коллективного иммунитета в доказательство правильности своей стратегии борьбы с болезнью. Напомним, в конце июня на встрече с работниками Беларуськалия Лукашенко заявил, что «если будет вторая волна в октябре-ноябре, то мы проскочим ее. У нас выработается коллективный иммунитет и будет немножко легче». В сентябре бывший министр здравоохранения Караник повторял, что «даже ВОЗ признает, что шведский опыт оказался наиболее рациональным», «мы с самого начала говорили о том, что карантин свою эффективность не доказал», и что вторая волна ожидается «менее масштабной, потому что в обществе сформировалась иммунная прослойка и достаточно много людей, которые особо восприимчивы к этому вирусу, они им уже переболели, и они уже имеют иммунитет».

Несмотря на то, что в госСМИ появилась информация от специалиста ВОЗ о том, что «попытки выработать коллективный иммунитет естественным образом опасны и приведут к увеличению числа погибших», это не повлияло на государственную риторику о бесполезности ограничительных мер.

Другим посылом, постоянно продвигаемым в беларусских госСМИ, было то, что карантинные меры приносят только вред. Чтобы доказать тезис медицинской необоснованности карантина, используются различные приёмы. В конце агуста такая повестка продвигалась в скрытой форме: «Однако ВОЗ констатирует и то, что ситуация с коронавирусом повлияла на психику миллионов людей. Это вызвано жесткими карантинными мерами во многих странах и серьезным недостатком общения», сообщило ОНТ 28 августа, дополняя на свой лад вырванные из контекста слова генерального директора ВОЗ, и опуская неудобные детали (например, утверждение директора из того же послания «Есть множество способов — мы можем физически дистанцироваться, но сохранять социальные связи», и призыв увеличить финансирование охраны психического здоровья из официального пресс-релиза).

А вот в материалах СТВ от 6 октября, 8 октября, ОНТ от 13 октября  уже в открытую продвигается посыл «количество жертв коронавируса не зависит от того, вводился карантин или нет», со ссылкой на открытое письмо бельгийских врачей европейским чиновникам, в котором «опыт Швеции и Беларуси показал, что нет никакой связи между введенным локдауном и течением инфекции». Манипуляции, связанные с этим письмом, уже были рассмотрены MediaIQ. При этом госСМИ не упоминают никакую критику такого подхода и систематически замалчивают другие неудобные факты.

Для подтверждения правильности действий беларусских властей использовались цитаты западных политиков или представителей ООН, в которых обычно подчёркивались экономические последствия борьбы с пандемией: «Второго локдауна крупнейшая экономика ЕС, как сказала Ангела Меркель, не переживет. По сообщениям ООН, пандемия ложится двойным бременем на плечи беднейших жителей мира». Такие цитаты часто вырывались из контекста, например, по ОНТ сообщили, что «Глава ООН призвал лидеров всех государств ускорить преобразования, направленные на восстановление экономики», но не упомянули, что в том же обращении он также призвал «опираться на экологически безопасные и устойчивые технологии» и взять на вооружение «принципиально новые программы социальной защиты, охватывающие людей, занятых в неформальном секторе».

Месседж, что локдауны и другие строгие ограничительные меры отбирают у людей права и свободы, не влияя на ход эпидемии, повторяется постоянно. Он часто используется в контексте, подразумевающем справедливость требований протестующих против ограничительных мер в других странах: «Однако, изоляция и карантин не остановили вирус», «Граждане устали от ограничений и требуют отмены локдауна» и т.д. Продвигается повестка, что системы здравоохранения других стран не справляются (в отличие от беларусской системы) и это «заставляет власти принимать непопулярные, и, как показали предыдущие локдауны, не самые эффективные меры», что приводит к катастрофическим экономическим последствиям. Акцент делается на том, что люди в западных странах «больше не верят властям», «возмущены и отказываются соблюдать самоизоляцию», «требуют остановить коронавирусное “безумие”», «выступают против любых, даже вполне логичных запретительных мер» а демократические власти этих стран игнорируют их требования и жёстко подавляют демонстрации

Политизация темы коронавируса отчётливо прослеживалась и в других материалах беларусских госСМИ. Например, тема коронавирусной безработицы в Литве и во Франции в репортаже «Беларусь 1» от 11 октября из беларусских посёлков Литва и Париж виртуозно увязалась с обвинениями властей этих стран во вмешательстве во внутренние дела Беларуси и выпадами против Тихановской. 

Ещё дальше пошли пропагандисты в репортаже от 20 октября, в котором коронавирусная тема используется для дискредитации властей Украины и американских демократов. Тема российской вакцины выводится из медицинской в плоскость международной политики – противостояния России с Западом.

Выводы

В сентябре-октябре мы наблюдали политизацию темы коронавируса и последовательное продвижение в госСМИ повестки о том, что, несмотря на то, что новая коронавирусная инфекция всё-таки представляет опасность для здоровья населения, экономические последствия от ограничительных мер гораздо страшнее, а так как никакие ограничительные меры не влияют на ход эпидемии и коронавирус никуда не исчезнет, каждый должен сам заботиться о себе и своих близких — прежде всего ограничивая социальные контакты и избегая участия в массовых мероприятиях. Особое внимание уделялось проталкиванию тезиса, что беларусская система здравоохранения наилучшим образом справляется с эпидемией (а в других странах — нет), стратегия беларусских властей по борьбе с COVID-19 — правильная (в отличие от тех стран, где вводился карантин), а мировое сообщество, столкнувшись с ужасными экономическими проблемами вследствие локдаунов, теперь перенимает наш опыт.

Ян Куриленко

«Истерия в СМИ». Российский врач высказался на беларусском госТВ про вторую волну коронавируса

Как определить здоровую новость про коронавирус. 6 признаков

Хорошо
Смешно
Грустно
Злюсь
Кошмар
Поделиться:

Смотрите также

Почему беларусы стали выходить на массовые протесты с августа 2020-го? Возможно, до этого противники режима Лукашенко боялись, что они в меньшинстве. Или же в этом их убедили государственные пропагандисты.

Аналитика и обзоры

Мнения

Мониторинг СМИ

Тренды

Всячина

Видео

Тесты