Аналитика и обзоры Мнения Мониторинг СМИ Тренды Всячина Видео Тесты Тэги
facebook nizkiz Азаренок балючыя пытанні беларусские СМИ Би-2 Борис Надеждин будущее Владимир Путин ВНС война в Украине выборы в России гендер деконструкция диаспора дискриминация доносы закон Израиль инфографика Иран история манипуляции как не поддаться пропаганде Киберпартизаны кино Китай конспект конспирология Координационный Совет лгбт мова нарушение стандартов независимые медиа Новая Боровая образование политзаключенные Польша права человека приемы пропаганды прогнозы прокремлёвские нарративы пропаганда манипуляции пропаганда о чиновниках протесты в Грузии региональные сми рекламный рынок российские СМИ СБ Сидорская союзное государство спорт стандарты стандарты журналистики СТВ США Такер Карлсон твиты телеканалы теория пропаганды тесты Томаш Шмыдт уязвимые группы фашисты фейки ценности Чернобыль Что почитать электоральная кампания 2024

Казнить нельзя помиловать. Медиа об амнистии

Беларусские чиновники анонсировали амнистию-2024, приуроченную к 80-летию со дня освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков. О том, как медиа осветили вопросы помилования осуждённых и какие расставили акценты, посмотрели с Media IQ.

Поделиться:

Рассказывая о совещании по вопросам амнистии и изменений в Уголовном кодексе, государственные медиа традиционно начали с восхваления и «принципиального отличия Лукашенко от его коллег»: «слушает и слышит людей, небезразличен к их просьбам и всегда готов вмешаться, подключиться к решению тех или иных проблем, если речь идёт о соблюдении законности и справедливости». ГосСМИ нашли в речах цитаты дня, а чиновники их подхватили: справедливость должна пронизывать весь закон, а к вопросу амнистии надо подойти нетрадиционно.

Как отмечает правозащитник Роман Кисляк, амнистия – это мера, которая применяется властью по отношению к тем, кто осуждён за преступления, заключающаяся в полном или частичном освобождении от наказания, также может применяться замена наказания. Именно с амнистией связывается надежда осуждённых и их родственников выйти раньше на свободу.

ГосСМИ об амнистии: «светит» не всем

ГосСМИ акцентировали внимание на том, что предстоящая амнистия не ухудшит криминогенную обстановку в Беларуси, а применение амнистии имеет ещё и экономическую целесообразность: «Дело в том, что одним из обязательных условий применения амнистии является полное возмещение причинённого ущерба потерпевшим. Это обстоятельство побуждает осуждённых возместить причинённый их действиями вред» (по Белта).

Также анонсировали новацию социально-гуманного характера – «сокращение срока наказания на 1 год многодетным женщинам, имеющим на иждивении трёх и более детей в возрасте до 18 лет, не лишённым родительских прав, осуждённым за совершение убийства либо причинение тяжкого телесного повреждения, повлекшего смерть, без отягчающих ответственность признаков».

И обратили внимание на категории тех, кому «амнистия не светит». В эту группу вошли лица, осуждённые за «экстремизм» и «терроризм».

Амнистия не равна помилованию

Именно тема освобождения осуждённых за «экстремизм»  стала одной из центральных в независимых медиа, поскольку под неё попадают политические заключённые. Эта тема оказалась достаточно триггерной для медиа. Во-первых, среди политических заключённых есть многодетные матери, люди с инвалидностью, больные онкологией, но амнистия на них не распространяется, как пишет Белсат, «даже если это многодетная мать Ольга Золотарь или мать несовершеннолетних детей – как Полина Шарендо-Панасюк или Дарья Лосик». Во-вторых, независимые медиа невольно нарушили принцип гуманизма по отношению к осуждённым, позволив себе контрастные эмоциональные сравнения: «Министр Кубраков: под амнистию могут попасть убийцы, но не “экстремисты”. Возможны исключения» (Радио Свобода).

Рассказывая про исключения для политических заключённых, медиа не объяснили различия между понятиями «амнистия» и «помилование», комментирует Роман Кисляк. Мы можем наблюдать ситуацию, когда, с одной стороны, министр внутренних дел утверждает, что «внесли предложение не применять амнистию к данной категории осуждённых» (имеются в виду политические заключённые), и говорит о том, что «у каждого, кто осуждён за экстремизм и терроризм, была возможность обратиться к главе государства с просьбой о помиловании. Те, кто написал заявление, они были рассмотрены, где‑то удовлетворены». С другой стороны, Еврорадио цитирует того же министра: «Кубраков допустил, что амнистия может коснуться тех, кто осуждён за «экстремизм”».

Как объясняет правозащитник, амнистия применяется в отношении неопределённого круга лиц осуждённых. Эти категории прописываются в законе, как и условия их освобождения либо сокращения, замены срока пребывания в пенитенциарной системе.

Помилование же находится в руках исполнительной власти президента или премьер-министра (в зависимости от страны), его просит сам осуждённый, адвокат или его родственник. Именно помилование рассматривается в индивидуальном порядке. Как правило, политических заключённых выпускают после прошения о помиловании. Например, известный случай массовой амнистии, под которую попали, в том числе и политические заключённые, состоялся в 1953 году после смерти Сталина.

А если говорить об амнистии по отношению к беларусским политическим заключённым, то, как комментирует Белсату аналитик Вадим Можейко, «у режима нет стимулов освобождать тех, кто находится за решёткой по политическим причинам».

Скриншоты: spring96.org, dissidentby.com

Кто же признаётся политическим заключенным? Согласно опубликованному на сайте «Весны» документу, разработанному беларусским правозащитным сообществом и их коллегами из Азербайджана, Грузии,  России и Украины, политзаключённым является человек, лишённый свободы по политическим мотивам при наличии одного из перечисленных ниже факторов:

  • имело место нарушение справедливого судебного разбирательства,
  • лишение свободы опиралось на фальсифицированные доказательства,
  • продолжительность лишения свободы непропорциональна правонарушению,
  • личность избирательно лишена свободы в сравнении с другими.

Однако этот человек не должен был совершать насильственных действий против других людей (исключение составляет самооборона) или недвижимости, а также призывать к насильственным действиям на национальной, этнической, расовой и религиозной почвах.

По состоянию на 18 января 2024 года в Беларуси 1410 человек признаны политзаключёнными  (согласно «Весне»).

Но, как отмечает правозащитник Роман Кисляк, на сегодняшний день, по его личным подсчётам, с учётом отбывших свой срок политзаключённых цифра доходит до 2 900 человек. Если мы посмотрим на другой ресурс Dissidentby, то увидим другую цифру – 1615 человек. Причина в том, что разные правозащитные организации используют разные критерии, на основании которых они признают осуждённого политическим заключённым. Роман говорит о том, что может разниться и получаемая правозащитными организациями информация, не все осуждённые сообщают о себе. Но, как правило, дипломаты, СМИ ориентируются на списки «Весны», т. к. они опираются на разработанные с участием правозащитников из разных стран критерии и являются коллективным решением беларусского правозащитного сообщества. Кисляк подчёркивает, что формально люди, выехавшие из страны по политическим мотивам, не могут быть признаны политическими заключёнными, хотя эмиграция – это тоже своего рода заключение без возможности вернуться. Для них существуют другие правовые механизмы, например международная защита. Однако, если посмотреть на действия беларусской власти, то создаются специальные условия – обыски, вызовы в милицию, давление со стороны органов власти, лишение работы по политическим мотивам – для того, чтобы человек вынужденно покинул Родину. И в Беларуси в этом плане идёт целенаправленный процесс, чтобы люди эмигрировали. Это позволяет, в том числе, снизить нагрузку на судебную и пенитенциарную систему, ведь выехавшие не могут быть физически арестованы и осуждены.

Роман Кисляк обратил внимание на то, что надежда для политзаключённых на амнистию остаётся. Не все осуждённые политзаключённые проходят по экстремистским статьям, так что некоторого количества осуждённых политзаключённых амнистия всё-таки может коснуться. Более предметно можно будет говорить тогда, когда будет готов проект закона или принят сам закон.

Медиа о новшествах в Уголовный кодекс

Отметим, что на совещании у Лукашенко обсуждался не только вопрос амнистии, на котором сосредоточилось большинство медиа, но и вопрос изменения уголовного законодательства. Причём эта тема упоминалась вскользь и звучала расплывчато и в государственных медиа. Из отчёта председателя Верховного Суда Валентина Сукало можно было узнать, что изменения призваны «облегчить работу судов, предусмотреть в них обязательные альтернативные лишению свободы виды наказания» за менее тяжкие наказания. Но как следует из комментария Радыё Свабода адвоката Марии Колесовой-Гудилиной, какие в итоге будут изменения – неизвестно. Адвокат обращает внимание на то, что в кодексах заменяется формулировка «законодательство Республики Беларусь» на «законодательство», и это «тревожная тенденция».

Также Белсат обратил внимание на то, что обсуждение случая осуждённой за убийство супруга многодетной матери и заявление Лукашенко: «Так зачем её вообще посадили, если она защищала сама себя?» свидетельствует о попытке вмешаться в правосудие. Юрист Народного антикризисного управления Артём Проскалович в своём комментарии говорит о том, что «с точки зрения правовой системы такие высказывания позиции и поручения разобраться недопустимы. Но упрекнуть Лукашенко, что он нарушает закон, в таких случаях невозможно» (цитата по Белсат).

Подпишитесь на рассылку MediaIQ

Разоблачения фейков, аналитика, интервью и многое другое — раз в неделю в вашем почтовом ящике
Подписываясь на рассылку, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности
Хорошо 4
Смешно
Грустно
Злюсь
Кошмар
Поделиться:

Смотрите также

Польша стала пристанищем для многих беларусов, спасающихся от репрессий, и бегущих от войны украинцев. А ещё – главной мишенью для беларусских пропагандистов. Чтобы дискредитировать Польшу, они манипулировали историей и использовали миграционный кризис на границе Беларуси и ЕС.

Аналитика и обзоры

Мнения

Мониторинг СМИ

Тренды

Всячина

Видео

Тесты