Избирательная слепота: как пресса Лукашенко пишет о поражениях и успехах РФ в войне

Рассмотрим на двух примерах, как беларусская госпресса за последние месяцы писала (или не писала) о ярких событиях российско-украинской войны.

Поделиться:

Соледар – Ура! Ура! Ура?

Последним заметным событием российско-украинской войны стало занятие российскими войсками 11-12 января небольшого украинского города Соледар в Донецкой области.  Атаки на город начались ещё в августе 2022 года.

Министерство обороны РФ сообщило о захвате Соледара вечером 12 января.

Соледар – город с довоенным населением населением около 10.000 человек. Его занятие вряд ли будет иметь заметные последствия для войны, считает Институт изучения войны, называя захват населённого пункта «в лучшем случае пирровой тактической победой».

Однако беларусские госСМИ, показал мониторинг Media IQ, стали рапортовать о взятии или «почти взятии» Соледара чуть ли не за три месяца. Так, ещё в начале сентября «СБ. Беларусь сегодня» сообщила со ссылкой на Рамзана Кадырова, что «Союзные войска продолжают закрепляться в Соледаре».

10-13 января о штурмах и захвате Соледара новости на страницы госпрессы полились потоком с заголовками типа: «Пушилин заявил о скором освобождении Соледара», «Пушилин сообщил, что центр Соледара находится под контролем российских сил», «Минобороны России: подразделения ВДВ РФ блокировали Соледар», «Мирошник: в боях за Соледар Украина потеряла около 25 тысяч человек», «Пригожин заявил о полном освобождении Соледара» и так далее.

Было процитировано даже распространённое по каналам «РИА Новости» высказывание «кандидата на пост губернатора штата Кентукки Джеффри Янга». В реальности Джефф (или Джеффри) Янг – довольно маргинальный политик, считающий Республиканскую партию «христианскими фашистами», а своих собратьев по Демократической партии – коррумпированными и некомпетентными, и  выступающий в основном в социальных сетях.

Янг заявил, что «Украина и НАТО по-прежнему решительно проигрывают, а Россия по-прежнему уверенно побеждает. Так было с начала марта 2022 года по сегодняшний день. Россия не может проиграть в этом конфликте, а Украина и НАТО не смогут одержать верх».  Американский политик-социалист, который, насколько известно, никогда не побеждал на каких-либо настоящих выборах, «подкрепил» свои слова новостью о том, что российские силы взяли Соледар. Почему взятие Соледара будет иметь для Украины какие-то роковые последствия, цитируемый «эксперт» не пояснил.

Скриншот sb.by

13 января эту тему в статье с громким названием «От войны Зеленского до последнего украинца – к последнему евро в кармане европейца. Начало конца» попыталась развить автор «СБ. Беларусь сегодня» Юлия Демешко: «Не сработает и тактика затягивания конфликта: российские военнослужащие уже взяли Соледар… Суть в том, что освобождение Соледара имеет важное значение, поскольку оно гарантирует удобную позицию для освобождения Артёмовска».

Бахмут (при СССР – Артемовск) – город в Донецкой области с населением до войны в 71 000 человек. Под ним также давно (с августа) идут бои, в которых точно так же, как и под Соледаром, гибнут тысячи российских солдат. Однако по статье опять же непонятно, каким образом даже потенциальная в будущем потеря Бахмута заметно повлияет на ход войны.

Статья, написанная со ссылками на неких анонимных комментаторов на сайте Wall Street Journal, звучит не более убедительно, чем упоминавшийся выше Янг.

Чей же в итоге Херсон?

Двумя месяцами ранее, 9 ноября 2022 года, из-за постепенного наступления украинских войск на российскую оккупационную группировку на правом берегу Днепра и одновременной кампании уничтожения мостов в российском тылу министр обороны России Сергей Шойгу отдал приказ об отводе войск из Херсона.

11 ноября 2022 года украинские войска вошли в Херсон – единственный захваченный РФ после 24 февраля областной центр. Возвращение города с довоенным населением более 300 000 человек стало крупной военной и моральной победой украинской армии.

Без тяжёлых боёв в городской застройке и без значительных жертв и разрушений освобождены десятки тысяч херсонцев, тысячи квадратных километров территории, новая линия фронта стабилизирована по течению полноводной, трудно форсируемой реки.

Ещё 7 ноября «СБ. Беларусь сегодня» цитировала российского военного обозревателя  Владислава Шурыгина о том, что: «Некоторые успехи ВСУ в Харьковской области фактически ничего не значат, в то время как победа на херсонском направлении была бы огромным успехом, которого, вероятно, украинские войска никогда не добьются».

Скриншот sb.by

Впоследствии оказывается, что «никогда» может наступить очень быстро. Однако об огромном успехе украинской армии… писать почти и не нужно.

В новостях за 9 ноября ни один заголовок в госпрессе не сообщил читателям, что войска РФ оставят Херсон. Куда менее важная новость о гибели главы оккупационной администрации Херсона Кирилла Стремоусова – удостоилась отдельной публикации. А вот уход войск РФ из Херсона – нет.

Понять, что оккупационные силы отступают из города, можно стало лишь 10 ноября из новости под заголовком «Власти Херсонской области заявили, что выехать с правого берега Днепра ещё возможно». В шестом (!) абзаце этой публикации читателям сообщили, что «Накануне министр обороны РФ Сергей Шойгу распорядился организовать оборону в Херсонской области по левому берегу Днепра». Правда, и тут, чтобы сделать выводы о судьбе города, нужно было знать, на каком берегу Днепра он находится – напрямую об оставлении Херсона не сообщалось.

В заголовки беларусских госСМИ Херсон попал только 14 (!) ноября – в связи с визитом президента Украины Владимира Зеленского в освобождённый город.

Как ни парадоксально, даже 9 декабря, когда Лукашенко отвечал на вопросы прессы на полях саммита ЕАЭС, он упомянул об «уходе из Херсона» в будущем времени – то есть так, как будто бы Москва оттуда ещё не ушла: «Это предварительное условие, которое неприемлемо для России. На данном этапе, мне кажется, Россия вообще может не принять эти условия: уходите из Запорожья, Херсона, и так далее. Нельзя такие требования выдвигать Российской Федерации. По многим причинам».

Впоследствии о Херсоне упоминали прежде всего в статьях о якобы начавшихся там чистках – с тем, чтобы попугать читателей последствиями возможной смены власти в Беларуси: «Но ведь когда украинская идентичность возвращается (в Изюме или в Херсоне), она немедленно начинает приматывать других своих сограждан, не таких идентичных, плёнкой к столбам, так? Это мог видеть весь мир… Но дай беларусским волю – они будут делать то же самое».

Написать о стратегических последствиях возвращения Херсона украинской армией никто не захотел или не решился.

Подпишитесь на рассылку MediaIQ

Разоблачения фейков, аналитика, интервью и многое другое — раз в неделю в вашем почтовом ящике
Подписываясь на рассылку, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности

Выводы

В отличие от многоголосья путинской пропаганды, в беларусских госСМИ о войне, если речь о российских войсках, существуют лишь хорошие новости. Если же новости для РФ плохие – их почти не существует.

Значение хороших для РФ (и Лукашенко) новостей чрезмерно раздувается (правда, без ссылок на каких-либо действительно авторитетных военных экспертов), значение плохих новостей – преуменьшается.

Таким образом режим, ключевой опорой которого является силовая и экономическая поддержка Москвы, пытается оградить своих сторонников от неприятных мыслей: что будет, если кремлёвская поддержка ослабнет или вовсе развеется как дым. Тем более, что в рядах украинской армии бьют оккупанта и беларусские добровольцы – один из постоянных ночных кошмаров Лукашенко и его пропагандистской обслуги.

Фото на главной unsplash.com

Хорошо 1
Смешно
Грустно
Злюсь
Кошмар
Поделиться:

Смотрите также

Беларусь превратилась в соагрессора в войне России против Украины с подачи Лукашенко. Но в украинском публичном пространстве заговорили о коллективной неделимой ответственности всех беларусов. Хотя сами беларусы и представители беларусских демсил не могут изменить ситуацию, как бы ни хотели.

Аналитика и обзоры

Мнения

Мониторинг СМИ

Тренды

Всячина

Видео

Тесты