«Еврокарусельщики»: госСМИ обвиняют иностранных дипломатов в том, что те якобы давят на беларусский суд. Выяснили у экспертов, так ли это

Пропаганда убеждает аудиторию, что иностранные дипломаты ходят на суды по политическим делам специально – якобы через своих представителей страны «коллективного Запада» пытаются надавить на Беларусь. При этом госСМИ подчёркивают, что дипломаты по закону не могут присутствовать даже на открытых заседаниях. Узнали у экспертов, почему это манипуляция.

Поделиться:

Пришли на оглашение приговора Колесниковой и Знаку «для хайпа»

12 сентября «Беларусь 1» в «Главном эфире» рассказал о приговоре Марии Колесниковой и Максиму Знаку и отметил, что «к зданию Минского областного суда уже традиционно пришли и иностранные дипломаты». Ведущий БТ сделал акцент на том, что они были «без аккредитации МИД и какого-либо законного обоснования своего присутствия» и «видимо, для хайпа».

Хотя судебный процесс над Колесниковой и Знаком был закрытым, оглашение приговора прошло в открытом режиме. То есть на него мог попасть любой желающий.

Особое внимание телеканал уделил тому, что дипломаты «на вопросы беларусских журналистов демонстративно не отвечали и даже убегали», зато общались с «представителем немецких СМИ и оппозиционными блогерами». В доказательство «Беларусь 1» показал кадры, где руководитель отдела политики, экономики, прессы и информации представительства ЕС в Беларуси Эвелина Шульц просит сотрудника СТВ Григория Азарёнка не подходить к ней ближе полутора метров и «не домогаться её». Затем Шульц что-то говорит в микрофон с логотипом немецкой радиокомпании WDR, а Азарёнку предлагает свою визитку. Сотрудник СТВ её не берёт, громко возмущаясь: «Или это другая пресса? Почему вы им не дали визитку? Почему вы им прокомментировали, а нам нет? Мы разные журналисты, или что?».

Видео того же содержания продемонстрировала сотрудница газеты «СБ. Беларусь сегодня» Людмила Гладкая, рассуждая о «дипломатии раздора» в авторской рубрике «Площадка» на БТ. Гладкая также заявила, что иностранных дипломатов не пустили в зал заседания, потому что они не согласовали визит с беларусским МИД.

Фото: скриншот с сайта tvr.by

Сотрудница «СБ» назвала представителей иностранных дипмиссий «еврокарусельщиками» и вспомнила другие случаи, когда, по её мнению, дипломаты пытались использовать судебные процессы как инструмент давления: «суд по обыкновенному коррупционному делу, где основной фигурант – бывший банковский работник» (намёк на Виктора Бабарико) и суд «по делу группы Тихановского – Статкевича».

– Их [иностранных дипломатов] появление в беларусском суде у многих вызывало недоумение, – заверила Гладкая. – Ведь мировая практика такова, что представители дипмиссий присутствуют на судебных процессах с участием граждан своих государств. А как известно, бывший банковский работник не получал гражданство названных стран. Так что же делали в суде иностранцы? Оказывали давление на суд?

Пропагандистка упрекнула дипломатов, что они игнорируют «резонансные суды над иностранцами», например, когда «двое были пойманы с наркотиками». Что это было за «резонансное» дело, Гладкая не пояснила, даже не уточнила, гражданами какой страны были эти двое.

Дипломаты «забыли», что такое «дипломатический протокол в независимом и суверенном государстве»

Госпропаганда на пару с МИД давно внушает беларусам, что своим присутствием на судах над беларусскими политзаключёнными западные дипломаты якобы вмешиваются во внутренние дела нашей страны и пытаются воздействовать на суд. При этом пытаются примерить ситуацию на западные страны, задаваясь вопросом, как бы отреагировали их правительства, если бы беларусские дипломаты посетили суд по политическому делу за рубежом.

В феврале 2021 года пресс-секретарь МИД Анатолий Глаз охарактеризовал присутствие иностранных дипломатов на беларусских судах как «спланированные PR-акции» и «злоупотребление дипломатическим статусом». Незадолго до этого в похожем ключе высказалась официальный представитель МИД России Мария Захарова, когда на заседание по делу Алексея Навального пришли зарубежные дипломаты. По мнению Захаровой, «когда дипломаты, тем более коллективно, присутствуют на процессах по делам не своих граждан, речь идет о политической акции».

Фото: скриншот с сайта tvr.by

– Дипломаты, представляющие интересы коллективного Запада, уже поспешили засветиться у стен гомельского СИЗО,сообщил «Беларусь 1» в июне 2021-го в сюжете о начале закрытого слушания по уголовному делу «группы Тихановского – Статкевича».

А 9 июля этого года БТ рассказал, что западных дипломатов не пустили на прения сторон по «делу студентов». Мол, дипломаты «забыли», что такое «дипломатический протокол в независимом и суверенном государстве» и не согласовали свой визит с МИД Беларуси, где «всё по закону, а не по желанию Вашингтона или Брюсселя». Напомним, процесс по «делу студентов» был открытым.

16 июля 2021-го негосударственные медиа опубликовали новость о том, что дипломаты стран ЕС не смогут посещать судебные заседания без специального разрешения МИД Беларуси. Издания сослались на пресс-службу штаба Бабарико и на одно из диппредставительств. В тот день из-за отсутствия аккредитации в МИД послов нескольких европейских стран не пустили на закрытое заседание по жалобе защиты Марии Колесниковой на продление срока её содержания под стражей.

Media IQ собрал все утверждения госпропаганды про иностранных дипломатов в беларусских судах и обсудил их с экспертами: юристом-международником, кандидатом юридических наук, доцентом Екатериной Дейкало и бывшим временным поверенным в делах Беларуси в Швейцарии, старшим аналитиком Центра новых идей Павлом Мацукевичем.

«Не пускать дипломатов на открытые суды без объективной причины – незаконно»

По словам Екатерины Дейкало, любой, кто имеет в Беларуси статус иностранного дипломата, получил от государства аккредитацию. Никакой дополнительной аккредитации для посещения публичных мероприятий, в том числе открытых судебных заседаний, дипломату не требуется. То же и по международному законодательству.

– Закрытое заседание закрыто для всех, кроме сторон и их адвокатов. Открытое – открыто для всех, в том числе для дипломатов. В беларусском законодательстве о суде нет пункта о том, что дипломаты не могут посещать открытые заседания. То есть не пускать дипломатов на открытые суды без объективной причины – незаконно, – отметила Дейкало.

Такой объективной причиной может стать, например, то, что судебный зал не вмещает всех, кто хочет туда попасть. Из-за этого представителей европейских посольств не пустили на открытое заседание «по делу студентов». Если зал заседания переполнен, суд должен решить, кому важнее присутствовать на процессе. Обычно в первую очередь пускают родственников подсудимого, журналистов. Но выбор обязательно должен быть обоснованным.

– Если процесс не политизирован и из него не делают фарс, почему бы не пустить дипломата? Открытость судебного процесса – часть права любого подсудимого на справедливый суд, если дело не относится к категории закрытых, – прокомментировала Дейкало.

Когда какую-либо категорию лиц ограждают от присутствия на открытом судебном заседании, это нарушение.

В том числе – нарушение права подсудимых на справедливый суд, если дипломатов систематически не пускают из-за переполненного зала на все открытые заседания по политическим делам.

Дейкало не смогла привести пример, когда бы иностранного дипломата не пустили на открытое судебное заседание в Европе или США. Если бы беларусский дипломат захотел попасть на закрытое заседание, ему нужно было бы получить специальное разрешение. Но для посещения открытого заседания его не предусматривают международные нормы о дипломатической службе.

«Дипломат должен уважать законы страны пребывания, если они не противоречат международным нормам»

Екатерина Дейкало подчеркнула, что МИД Беларуси может принять локальный нормативный правовой акт, который будет обязывать иностранных дипломатов получать аккредитацию на судебные заседания. Но такой акт будет противоречить вышестоящим актам и международным обязательствам Беларуси.

Фото: скриншот с сайта euroradio.fm

По мнению Павла Мацукевича, если МИД решил, что иностранным дипломатам нужна аккредитация для посещения судов, составил циркуляр и разослал во все посольства, дипломатам остаётся обращаться за аккредитацией. Конечно, МИД сможет в ней регулярно отказывать. Статус иностранного дипломата в стране пребывания требует уважать её законы, только если они не противоречат установленным международным нормам, Венской конвенции о дипломатических сношениях.

– Вопрос – жёсткое ли это правило или рекомендация дипломатам получать аккредитацию в МИД? Если мы объявляем судебное заседание открытым и не делаем никаких оговорок, тогда закрытые двери для дипломатов вызывают вопросы. Из-за того, что в Беларуси процесс политизирован, история с аккредитацией приобретает иное звучание.

Если на судебном процессе творится беззаконие, понятно желание беларусских властей не видеть на нём наблюдателей, которые это всё зафиксируют и отправят сообщения в свои столицы, – добавил Мацукевич.

Между судами по политическим делам и западными санкциями – прямая взаимосвязь

Нет объективных причин, почему дипломат не может присутствовать на суде не над гражданами своей страны, когда это открытое заседание, считает Дейкало. Другое дело, если бы иностранные дипломаты хотели попасть к беларусским гражданам в места содержания под стражей, где нет открытого посещения. Туда иностранного дипломата обязаны пустить к гражданам его страны, но не к беларусам.

Павел Мацукевич отметил, что как правило дипломаты не ходят на судебные процессы, которые напрямую не связаны с их страной и гражданами:

– Если дипломат вдруг начинает посещать такие судебные процессы, могут возникнуть вопросы. Но беларусская сторона не может сказать, что процессы по политическим делам не касаются зарубежных дипломатов.

То, что беларусы находятся в тюрьме, – одна из причин введения санкционного режима в отношении Беларуси. Здесь прямая взаимосвязь.

Дополним, что Венская конвенция о дипломатических сношениях одной из функций дипломатического представительства называет «выяснение всеми законными средствами условий и событий в государстве пребывания и сообщение о них правительству аккредитующего государства».

«Трактовать посещение дипломатами открытого судебного заседания как вмешательство – манипуляция»

По замечанию Мацукевича, западный дипломат в Беларуси, как и беларусский за рубежом представляет интересы своей страны, при этом наблюдает за ситуацией в чужой стране и не имеет права вмешиваться в её процессы. Дейкало отметила, что в Венской конвенции о дипломатических сношениях есть запрет на вмешательство дипломатов во внутренние дела государства пребывания.

– Но трактовать как вмешательство посещение дипломатами открытого судебного заседания, которое само государство объявило публичным, – это манипуляция, – заявила эксперт.

– Если дипломат принимает участие в судебном процессе – постоянно

вскакивает, прерывает судью, опротестовывает какие-то показания – это одно дело. Если дипломат приходит на открытый процесс как зритель, ничего особенного нет, – объяснил Мацукевич.

Поскольку беларусская сторона очень чувствительная, то сам факт присутствия зарубежного дипломата на суде рассматривает как давление.

Как уточнила Дейкало, присутствие дипломата не может быть расценено как давление на суд, если он молча наблюдает за процессом. Во время заседания судья не может и не должен знать, кто именно сидит в зале, если только к этому не привлекают внимание власти или госСМИ.

Фото: скриншот с сайта tvr.by

«Если дипломат будет высказывать какую-то точку зрения, это можно рассматривать как вмешательство в процесс»

Media IQ спросил у Павла Мацукевича, обязаны ли иностранные дипломаты объяснять журналистам цель своего визита в беларусский суд. Эксперт ответил, что нет. Как официальное лицо дипломат может предложить официальный канал обращения к нему, то есть попросить журналиста предварительно отправить вопросы, записаться на приём.

Суд – не Берлинский кинофестиваль, где звёзды останавливаются на красной дорожке, их фотографируют и задают им вопросы.

Дипломат пришёл в суд в качестве наблюдателя: не комментировать, а смотреть.

Как раз если дипломат будет высказывать какую-то точку зрения, это можно рассматривать как вмешательство в процесс.

Узнали у Мацукевича, почему, на его взгляд, иностранные дипломаты у стен суда соглашаются на интервью зарубежным медиа, но не беларусским.

– Эта информация уходит за рубеж. Но причины таких «двойных» стандартов, скорее всего, другие. Думаю, беларусским госмедиа тут стоит поискать причину в себе. Они виноваты, что с ними не хотят говорить. Понимаю реакцию Эвелины Шульц на Григория Азарёнка. В своих программах Азарёнок успел оскорбить чуть ли не все европейские страны. Сложно представить, чтобы после такого кто-то из иностранцев горел желанием с ним пообщаться.

Фото на главной: скриншот с сайта tvr.by

Хорошо
Смешно
Грустно
Злюсь
Кошмар
Поделиться:

Смотрите также

В любом обществе есть те, кто за перемены, и те, кто категорически против. Такое разделение беларусы чувствуют сейчас особенно остро. Когда медиа пытаются угодить и тем, и другим, они рискуют погнаться за двумя зайцами.

Аналитика и обзоры

Мнения

Мониторинг СМИ

Тренды

Всячина

Видео

Тесты