Аналитика и обзоры Мнения Мониторинг СМИ Тренды Всячина Видео Тесты Тэги
facebook nizkiz Азаренок балючыя пытанні беларусские СМИ Би-2 Борис Надеждин будущее Владимир Путин ВНС война в Украине выборы в России гендер деконструкция диаспора дискриминация доносы закон Израиль инфографика Иран история манипуляции как не поддаться пропаганде Киберпартизаны кино конспект конспирология Координационный Совет мова нарушение стандартов независимые медиа Новая Боровая политзаключенные Польша права человека приемы пропаганды прогнозы прокремлёвские нарративы пропаганда манипуляции пропаганда о чиновниках протесты в Грузии региональные сми рекламный рынок российские СМИ СБ Сидорская союзное государство спорт стандарты стандарты журналистики СТВ США Такер Карлсон твиты телеканалы теория пропаганды тесты Томаш Шмыдт уязвимые группы фашисты фейки ценности Чернобыль Что почитать электоральная кампания 2024

«Делаем не Санта-Клаусов, а Дедов Морозов»: Новый год на защите «традиционных ценностей»

Праздничные ритуалы, относящиеся к семейной, а не к общественной жизни типа Нового года или Дня всех святых, детские игрушки и елочные украшения становятся в Беларуси ареной борьбы с «чуждыми западными ценностями», показал мониторинг Media IQ. Намерение государства контролировать частную жизнь граждан – сам по себе тревожный симптом, свидетельствующий о перерастании авторитаризма в тоталитаризм, однако здесь есть ещё один важный нюанс. Осуществляется эта борьба по критерию «наше»-«чужое», но под «нашим» понимается отнюдь не «беларусское», а «советское».

Поделиться:

Государственная пропаганда в борьбе с «западными ценностями»

Один из характерных трендов режима Александра Лукашенко – усиление идеологической компоненты. Несмотря на так и не реализованный проект государственной идеологии, и, значит, отсутствие системного представления о правильном и неправильном, некоторые идеи легко идентифицируются в качестве «идеологически верных». И это не только призывы «воспитывать у молодёжи патриотизм» и «сопротивляться искажениям исторической правды о Великой Отечественной войне», но и уверенность в том, что отмечать Хэллоуин, как и наряжаться в костюмы зарубежных героев – неправильно, хагги-вагги – вредная игрушка, а новогодние подарки приносит только Дед Мороз, который ни в коем случае не должен быть похож на Санта-Клауса.

В основе беларусской пропаганды – консерватизм и антизападничество. Перейдя в начале 2022 года от создания контента, учитывающего национальные интересы, к ретрансляции российских нарративов, в том числе о необходимости «возвращения к истокам», «поиска своего пути», «защиты традиционных ценностей», пропаганда стимулирует борьбу со всем, что так или иначе ассоциируется с либеральной Европой. Так, провластная активистка Ольга Бондарева обрушивается с критикой на празднование Хэллоуина в молодёжном центре в Гродно и выступает против игрушек хагги-вагги. Эта критика обосновывается их якобы вредным воздействием на детскую психику, однако никаких научных подтверждений таким данным нет. Главное «доказательство» вреда – это «противоречие ценностям беларусского народа».

Ситуация в сегодняшней Беларуси такова, что идеи и призывы малограмотных провластных активистов, к тому же выраженные в оскорбительной форме, вместо блокировки или превращения в предмет судебных разбирательств становятся основой для принятия государственных решений. В результате Советом Министров Беларуси (!) уже начинает реализовываться решение об исключении «пропаганды западных ценностей», использовании зарубежных персонажей вроде игрушек хагги-вагги и прочих элементов, которые «противоречат традициям беларусского народа».

Подготовка к встрече 2023-го года также была использована пропагандой для продвижения нужных идей, в частности, якобы имеющейся у беларусов ностальгии по советскому прошлому.

Новый год – повод «вернуться к истокам»?

В последние дни 2022 года столичное информационное агентство «Минск-новости» подготовило репортаж о работе единственной в Беларуси фабрики ёлочных игрушек «Грай». Вышел он под примечательным заголовком «Делаем не Санта-Клаусов, а Дедов Морозов» – это цитата, принадлежащая директору фабрики Андрею Бегуну.

В репортаже рассказывается о специфике производства ёлочных украшений, подчёркивается использование в производстве одновременно компьютерных технологий и ручной росписи, внедрение собственных ноу-хау, внимание к потребительским качествам и продвижению. Однако успех, выраженный в высоком, по утверждению директора, спросе на продукцию у беларусов и туристов, объясняется не опорой на вышеперечисленное, а совсем другим: «Наш секрет заключается в том, что мы воссоздаём старые советские вещи, то, чего не хватало нашему населению последние 20-30 лет. Нам извне пытались навязать ценности, которые исконно нам не принадлежат. Поэтому мы делаем не Санта-Клаусов, а Дедов Морозов, милых снеговиков и снегирей. Всё то, что у нас ассоциируется с празднованием Нового года».

Визуальная составляющая репортажа подтверждает слова Бегуна: абсолютное большинство игрушек, которые можно разглядеть на фотографиях, выполнено в советской стилистике. Узнаваемые мотивы 1960-х – первой половины 1980-х годов авторства Владимира Зарубина лишь немного разбавлены более современными формами и изображениями, однако и от них веет скорее концом ХХ, чем первой четвертью XXI столетия.

Новый год – праздник, действительно связанный с воспоминаниями о детских годах с их предвкушением подарков, забав и чудес. Мы помним, как наряжали ёлку, какие игрушки: самодельные, покупные или передаваемые из поколения в поколение, вешали на неё. Об отдельных ёлочных украшениях: когда и каким образом они попали к нам, почему особенно дороги, с удовольствием рассказываем. У некоторых семей есть обычай ежегодно покупать несколько новых ёлочных украшений, часть привозит их из путешествий. Так как елочные игрушки большую часть года хранятся упакованными и достаются на короткий промежуток, любование ими понятно и естественно.

Новый год – это возвращение в детство и юность, но не просто воспоминания, а переосмысление и переоценка, чтобы сохранить всё лучшее, что тогда было, и передать своим детям. С другой стороны, Новый год – и об этом говорит его название – это принятие того, что время нельзя остановить, оно движется только вперёд, что конец предыдущего года знаменует наступление следующего. Поэтому празднование Нового года – это не консервация прошедшего, а рефлексия над ним, и одновременно готовность вступить в будущее. Обычай обмениваться пожеланиями в канун нового года – это символический способ сконструировать желаемое будущее, доброе и благополучное.

Ёлочные игрушки призваны отражать эту диалектику старого и нового. С одной стороны, они опираются на традиции: образы птиц и животных, атрибуты зимнего времени года (сосульки, шишки, снежинки и т. п.), популярных персонажей сказок и легенд. Одновременно ёлочные игрушки идут в ногу со временем. Так, в Советском Союзе второй половины ХХ века среди ёлочных украшений были очень популярны образы космонавтов, космических кораблей и спутников – всего, что связано с темой космоса, а также с высокими достижениями СССР в спорте, искусстве, науке. В этом смысле ёлочные украшения, как и любые другие предметы, в которых символическое превалирует над утилитарным, ярко свидетельствуют о своём времени. Они могут ассоциироваться с прошлым, когда социальное время в стране по тем или иным причинам искусственно тормозится, как сейчас в Беларуси. Отражают настоящее – например, в первых ёлочных игрушках фабрики «Грай», заработавшей в 2016 году – в период «мягкой беларусизации», – имелись выраженные национальные мотивы. Или приближают ещё не наступившее, но уже желанное будущее – когда символизируют то, к чему потребители ещё только стремятся, о чём мечтают

Кто дарит подарки: Дед Мороз или Санта-Клаус?

Действительно ли «их» Санта-Клаус принципиально отличается от «нашего» Деда Мороза? Попробуем разобраться.

Образ Санта-Клауса имеет христианскую природу, он происходит от святого Николая Мирликийского, покровителя детей. День святого Николая праздновался 6 декабря и постепенно слился с Рождеством.

Преобразованием святого Николая в Санта-Клауса мир обязан голландцам, эмигрировавшим в Америку вместе с легендой о святом Николае, который заботится о детях. Голландцы называли его Sinterklaas, т. е. святой Клаус (Клаус – сокр. от Николаус). В середине XIX века в США и Канаде формируется привычный нам образ Санта-Клауса – толстого весёлого старичка с роскошной бородой.

Дед Мороз более суров и ближе к природе и мифологии, чем к культуре и религии. Возник на основе традиционного для зимы в наших широтах природного явления – сильного мороза, от которого можно погибнуть. Этот образ длительное время существовал в славянской мифологии, а в середине XIX века Александром Афанасьевым в «Морозко» и Владимиром Одоевским в «Морозе Ивановиче» был переработан (лишён натурализма и жестокости фольклора) для детского потребления. В результате Мороз обрёл антропоморфный облик и превратился в Деда Мороза.

Таким образом, принципиальной разницы между Дедом Морозом и Санта-Клаусом нет, их можно назвать «сводными братьями». Оба персонажа, даря детям подарки, реализуют воспитательную функцию: мотивируют детей на протяжении целого года выполнять принятые в данное время и в данном обществе требования к ним. В результате дети, выполнившие требования, получают награду, не выполнившие – рискуют не получить желаемое.

Ищите нас в Instagram — только самое интересное

Вперёд в прошлое

Так как Дед Мороз имел больше ассоциаций не с христианским святым, а с мифологическим персонажем и природным явлением, он оказался удобен для большевиков, испытывавших потребность объединить народы большой страны с помощью понятного и запоминающегося коллективного ритуала. Первая ёлка в привычном нам виде была организована в московском Доме Союзов в 1937 году: к детям, хором звавшим Деда Мороза, явился старик с маленькой девочкой – Снегурочкой. Он командовал праздником, стучал посохом и раздавал подарки.

Такое повторяющееся из года в год действие имеет символическое значение. А ещё оно вызывает сильные положительные эмоции, и людей объединяет как воспоминание об этих эмоциях, так и желание пережить подобное состояние снова.

В результате сегодняшний образ Деда Мороза основан не столько на славянской мифологии, сколько на советской идеологии с её коллективизмом и антирелигиозностью. Именно этот образ беларусская пропаганда предлагает считать единственно правильным.

Резюме

Пропаганда прилагает много усилий, чтобы и через 31 год после распада СССР тип «советского беларуса» продолжал успешно воспроизводиться, включая, по подсчётам социологов, не менее 29 % взрослого населения страны. Искусственное застревание в прошлом вместо его глубокой ценностно-смысловой переработки обеспечивается в том числе через праздничные ритуалы, охватывающие значительное число граждан и закрепляющие желательные смыслы с самых малых лет.

Фото на главной: кадр фильма «Плохой Санта»

Подпишитесь на рассылку MediaIQ

Разоблачения фейков, аналитика, интервью и многое другое — раз в неделю в вашем почтовом ящике
Подписываясь на рассылку, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности
Хорошо 9
Смешно
Грустно 1
Злюсь
Кошмар 1
Поделиться:

Смотрите также

Польша стала пристанищем для многих беларусов, спасающихся от репрессий, и бегущих от войны украинцев. А ещё – главной мишенью для беларусских пропагандистов. Чтобы дискредитировать Польшу, они манипулировали историей и использовали миграционный кризис на границе Беларуси и ЕС.

Аналитика и обзоры

Мнения

Мониторинг СМИ

Тренды

Всячина

Видео

Тесты