Четыре уловки нарратива про «заблудших овец» протеста

Дискредитируя протестное движение, госпропаганда отказывает народу в субъектности: якобы люди неспособны самостоятельно мыслить и легко ведутся на манипулирование. Такой устойчивый нарратив прослеживается в мониторинге пропаганды и манипуляций MediaIQ на протяжении всего периода после августа 2020 года. Но к этому тезису есть ряд неудобных вопросов.

Поделиться:

«А то, что наши творческие работники себя так повели… В большинстве своём они заблудшие, они не враги. Да, насилие там, фальсификация выборов и прочее — и повелись на это», – сказал Александр Лукашенко на днях в интервью российскому журналисту Владимиру Соловьёву. «Из Польши, Великобритании и Чехии были звонки, управляли нашими, извините меня, овцами: они не понимают, что делают, и ими начинают уже управлять», – говорил он же в августе 2020 года. Тогда же политик заявил, что протестами руководят западные «кукловоды».

«Кукловоды», «заблудшие овцы» и «враги-предатели» — такова краткая пропагандистская схема причин политического кризиса в Беларуси. Почему она не состоятельна?

Игнорируются внутренние причины

Как показывает мониторинг MediaIQ, госмедиа методично замалчивают внутренние причины протестного движения: многолетний авторитарный режим, фальсификации выборов, репрессии. Но главное — триггер в виде недовольства людей политикой властей во время пандемии: хамские заявления, недостаточные профилактические меры, непрозрачная информация и вызывающая недоверие официальная статистика.

Внутренними причинами вместо этого называется деятельность некоммерческих организаций, которые якобы стали западными агентами, «скрытыми ячейками» для организации и финансирования протестов. Но по сути это тоже внешняя причина, так как подразумевается, что без внешнего финансирования НКО не появились бы.

«Пункт первый методички диктатур: в любой ситуации говори о методичке». Твиттер шутит о медиа

Фрагмент первой полосы газеты «Мінская праўда» в январе 2022 года: параллели между протестами в Беларуси и Казахстане

То есть пропаганда транслирует, что у людей нет причин протестовать. Что без западного влияния эта идея не пришла бы им в голову.

Преувеличивается влияние Запада

Запад — главный организатор протестов в Беларуси, желающий через нашу страну подобраться к России. Таков топовый нарратив манипуляций госмедиа с августа 2020 года по данным мониторинга MediaIQ. С его помощью смещается акцент: внимание уводят от замалчиваемых внутренних причин политического кризиса к внешнему влиянию Запада.

В русле этого нарратива и ярлыки, навешиваемые на бежавших на Запад лидеров протеста: якобы они марионетки, предатели и западные агенты. Но на самом деле это только одно мнение и версия властей, можно ведь посмотреть на ситуацию иначе. С точки зрения оппозиции именно правящие власти нарушили закон фальсификацией выборов и тем самым предали институт правового государства, а оппозиция пытается восстановить законность. Но в госмедиа, как показывает мониторинг MediaIQ, присутствует только одна точка зрения.

Неоднозначен и вопрос, что первично. Возможно, это не оппозиционные политики являются агентами Запада, а Запад используется оппозицией для давления на беларусский режим (тогда как госпропаганда отрицает субъектность беларусской оппозиции, приписывая ей роль марионеток). Аргумент в поддержку этого тезиса — многие оппозиционные политики  призывают западные страны к куда более мощным санкциям, чем те вводят. Причём вводят неохотно и медленно, скорее реагируя не на нарушения прав человека в Беларуси, а на угрозу своим интересам (например, инцидент с самолётом RyanAir как угроза безопасности гражданам ЕС).

Игнорируется субъектность и сознательность людей

Госпропаганда отказывает инакомыслящим в субъектности с помощью ложной дилеммы: либо они управляемые «кукловодами» «овцы», не ведающие, что творят, либо они продажные «враги-предатели», которые действуют осознанно, но из корыстных побуждений, реализуя интересы недоброжелателей Беларуси. Исключен вариант, что люди способны критически мыслить и без корыстных побуждений делать осознанный выбор, противоречащий позициям действующей власти. А демократизация Беларуси может быть совпадающим интересом беларусского народа и властей западных стран.

В этом тексте остановимся на первом тезисе о ведомых «овцах». Здесь есть ещё одна манипуляция: подмена понятий. Сознательный выбор человека поддержать протестное движение подменяется неосознанным подпаданием под влияние западных пропагандистов.

В пользу сознательности протестующих есть несколько аргументов.

Во-первых, негосударственные СМИ и оппозиция существуют в Беларуси давно, однако массовые протестные акции с несколькими сотнями тысяч участников случились лишь в 2020 году. Причём проведенные весной того же года предвыборные праймериз оппозиции не вызвали значимого интереса. То есть люди избирательны: поддерживают одни предложенные инициативы и отвергают другие.

Во-вторых, протестующие в 2020-м ориентировались на призывы крупнейшего протестного телеграм-канала «N…», но не следовали им полностью. Когда там размещались призывы к насилию, протестующие в абсолютном большинстве их игнорировали и не выполняли. То есть люди обладали субъектностью и выбирали только те предложения телеграм-канала «N…», которые отвечали их интересам. Это был выбор, а не слепое следование. Получается, телеграм-канал пытался попасть в волну и направить её, но точно не создал её и не управлял полностью.

Протестный марш в Минске. Фото: news.liga.net

На людей действительно можно влиять: на этом построена индустрия рекламы. Но это влияние нельзя абсолютизировать: это упрощение явления. Люди — не весы, которые можно качнуть в нужную сторону прямо пропорционально объёму вложенных денег. Рекламная кампания, которая строится на такой идее, будет неуспешна. Для успеха же то, что рекламируется, должно отвечать потребностям и свойствам аудитории (для этого маркетологи сначала проводят исследования). То есть реклама — как и пропаганда — может только усиливать или развивать ту потребность или те представления, которые уже явно или неявно существуют. Иначе человек отвергнет навязываемое. «Пропаганда не создаёт новых представлений, она лишь активирует (и заново интерпретирует применительно к контексту текущих событий) слои давно сложившихся стереотипов и спящих предрассудков, образующих несознаваемые пласты национальной культуры, соединяя настоящее с фиктивным и воображаемым прошлым», пишет российский социолог Лев Гудков в книге «Возвратный тоталитаризм».

Люди живут в сложной среде, где на них влияют многие факторы: и многообразные медиа, и социальный круг, и социально-экономическое положение, и многое другое. Нельзя смещать акцент и сводить их все к одному — влиянию коварного Запада. И нельзя отрицать тот факт, что человек способен делать сознательный выбор. Но именно это делает государственная пропаганда.

У людей разная внушаемость: кто-то мыслит более критично, кто-то больше поддаётся влиянию. Госпропаганда продвигает нарратив, что протестующие — особо внушаемые, потому что в основном это инфантильные малолетки, наркоманы, безработные и проститутки. Но если изучить портрет задержанных протестующих по данным ресурса 23-34.net, то картина иная: наиболее частый возраст — 30-34 года (к слову, молодёжью считаются в Беларуси люди до 31 года). Более половины из всех задержанных работают в IT, то есть связаны с интеллектуальным трудом.

Почему госпропаганда сама не способна «кукловодить» внушаемыми «овцами»?

Наряду с протестными телеграм-каналами и негосударственными медиа госСМИ тоже влияют на каждого жителя Беларуси. Если даже он сам не читает их непосредственно, то читает кто-то из его социального окружения. Так нарративы госСМИ распространяются в обществе. По данным социологического исследования Chatham House за ноябрь 2021 года, 19 % опрошенных беларусов доверяли госСМИ.

Если допустить тезис, что у народа нет субъектности и он легко поддаётся на манипуляции, то значит люди так же слепо должны вестись на влияние государственной пропаганды, как и их оппонентов.

Но идея госпропаганды хитрее: народ неоднороден, и сознательные, критически мыслящие люди, «настоящие патриоты» выбирают сторону государства, а «безумные» и «ненастоящие» — протеста. Критерий осознанности людей при этом — не их личные качества, а сам факт выбора, который они делают. Это манипулятивный приём, который в методологии MediaIQ обозначен как «контраст»: «свои» всегда правы, а «чужие» — нет. К тому же здесь есть ложная дилемма: не допускается многообразие мнений, что сознательный человек может выбрать как сторону государства, так и сторону протеста.

Превью видео на ютуб-канале «СБ. Беларусь сегодня» 

Но даже если допустить, что приверженность стороне власти является фильтром, отсеивающим несознательных и бездумных людей, возникает вопрос: почему эти люди, не способные мыслить, поддались влиянию именно Запада, а не государственной идеологии Беларуси? Ведь в Беларуси монополизировано государством телевидение, госидеология пронизывает систему образования, на госпредприятиях есть штатные идеологи… Госаппарат в Беларуси обладает намного большим административным и финансовым ресурсом, чем прозападная оппозиция и негосударственные медиа (даже с учётом того, что негосударственные онлайн-СМИ до 2021 года преобладали в интернете). В русле логики госпропаганды остаётся только предположить, что если протестующие не способны самостоятельно мыслить — то они или «продажные» «предатели», или нонконформисты-«маргиналы», делающие выбор по принципу противопоставления себя обществу. Но насчёт продажности — сложно представить, что Запад мог подкупить и подрядить несколько сотен тысяч протестующих на многократные акции (например, если в одном марше участвовало 150 тысяч человек и каждому дали, предположим, по $20, то на один марш нужно $3 млн). А насчёт нонконформизма и маргинальности — наоборот, протестующие скорее осознают себя большинством (например, об этом мем «Саша 3%»).

Если протестующие так подвержены влиянию, неясно, почему именно госпропаганде не удалось их убедить и занять сторону государства. По данным Chatham House за ноябрь 2021-го, 62 % опрошенных всех жителей Беларуси не доверяли госСМИ, а ещё 18 % затруднялись с ответом. При этом в группе «ядро протеста» недоверие высказали 99 %. В рамках логики госпропаганды остаётся только предположить, что при всём вышеупомянутом преимуществе в ресурсах государственная пропаганда оказалась менее эффективной, чем западная — при этом неясно, почему она не сработала на эту определённую социальную группу. И это не говоря ещё о российской пропаганде, которая также влияет на беларусское медиаполе и общество.

Выводы

Тезис госпропаганды о том, что протестующие — это «овцы» на поводу у «кукловодов», несостоятелен и основан на упрощении, подмене понятий, смещении акцента, ложной дилемме и контрасте. Факты и аргументы выше показывают, что люди не ведомые «овцы», а способны воспринимать разные точки зрения, критически анализировать их и выбирать то, что им больше подходит — в том числе если нечто навязывается им прозападными пропагандистскими телеграм-каналами. Люди могут поддаваться влиянию, но не только Запада и не на сто процентов. Общественное мнение не зависит напрямую от объёма вложенных в пропаганду средств, это более сложная система.

Нестыковки, перлы и «Тиндер» Азарёнка. Как в «Твиттере» шутили про новости и пропаганду в 2021 году

Читайте также:

Как «Твиттер» смеётся над пропагандой о миграционном кризисе

«Похоже, труппу “Купаловского” доберут из пограничников». Твиты о пропаганде

Хорошо 3
Смешно
Грустно
Злюсь
Кошмар
Поделиться:

Смотрите также

Беларусские пропагандисты убеждают, что Лукашенко в 2020-м якобы сохранил страну. В это время их российские коллеги представляют Беларусь как часть России – федеративную республику. Теперь Киев заинтересовался вопросом беларусской легитимной власти.

Аналитика и обзоры

Мнения

Мониторинг СМИ

Тренды

Всячина

Видео

Тесты