«Бабий бунт» и «проститутки»: как беларусская пропаганда боролась с женщинами в политике

Роль женщин в беларусской политике до 2020 года была незаслуженно незаметной. Именно поэтому появление в игре Светланы Тихановской стало для беларусской государственной пропаганды двойным ударом: в патриархатной системе ценностей проигрывать женщине намного тяжелее. Именно поэтому они вместе с официальным беларусским лидером так легко скатились к примитивным выпадам вроде «бабьего бунта» и «проституток».

Поделиться:

«Я вообще против женщин не воюю», – заявил Александр Лукашенко 30 июля 2021 года, выступая перед представителями «президентской вертикали». Он в очередной раз «в первый раз» рассказал свою версию отъезда из Беларуси экс-кандидата в президенты Светланы Тихановской и несколько раз повторился, что не воюет с женщинами.

Даже если бы это было правдой, то это было бы проявлением стереотипов патриархатного общества, где женщине отводится сфера трёх k (Kinder, Küche, Kirche или «дети, кухня, церковь»), а мужчины якобы играют роль рыцарей. Но в реальной жизни, в отличие от рыцарских романов, в «рыцарские времена» женщина играла роль законной воинской добычи. По данным «Весны» по состоянию на 10 августа, среди признанных беларусскими правозащитниками 617 политзаключенных были 73 женщины (около 12%). Достаточно ли это мало, чтобы утверждать, что этого нет совсем?

 

Лукашенко против женщин

Риторически Лукашенко близок к стереотипизированному подходу к социальным ролям, связанным с полом, при котором существует как бы позитивная дискриминация женщин: к ним нужен более деликатный подход, чем к мужчинам, нельзя на женщин возлагать тяжкую ношу. 29 мая 2020 года при посещении МТЗ Лукашенко заявил: «У нас общество не созрело для того, чтобы голосовать за женщину. Потому что у нас по Конституции президент обладает сильной властью». «У нас… президентом будет мужик, я в этом абсолютно убежден», – подчеркнул он.

После сказанного довелось выкручиваться, так как больше половины избирателей в Беларуси женщины, и даже при лояльности к правящему режиму они могли быть недовольны такой постановкой вопроса. 16 июля Лукашенко сообщил, что его «пытаются сейчас с женщинами столкнуть. Помните, я однажды сказал, что в Беларуси пока женщина не может быть президентом. Ряд причин назвал, но выхватили из контекста Конституцию». Он сослался на то, что президент Беларуси по Конституции является еще и верховным главнокомандующим, а значит именно поэтому якобы не женское дело идти в президенты. Но потом перевел дело в шутку: «Если женщина будет претендовать, мы заранее ее отправим в Витебскую бригаду, чтобы она была подготовленной и могла отличить БТР от танка, БМП и так далее».

Скриншот с сайта belta.by

В свою очередь спикер предвыборного штаба Виктора Бабарико Мария Колесникова в интервью российскому деловому изданию The Bell 3 сентября 2020 года заявила: «Если честно, Лукашенко сделал для развития феминизма в Беларуси намного больше, чем все феминистки. Я тоже себя считаю феминисткой, но у него это получилось лучше. Когда он начал произносить всю эту ерунду про женщин, он оскорбил и потерял большую часть своего ядерного электората. Для нас удачно, для него нет».

 

Тихановская как неудобный соперник

Основным соперником Лукашенко на президентских выборах 2020 года была женщина Светлана Тихановская и именно на ее пол как недостаток упирал инкумбент, а госпропаганда сначала игнорировала эту фамилию, а потом активно склоняла, вообще не стесняясь.

Тихановская действительно вступила в кампанию в статусе домохозяйки, признавалась, что любит жарить котлеты, но вот сделала своего рода спонтанную покупку — в последний момент подала документы на регистрацию собственной инициативной группы по выдвижению кандидатом в президенты. «Уменьшать не хотелось бы количество кандидатов. Предлагаю зарегистрировать Тихановскую», — сказала 14 июля глава Центризбиркома Беларуси Лидия Ермошина, и комиссия ее единогласно поддержала, отказав в тот же день в регистрации «кандидатам надежды» Виктору Бабарико и Валерию Цепкало.

Тихановская называла себя техническим кандидатом, прямо увязывала свое выдвижение с тем, что власти отказали в регистрации ее мужу. На момент сбора подписей она фактически не выступала на публике, но после регистрации кандидатом в президенты Тихановская стала символом протестов. На пресс-конференции в штабе Бабарико 17 июля 2020 года Светлана Тихановская, а также Вероника Цепкало и Мария Колесникова заверили журналистов, что договорились от имени штабов своих кандидатов о совместных действиях. Так возник бренд «Три женщины против Лукашенко».

Скриншот с сайта sb.by

Колумнист «СБ. Беларусь сегодня» Андрей Муковозчик 22 июля назвал это «бабий бунт», порекомендовал его сторонникам клеить на себя прокладки и выступил с угрозой: «Вы готовы к тому, что в вашей семье, в вашем доме, в вашем окружении кого-то не станет? Готовьтесь. Могут даже убить, а скорее всего, убьют обязательно – без этого бабий бунт до цветной революции не дорастет. И, скорее всего, убьют свои же: провокация для мятежа – это альфа и омега» (уже после выборов председатель КГБ Валерий Вакульчик заявил 10 августа в эфире ОНТ, что его организация якобы спасла Светлану Тихановскую от убийства, а Лукашенко 9 октября упрекнул оппонентку: «Та гражданка Беларуси и домохозяйка Тихановская сегодня забыла, что президент Беларуси ее спас»).

На объединение же оппозиционных штабов Александр Лукашенко отреагировал 4 августа в послании парламенту и народу: «Нашли этих трех несчастных девчонок, они же не понимают, что они читают, что вы им пишете… Они же не понимают, что говорят и что творят. Но мы же видим, кто за ними стоит».

Отказ в субъектности инакомыслящим – давняя советская традиция. НКВД-КГБ обосновывали действия «врагов народа» тем, что те якобы служили иностранной разведке, а беларусская современная пропаганда ссылалась на иностранных кукловодов. А в данном случае примешивались гендерные стереотипы. В день голосования на встрече с журналистами на избирательном участке Лукашенко сравнил трио Тихановской, Колесниковой и Цепкало с украинской женской поп-группой «ВИА Гра». Пропаганда растиражировала это сравнение.

«Светлана Тихановская, Мария Колесникова, Вероника Цепкало вызвали доверие и отклик у общества. Общество узнало само себя в образе женщины. А патриархальный режим совершил ошибку. Лукашенко говорил, что женщин никто не поддержит, женщины не созданы для политики. Но общество переросло Лукашенко», – прокомментировала события 2020 года в интервью DW беларусский философ Ольга Шпараго, автор книги «У революции женское лицо».

Скриншот с сайта dw.com

Собственно и сама Тихановская первоначально не была чужда гендерным стереотипам. В интервью Би-би-си она сказала: «Вот все говорят: „Куда ты лезешь, это же не в куклы играть“. Я это всё понимаю, и это не моя стихия абсолютно. Но если бы мне пришлось идти дальше, то при существовании команды, которая тебя поддерживает — которая поддерживает женщину, она научится всему. Женщины очень гибкие».

Но тут есть и своя засада для политика-мужчины, который в патриархатном обществе вступает в схватку с конкурентом-женщиной. В его системе координат победа над женщиной не делает чести, а поражение – оно еще более позорно, чем поражение от мужчины, ведь неравенство по гендерному признаку у таких мачо остается в голове даже, если у них хватает ума о нем молчать.

 

И уровень личных оскорблений

«Мы же не можем опуститься на уровень желтизны, простите меня, обзывать всех шлюхами и проститутками! Тех, кто нам не нравится. Мы же не можем до этого уровня дойти», – говорил в послании 4 августа Лукашенко. Однако после начала массовых протестов такое оказалось вполне возможно для государственной пропаганды. На телеканале СТВ 23 мая 2021 года ведущий Григорий Азаренок в одном предложении постарался оскорбить всех оппонентов правящего режима: «Вы представляете, что было бы, если бы они дорвались до власти? Дегенерат Мотолько – мэр Минска. Дегенерат Шрайбман – главный идеолог. А вот за место министра информации поборолись бы проститутка Василиса Кулик, коксовый дегенерат Путило и воплощение деградации – Анна Бонд».

Можно заметить, что конкретно в этом высказывании пропагандист высказался относительно гендерно нейтрально, одинаково оскорбительно вне зависимости от пола. Между тем в провластных чатах «юморили», вслед за Лукашенко переиначивая «протестующих» в «протестунов». Там же про участниц женских маршей протеста появился мем: «Протестутки или проститутки, как правильно-то?».

Протестующие приняли пас и на акциях порой звучали переклички:

«- Так, наркоманы здесь?!

— Здесь!!! – громогласно ответила многотысячная толпа.

— Алкоголики здесь?!

— Здесь!!!- скандировала толпа.

— Безработные здесь?!

— Здесь! – отвечали все люди.

— Проститутки здесь?!

— Здесь! – ответили на этот раз лишь женщины, после чего сквозь все шествие волной прокатился громогласный хохот».

 

Павлюк Быковский

 

Хорошо
Смешно
Грустно
Злюсь
Кошмар
Поделиться:

Смотрите также

После начала войны в Украине русский стал восприниматься как язык агрессора, захватчика. На этом фоне и без того непростой языковой вопрос в преимущественно русскоговорящей Беларуси обострился. Идея, что все беларусы могут по щелчку перейти на беларусский язык, выглядит утопичной.

Аналитика и обзоры

Мнения

Мониторинг СМИ

Тренды

Всячина

Видео

Тесты