«Власти Беларуси развернули настоящие репрессии против журналистов…» Негосударственные российские СМИ. Часть 3. «Эхо Москвы». «Медуза»

В российском информационном пространстве кроме государственных СМИ присутствуют и негосударственные. Они, как и государственные, не могли обойти тему Беларуси и ситуацию после августовских выборов. Нашей целью было отследить, какие существуют отличия и особенности в подаче информации и в транслируемых нарративах у государственных и негосударственных российских СМИ.

Поделиться:

Особое внимание уделялось основным нарративам, внедряемым в инфополе государственными СМИ, и прежде всего:

  • слабость и неэффективность беларусской власти и ее неспособность справится с ситуацией в стране самостоятельно;
  • страны Запада как дестабилизирующий фактор в развитии беларусского кризиса, а Россия как стабилизирующий;
  • в Беларуси необходима быстрая конституционная реформа для транзита власти;
  • «образ врага» — недружественная позиция условного Запада по отношению к Беларуси и России;
  • действия оппозиции деструктивны и влекут за собой негативные последствия для страны.

Учитывая большой объем информации и различные акценты в редакционной политике негосударственных СМИ, продолжаем рассматривать их отдельными блоками:

  • телеканал «Дождь»
  • «Коммерсантъ»
  • «Эхо Москвы».

Как российские независимые СМИ рассказывают о ситуации в Беларуси. Часть 1. Телеканал  «Дождь»

Этот текст посвящен особенностям редакционной политики и подачи информации на «Эхо Москвы» и «Медузе». Ресурс «Эхо Москвы» на 66% является собственностью холдинга «Газпром Медиа», то есть собственностью дочерней компании российского государственного монополиста ПАО «Газпром». «Медуза» — собственность бывшего редактора Ленты.ру, которая не раскрывает инвесторов проекта.

«Эхо Москвы» использует более грубые методы, транслируя свои нарративы, чем например «Дождь». Для манипуляции общественным мнением активно используются: перенос с частного на общее, формулирование бездоказательных выводов, которые презентуются не как свое мнение, а как факт, навязывание своего видения ситуации, риторические вопросы, бездоказательные выводы, манипулятивная риторика. 

 

«Эхо Москвы» о беларусских силовиках  

Своеобразной квинтэссенцией тезисов ресурса являются эфиры с политологом Станиславом Белковским и Дмитрием Болкунцом, который позиционируется как политолог и эксперт по Беларуси. 

Во время своей еженедельной передачи «Время Белковского» политолог  сформулировал тезис нелигитимности беларусской власти и отсутствие у нее безусловной поддержки даже в среде силовиков. Белковский рассуждает: «возникают утечки из круга беларусских силовиков, из последней точки опоры». Он ссылается на запись «представителей силовых структур, сделанной еще в августе, при появлении Лукашенко с автоматом в разгар протестов» и эмоционально уточняет: «он выходил на такую странную пиар акцию, вполне закономерную с точки зрения его психологического состояния… с сыном Николаем».

Особенно интересен вывод, сделанный Белковским: «опубликованы записи разговоров омоновцев, из которых вытекает, что они весьма саркастически относятся к такому поведению своего правителя и уж точно не могут считаться образцами преданности…  не хотят видеть эти фокусы и в общем близки к тому, чтобы перестать полностью поддерживать своего диктатора, приказы которого они выполняют сквозь зубы».  Белковский уверяет,что «важен сам факт их утечки и публикации – это значит, что утечки идут непосредственно из беларусских спецслужб, которые готовятся к уходу Александра Лукашенко…». 

 

О власти, попытках ее сохранить и роли России

«Эхо Москвы» в эфире Белковского озвучивает план Лукашенко, «как он останется у власти, через всебеларуское собрание… формально покинет пост президента, но возглавит это собрание». Отмечается, что он выбирает «путь восточного деспота», забывая, что «находится в небольшой, компактной европейской стране». «Эхо» убеждает свою аудиторию, что «в Кремле не довольны Александром Григорьевичем и не хотят, чтобы он оставался у власти в 2021 году, а хотят, чтобы он ускорил конституционную реформу и передал власть кому-нибудь другому, в том числе человеку вполне лояльному Москве», называются предельные сроки нахождения у власти и делаются предположения о характере возможной альтернативы. В рассуждениях о транзите власти Белковский замечает: «Александр Лукашенко, с одной стороны, всегда отталкивался от образа Януковича, а с другой стороны,… Лукашенко видимо придется что-то такое совершать». Снова называются сроки и характеристики возможных преемников: «если он не хочет бежать в 21 году, значит, ему надо передать власть по-человечески, но при этом, естественно, Кремль не хочет, чтобы президентом стали прямые представители США, Польши и Литвы»,  и делаются определенные предположения, что в силу  зависимости от Запада, «Путин не хочет Светлану Тихановскую президентом, даже переходным». Белковский уверен, что Путин видит Россию полноценным участником любых переговоров по Беларуси, и замечает, что «Путин хочет, чтобы Евросоюз, включая Польшу и Литву, договорился с ним о неком совместном сценарии транзита власти в Беларуси». Белковский уверяет свою аудиторию, что «Россия даст… Лукашенко единственно правильный сигнал – 2021 должен стать для него последним годом пребывания у власти», и в этом случае «России… придется гарантировать безопасность Лукашенко после его ухода», потому, что «кто вообще в этом мире сегодня в состоянии гарантировать безопасность лицу, на которое сильно рассержены США». 

«Эхо» предлагает своей аудитории и позицию Болкунца, который уверен, что Лукашенко «пытается вырулить… пытается показать, что он действительно все контролирует, он хочет эмитировать некий диалог». Он предполагает, что, «видимо Александр Лукашенко дал некое обязательство Кремлю усадить за круглый стол всех своих соперников… Путин призвал всех беларусских оппозиционеров сесть за круглый стол». С учетом того, что «к диалогу Лукашенко не готов, как можно вести диалог с человеком, который призывает отрубать руки протестующим… он тянет время… пытается переиграть», и тут в качестве эрзаца переговоров появляется освобожденный из СИЗО КГБ Воскресенский, «который… рупор КГБ Беларуси или власти официальной». Болкунец также определяет сроки  транзита власти Лукашенко, который «выходит на референдум… где-то в апреле», и считает, что  «у него получается справляться с ситуацией, время на него играет… люди устают ходить туда-сюда по улицам и городам».

 

О народе, протестах и репрессиях

Болкунец в эфире заявляет, что принимает решения не власть и не оппозиция, а «мудрый народ», при этом «общество достигло определенного самосознания в Беларуси… поэтому протесты будут затянуты». Он уверенно утверждает, что Лукашенко «превзошел Адольфа Гитлера по количеству арестованных на душу населения» и «использует свой традиционный инструмент – репрессии». Эксперт считает, что без репрессий «Лукашенко не способен будет удерживать ситуацию» и поэтому предсказуемо будет «увольнять с предприятий, выгонять студентов из учебных заведений, арестовывать тех, кто не согласен, держать в тюрьме тех, кто пытается дискутировать».   Беларусская власть предпринимает «попытку запугать» и применяет такой принцип — «чем меньше выходит, тем больше будет арестованных, потому что слабых можно бить». 

«Эхо Москвы» для своей аудитории демонстрирует такую расстановку сил и позиций в Беларуси:

  • народ, «который выступает за свои права, за свои свободы и борется за будущее Беларуси» 
  • беларусская власть и Лукашенко с «большим запасом прочности»
  • оппозиция, которая «не имеет формального лидера» либо они находятся «в СИЗО или за границей».

 

«Медуза» о коронавирусе, «сливах» и беларусской власти

Информационный ресурс «Медуза» избирательно подходит к выбору тем по Беларуси, отсекая те, которые по их мнению войдут в диссонанс с редакционной политикой по другим регионам. Особое внимание уделяется протестам и репрессиям беларусской власти против отдельных групп, выделенных  по профессиональному и позиционному признаку. 

«Медуза» подробно информирует свою аудиторию об «аудиозаписи телефонного разговора мужчины и женщины», которая появилась на «оппозиционном телеграм-канале (…), который власти… признали экстремистским». Утверждается, что «женский голос… принадлежит Наталье Эйсмонт, пресс-секретарю Александра Лукашенко, а мужской — Николаю Латышёнку, помощнику Лукашенко по общим вопросам». Собеседники упоминают невозможность «связаться… по другой связи», потому что «быстро интернет отключили», и обсуждают плохое самочувствие собеседницы, которая считает, что у нее «вот это, (вероятно, речь идет о коронавирусе)».

На вопрос собеседника, где могла заразится, Эйсмонт предполагает, что «на совещании по внешней политике», где она сидела рядом с «Игорем Петровичем (вероятно, речь идет о главе администрации президента Беларуси Игоря Сергеенко), которому Лукашенко поручил явиться на совещание и которого позднее подключили к ИВЛ», подчеркивается, что у «Игоря Петровича» маска «была, он ее даже из кармана достал и показал», но «он ее просто назад в карман положил… может, забыл или просто не захотел». Собеседники обсуждают, что пресс-секретарь Лукашенко «делала прививку от коронавируса (российский «Спутник»), но анализ показал у нее низкий уровень антител». При этом она говорит, что в «администрации президента по месяцам люди болеют». «Медуза» рассказывает, что беларусское «государство — ковид-диссидент», и цитирует заявление Лукашенко: «я этот коронавирус называю не иначе как психозом и от этого никогда не откажусь… это очередной…  психоз, который кому-то будет на руку, а кому-то и во вред».

«Медуза» сюжет посвятила беседам Эйсмонт и Баскова, в которых они «обсуждают, как поедут срезать бело-красно-белые ленточки во дворах Минска». Планируется взять с собой «на прогулку» еще «10 человек — в том числе главного тренера белорусской хоккейной сборной Михаила Захарова и чемпиона мира по тайскому боксу и кикбоксингу Дмитрия Шакуту». Собеседники обсуждают, «куда будут паковать» задержанных протестующих, «аэрозольчики» и «палочки», которые возьмут с собой (вероятно, речь идет о слезоточивом газе и дубинках)». «Медуза» предполагает, что во время одного из таких «рейдов» напали на «Романа Бондаренко— жителя Минска, погибшего после конфликта из-за бело-красно-белых ленточек». Цитируется Лукашенко, который вынужден был отреагировать на слив: «не время, потерпите немножко, на следующей неделе все расскажем», однако, как утверждается, в дальнейшем никаких комментариев не последовало. 

О репрессиях и журналистах

«Медуза» очень подробно и эмоционально информирует свою аудиторию о репрессиях со стороны беларусской власти в отношении отдельных групп, прежде всего журналистов и медиков. Утверждается, что «власти Беларуси развернули настоящие репрессии против журналистов — в них прицельно стреляют, за ними охотятся, их отправляют в тюрьмы». «Медуза» перечисляет: «на девятерых… уже завели уголовные дела за то, что они освещали протесты в стране осенью 2020 года… им грозит лишение свободы на срок до трех лет,   сотни сотрудников СМИ были задержаны, десятки подверглись административным арестам или были избиты». Обращается внимание на особое отношение к журналистам со стороны силовиков: «удостоверения или жилетки с надписью «пресса» больше не работают — точнее, работают ровно наоборот, привлекая внимание силовиков: в сотрудников СМИ начали прицельно стрелять». Подчеркивается, что ситуация, которая сложилась после выборов, беспрецедентна: «еще не было такого массового преследования журналистов», на них «фактически сейчас… объявлена настоящая охота». «Медуза» делает вывод, что «фактически сейчас работа журналиста в Беларуси выведена за рамки правого поля».

Особое внимание вызвало задержание сотрудников «Пресс-клуба» — площадки для журналистов, которая организует профессиональные семинары и тренинги, приглашает иностранных журналистов на мастер-классы в Минск, рассказывает о грантах на журналистские проекты». В нескольких сюжетах «Медуза» рассказывает, что «по делу «Пресс-клуба» проходят шесть человек, сама организация считает дело политически мотивированным», среди задержанных «создательница площадки Юлия Слуцкая, программный директор Алла Шарко, финансовый директор Сергей Ольшевский, оператор Петр Слуцкий, Ксения Луцкина и программный директор «Академии „Пресс-клуба“», гражданин России Сергей Якупов». Ресурс информирует, что «все фигуранты дела находятся под стражей» и по неофициальной информации «Юлию Слуцкую подозревают в уклонении от налогов в особо крупном размере, а остальные проходят по делу как ее соучастники». Подчеркивается, что в свою очередь, «Пресс-клуб» заявил, что его команда «пять лет открыто работала, не пряча скелеты в шкафу».

«Медуза» дотошно перечисляет случаи и факты преследования журналистов «во время президентских выборов 9 августа и последовавших за ними протестов», когда «сотни сотрудников белорусских медиа были задержаны, десятки подверглись административному аресту или были избиты, 15 стали фигурантами уголовных дел, из них девять находятся под стражей». Уточняется, что «задерживали сотрудников не только местных, но и иностранных медиа, в том числе российских… среди них были сотрудники РИА Новости, «Дождя», Znak.com, Daily Storm, «МБХ медиа», проекта WarGonzo, шеф-редактор интернет-проектов «Ельцин-центра» Марина Петрушко и спецкор «Медузы» Максим Солопов». 

«Медуза» замечает, что не только журналисты, но и медики подверглись преследованиям со стороны беларусской власти. Точных данных о количестве пострадавших нет, но называются цифры: «минимум 15 человек были уволены по политическим причинам — среди них ректоры медицинских университетов, преподаватели БГМУ, врачи и медсестры», «не меньше 20 медиков прямо сейчас отбывают административный арест, а больше 150 получили штрафы за все время протестов». Упоминается и акция солидарности под названием «Ноль промилле», призванная поддержать врача-анестезиолога минской больницы скорой медицинской помощи (БСМП) Артема Сорокина и журналистку Tut.by Катерину Борисевич, которых «обвиняют в разглашении врачебной тайны, повлекшем тяжкие последствия».

 

О поддержке России

«Медуза» не обошла вниманием вопрос  поддержки Россией беларусской власти, но в отличии от большинства российских СМИ речь идет в основном о финансовой составляющей. Ресурс информирует свою аудиторию, что «правительство России одобрило проект соглашения о предоставлении Беларуси кредита на сумму миллиард долларов… Москва предоставит Минску кредит двумя траншами по 500 миллионов долларов в 2020 и 2021 годах» и еще 500 миллионов долларов Беларусь получит «от Евразийского фонда стабилизации и развития». Уточняется, что «кредит от ЕФСР Минск получил в октябре» и выплатил из него «Газпрому» 200 миллионов долларов».

«Жесткие действия силовиков». Негосударственные российские СМИ. Часть 2. Коммерсантъ

Выводы

В отличие от государственных СМИ, риторику анализируемых ресурсов можно воспринимать как проявление позиции с определёнными симпатиями к протестующим. Есть обсуждение репрессий, есть разговор об ошибках власти, применении избыточного насилия, проигрыш информационного противостояния и давление на свободу слова. Набор тезисов направлен на делигитимацию беларусских властных институтов, не столько личности Лукашенко, сколько институций — «власть не способна реагировать на кризис».

Но при этом:

  • признаётся, что Лукашенко — президент страны, который имеет право принимать решения как в области внутренней, так и внешней политики. Не ставятся под сомнение легитимность и легальность контактов с российскими политиками, представителями политических элит других государств, заключение договоров и так далее;
  • подчёркивается статус России как безусловного участника любых переговоров о политическом урегулировании в Беларуси;
  • не ведется работа на легитимизацию оппонентов Лукашенко. Даётся информация об их безуспешных попытках контактов с российскими элитами и определении сроков, механизмов транзита власти в соответствии с интересами Кремля;
  • идёт чёткое и очень резкое разделение на «власть, делающую ошибки», «оппозицию, находящуюся под влиянием Запада либо скатывающуюся в маргинес» и «братский беларуский народ». Последний выставляется как субъект процессов и как фактор, дающий в будущем возможность объяснить вмешательство в дела Беларуси на любой стороне противостояния: как на стороне власти (народ так решил) так и против власти (власть пошла против народа).

В отношении Беларуси и её граждан используются эмоциональные понятия и посылы, как, например  соседи, друзья, помощь, поддержка, братский народ, мы друг от друга никуда не денемся…

Специфика информационной подачи «Эха Москвы» – настойчивое определение сроков, прописывание сценариев транзита власти, в результате которого теряют позиции как Лукашенко, так и оппозиция. Ключевая роль определения будущего отводится «народу», который неплохо относится к России. Это позволяет продвигать тезис о безусловном участии РФ в любых переговорах по Беларуси.

«Медуза» к освещению беларусской тематики подходит более избирательно как по тезисам, так и по поводам для упоминания. Акценты делаются на акциях протеста, репрессиях, санкциях, при этом игнорируются вопросы АЭС, визитов Лаврова, Нарышкина в Минск. Выбираются только те «беларусские» темы, которые, по мнению редакции, не войдут в диссонанс с редакционной политикой по другим регионам.  Сегрегация присутствует даже при освещении протестов и репрессий — в качестве «героев» выбираются представители отдельных социальных либо профессиональных групп. Среди приоритетов — журналисты и медики. 

При этом, в отличие от «Эха Москвы», СМИ, подконтрольных Алишеру Усманову, журналисты «Медуза» называют Лукашенко просто «Александр Лукашенко», опуская слово президент и при этом последовательно не затрагивают вопрос его легитимности. 

Таким образом, можно констатировать, что российские  негосударственные СМИ при своей формально лояльной к протестам риторике, находятся в том же тезисном поле, что и государственные медиа. И реализуют сходные задачи — делегитимация беларусских государственных институтов, продвижение тезиса о безальтернативности российского вектора внешней политики, дискурс о выходе из кризиса, который может обеспечить пророссийский руководитель страны. Единственное различие — целевые группы. Государственные СМИ работают в РФ (и за её пределами) на патерналистски настроенного гражданина, поддерживающего власть. Негосударственные — на условных российских «оппозиционеров», и, что ещё более важно, на граждан Беларуси (как и других постсоветских стран), тяготеющих к демократии.

Если российские государственные СМИ пытаются вложить в голову зрителя готовые выводы, то негосударственные  формируют  чёткие рамки, в которых каждый зритель якобы сам их сделает.

 

Ольга Харламова

Хорошо
Смешно
Грустно
Злюсь
Кошмар
Поделиться:

Смотрите также

После начала войны в Украине русский стал восприниматься как язык агрессора, захватчика. На этом фоне и без того непростой языковой вопрос в преимущественно русскоговорящей Беларуси обострился. Идея, что все беларусы могут по щелчку перейти на беларусский язык, выглядит утопичной.

Аналитика и обзоры

Мнения

Мониторинг СМИ

Тренды

Всячина

Видео

Тесты